В других СМИ
Загрузка...
Военные разведчики не любят «светить» лицом.

Военная разведка: повергнуть врага без сражения

Военные разведчики очень не любят о себе рассказывать. Ещё больше не любят «светить» лицом. Даже в свой профессиональный праздник - 5 ноября. Именно по этой причине полковник в отставке Виктор Володин, прослуживший в различных структурах ГРУ почти два десятилетия, прежде чем отвечать на вопросы корреспондента еженедельника «Звезда», попросил соблюсти два условия: первое, не фотографировать его; второе, вместо настоящей фамилии использовать один из служебных псевдонимов прошлого
05 ноября 2019, 06:08
Реклама
Военная разведка: повергнуть врага без сражения
© flickr.com
Военные разведчики не любят «светить» лицом.

«Информация о настроениях крымского населения и о настроении украинских военнослужащих легла на стол кому нужно и в нужное время»

- Виктор Владимирович, к чему такая секретность? Чтобы вас не «вычислили»? Или потому, что бывших разведчиков не бывает?

- Этот штамп был придуман журналистами и его можно пристегнуть к любой профессии. Тех, кто закончил службу в органах военной разведки, обычно не привлекают (за редчайшим исключением) к выполнению каких-то задач в интересах ведомства. Но даже в отставке человек может выполнять какие-то другие задачи или находиться под легендой, поэтому любая публичность, хоть бывшему, хоть действующему военному разведчику - абсолютно ни к чему.

- Поколение «телесериалов» считает, что основная задача военной разведки сводится к работе спецподразделений, которые «заточены» на различные диверсии в тылу врага, на устранение шпионов и т.д.  Насколько это соответствует действительности?

- Процентов на восемь-десять, не более. То есть, примерно такая доля отводится деятельности спецподразделений военной разведки. Подавляющая же часть сотрудников занята совершенно другой работой: радиоэлектронной разведкой, кодированием и раскодированием шифродокументов, сбором и подготовкой информации… Именно последнее, кстати, и послужило толчком к тому, что 101 год назад была создана структура, ставшая прообразом нынешней военной разведки.

Справка

 День военного разведчика как государственный профессиональный праздник отмечается в нашей стране ежегодно 5 ноября, начиная с  2006 года. Именно в этот день в 1918 году в Петрограде в составе Полевого штаба Реввоенсовета Советской Республики было образовано Регистрационное управление для координации усилий всех разведывательных органов Красной Армии.

А почему важнее именно эта работа. Ещё в древние времена китайский стратег и мыслитель Сунь-цзы писал в своём трактате о военном искусстве: «Одержать сто побед в ста битвах - это не вершина воинского искусства. Повергнуть врага без сражения - вот вершина». А сделать подобное без военной разведки, особенно в нынешнее время, невозможно в принципе. Ярчайшее подтверждение тому - события Крымской весны 2014 года, когда полуостров был возращён в состав России без единого выстрела и кровопролития. Не хочу сказать, что заслуга в этом целиком принадлежит военным разведчикам, но тот факт, что объективная информация о настроениях местного населения и об отношении украинских военнослужащих, дислоцированных на тот момент в Крыму, ко всем происходящим событиям легла на стол кому нужно и в нужное время - может отрицать только глупец.

И наш Верховный главнокомандующий Владимир Путин в документальном фильме о возвращении Крыма в состав России откровенно об этом рассказал. Если бы он точно не знал, что подавляющее число крымчан не проголосуют «за», никогда бы не принял решение о проведении референдума. И все сегодняшние действия нашей страны в отношении событий на Украине, в непризнанных ДНР и ЛНР, в Сирийской Арабской Республике опираются на подробнейший мониторинг ситуации на местах.

Для принятия единственно правильного решения нужен всеобъемлющий анализ ситуации, под которой понимается не только состояние экономики и боевой потенциал противоборствующей стороны, но и сознание, и настроение масс. Согласитесь, чтобы провести подобный мониторинг, находясь за пределами своей страны в условиях, нередко сопряжённых с риском не только для служебной карьеры, нужно обладать целым рядом определённых качеств. И очень прав был Сунь-цзы, говоря, что искусство полководца любого уровня заключается не в том, чтобы победить противника в открытом бою, а расстроить его порядки и потенциал до ввязывания в этот самый бой…

«Подразделения военной разведки относятся к частям постоянной боевой готовности»

- Но он говорил это применительно к условиям военного времени, а насколько его слова актуальны в мирных условиях?

- Всё, что делали и делают военные разведчики, где бы они не находились, всегда приравнивалось и будет приравниваться к условиям боевого времени. Выражаясь языком более понятным, подразделения военной разведки относятся к частям постоянной боевой готовности. Даже находясь под легендой и ведя абсолютно мирный образ жизни, военный разведчик выполняет боевую задачу. Узнать о намерениях потенциального противника и своевременно донести нужную информацию до своего руководства - это дорогого стоит. И я абсолютно убеждён: если бы на информацию о готовящейся войне в 1941 году тогдашнее руководство СССР среагировало адекватно, более 26 миллионов погибших с нашей стороны точно бы не было.

«Британские спецслужбы историю не читали и не знают»

- Евросоюз ещё на год продлил санкции против нашей страны за, якобы, отравление Скрипалей. Где здесь правда, а где вымысел, в чём абсурдность претензий к России, в частности, к сотрудникам нашего военного разведуправления?

- Вся эта акция была исполнена столь топорно, что, если бы к ней имели отношение сотрудники ГРУ, как это было официально заявлено властями Великобритании, военную разведку нашей страны следовало бы расформировать. Так профессионалы не работают и не «светятся» столь откровенно, как это привязали к двум первым попавшимся мужикам из России, которые оказались на свою беду в Солсбери - это первое. Второе. Скрипаль для нашей страны, равно как и для Великобритании, давно отработанный материал. Но если для нас Скрипаль - пустое место, для английских спецслужб он оказался великолепным шансом, чтобы в последний раз использовать этот материал против России. И даже несмотря на то что они этим шансом воспользоваться толком не смогли, своей цели добились.

Ну и третье. На мой взгляд - главное. А кто, кроме госпожи Мэй, которая была очень обеспокоена собственным реноме на фоне всех её неудач во внутренней и внешней политике, сказал, что отравление вообще было? И почему никто не задался вопросом, что эта деза по указанию первого лица вполне могла быть специально разработана английскими спецслужбами? Чтобы: а) отвлечь внимание от внутренних проблем в своей стране и б) лишний раз ущипнуть Россию.

Не знаю, проходили ли коллеги из МИ-5 и МИ-6 (военная разведка Великобритании. -  Авт.) во время учёбы на своих спецкурсах исторические эпизоды, которые легли в основу некоторых постулатов современной жизнедеятельности, но я, например, помню из нашей академической программы про событие, случившееся в XVII веке в одном из английских графств. Оно вошло в историю под названием «Кэмпденское чудо» и породило очень известное нынче выражение - «нет тела, нет дела». К случившемуся в городке Солсбери оно подходит почти идеально. Никто достоверно не знает, кого травили, травили ли вообще; никто не представил ни единого доказательства, подтверждающего чью-либо вину; никто, в конце концов, не видел самих Скрипалей и не пообщался с ними после этого. Но шумиха получилась на весь мир. Классический пример смеси абсурда и непрофессионализма в одном флаконе. Увы, но грязные политические игры, всегда были за гранью нормального понимания.  

«И в условиях войны, и в мирное время деятельность военного разведчика ценна той информацией, благодаря которой удаётся вскрыть намерения противоборствующей стороны»

- Многие СМИ не один раз уже говорили, что такой организации как ГРУ (Главное разведывательное управление) в структуре Минобороны сегодня не существует…

- Но это совсем не значит, что военная разведка прекратила своё существование, а задачи, которые решало ГРУ, растворились. Есть целый ряд других подразделений и структур, которые прикомандированы или временно переподчинены другим управлениям и которые продолжают работать как прежде. А как называются эти структуры - Главное управление связи, Войска радиационной, химической и биологической защиты или как-то ещё - не суть важно.

Думаю, не открою большой военной тайны, если скажу, что существует немало и гражданских организаций, где военные разведчики прекрасно работают наравне с коллегами по трудовому цеху, одновременно при этом выполняя обязанности в интересах родного ведомства. И пусть ваши читатели и все сомневающиеся успокоятся: Управление, которое всю эту работу координирует и направляет, и существует, и здравствует.         

- Где готовят специалистов для работы в органах военной разведки?  

- В обычных высших учебных заведениях. И не обязательно военных. Но прежде чем человек будет направлен на курсы доподготовки (основная кузница кадров военной разведки), он должен пройти соответствующий отбор на предмет своей профпригодности. А чтобы попасть в число избранных, нужно выдержать не только собеседование, как при приёме на работу, но и соответствовать целому ряду требований. К примеру, человек без музыкального слуха никогда не сможет (проверено практикой) в совершенстве овладеть арабским языком. Но если по всем остальным параметрам он подходит, его поставят на другое направление, где он принесёт пользы больше. Я, например, знаком с генералом, который закончив в молодые годы музыкальную консерваторию, стал блестящим профессионалом в нашем деле. Результативнее его по вербовке иностранных агентов в истории современной военной разведки не было никого.

- Когда представляют к госнаграде, обязательно описывают, в каких условиях, за что, как действовал и каков итог действий. Это «обязаловка» на многие военные времена. «Армейский разведчик, во время войны трижды перешёл линию фронта, захватил двух языков…» - здесь всё понятно. А как описывается подвиг военного разведчика в мирное время, чья полезность, на первый взгляд, не видна. Что является критерием его деятельности?

- И в условиях войны, и в мирное время деятельность военного разведчика, в первую очередь, ценна той информацией, благодаря которой удаётся вскрыть намерения противоборствующей стороны. В результате чего, мы не допускаем или заставляем эту самую сторону отменить те мероприятия, к которым они готовились. В отношении других направлений работы существуют свои критерии. Но при любом раскладе, заключение о полезности тех или иных действий, в зависимости от уровня поставленной задачи, принимается строго по вертикали, вплоть до Верховного главнокомандующего.     

Думаю, что лучше любых разъяснений здесь будет конкретный пример. Генерал-полковник Игорь Дмитриевич Сергун, руководивший ГРУ свыше пяти лет, стал Героем Российской Федерации и был удостоен нескольких госнаград за конкретные эпизоды. В частности, он непосредственно участвовал в планировании и осуществлении операции по обеспечению безопасности референдума жителей Крыма. Под его управлением разрабатывалась на начальном этапе и военно-воздушная операция российских лётчиков в Сирии. Эффективность работы И.Д. Сергуна была одобрена на самом высоком государственном уровне.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама