В других СМИ
Загрузка...
Николай Второй: «Ни пяди земли…»
© Фото из архива
Американская открытка посвященная подписанию Портсмутского мира.

Николай Второй: «Ни пяди земли…»

5 сентября 1905 года в американском Портсмуте был подписан договор, завершивший русско-японскую войну
12 октября 2019, 06:14
Реклама
Николай Второй: «Ни пяди земли…»
© Фото из архива
Американская открытка посвященная подписанию Портсмутского мира.

Российскую делегацию возглавлял Сергей Витте, и ему нередко приписывают сравнительный успех переговоров. В самом деле, японская сторона требовала огромную контрибуцию, примерно равную годовому доходу нашего госбюджета, а также весь Сахалин. Россия контрибуцию не заплатила и сохранила половину Сахалина.

Государственная измена Витте

Нередко это достижение ставят в заслугу умелой дипломатии Витте, твёрдо и последовательно отстаивавшего интересы России. Однако опубликованные документы относительно хода переговоров опровергают данное мнение. Более того, они показывают, что именно Витте неоднократно запрашивал разрешение Петербурга отдать весь Сахалин и выплатить контрибуцию.

Витте начал зондаж руководства России: сначала осторожно, а в дальнейшем его попытки действовать в прояпонском ключе усиливались день ото дня.

Вот выписка из телеграммы Витте в МИД России от 4 августа 1905 года (телеграммы Витте цитируются по Глушков В. В., Черевко К. Е. Русско-японская война 1904–1905 гг. в документах внешнеполитического ведомства России: факты и комментарии):

«В Америке… что касается Сахалина, то, по-видимому, обще­ственное мнение склонно признавать, что раз мы имели не­счастье потерять Сахалин и он, фактически, в руках японцев, то Япония имеет право на извлечение из этого факта соответствующей выгоды, и что Японии трудно будет отказаться от того, что приобретено успехами её флота…»

Если эти строки ещё можно интерпретировать как информирование Петербурга относительно настроения американской общественности, то следующие два документа от 5 августа 1905 года не оставляют сомнений в том, какую идею Витте стремился воплотить в жизнь на переговорах:

«…Японцы ранее нас имели некоторые права собственности на Сахалин… Сахалин - в руках японцев, и я не вижу возможности, по крайней мере в ближайшие десятилетия, его отобрать».

«По нашему мнению, было бы удобно отдать весь Сахалин…»

С.Ю.Витте

Глава МИД Ламздорф представил телеграммы Витте председателю Комитета государственной обороны Великому князю Николаю Николаевичу и трём министрам (морскому, военному, финансов). Их решение: считать требования японцев неприемлемыми.

В свою очередь, позиция Императора Николая II была однозначна, он запретил идти на уступки:

«Ввиду резолюции государя на моей телеграмме [«Сказано было - ни пяди земли…»]… считаю, что дальнейшие переговоры будут совершенно бесполезны…»

Из телеграммы Витте от 6 августа

После столь ясной инструкции, логично ожидать, что Витте прекратит лоббировать интересы Японии. Как бы не так!

Вот его очередная телеграмма в МИД:

«…Нельзя отвергать и уступку Сахалина, и возвращение военных расходов».

Здесь мы видим не только намерение графа Витте отдать весь Сахалин, но ещё и заплатить японцам контрибуцию.

На это вновь последовал отказ царя. «Его Императорское Величество не изволил согласиться на сделанные Японией предложения», - пишет Витте, но продолжает настаивать на уступках. Вот его телеграмма в МИД от 10 августа 1905 года:

«Если бы мы категорически отказались от уплаты военного вознаграждения, за исключением уплаты за военнопленных, но приняли бы во внимание фактическое положение дела относительно Сахалина, то тогда, в случае отказа Японии - что, по моему мнению, представляется почти несомненным - мы останемся правы в глазах общественного мнения».

Поразительно, но для него мнение американской общественности оказывается важнее интересов своей страны!

Обескровленная Япония не могла продолжать войну

Между тем, Япония оказалась в конце войны в тяжёлой ситуации. Во время переговоров состоялось собрание представителей высшей власти. Присутствовали император, гэнро - старейшины-государственные деятели, представители кабинета и высшие военные чины Японии.

Справка

В Императорской Японии титул «гэнро» носили 9 высших правителей, обладавших полуофициальным статусом советников при микадо в эпохи Мэйдзи, Тайсё и Сёва. Семейства, входящие в эту категорию, признаются японцами как основатели современного государства.

Военный министр Тэраути тогда заявил, что война не может больше продолжаться, поскольку не хватает офицеров. Министр финансов Соне сообщил, что продолжать войну невозможно, потому что на это нет денег, его поддержали другие участники заседания. Глава штаба армии Ямагата сказал, что единственный выход - это заключение мира. Общий вывод заседания: Японии необходим мир.

Считаю уместным процитировать здесь профессора Сюмпэя Окамото («Японская олигархия в Русско-японской войне»):

«Очевидно, что военные перспективы Японии были безотрадными. На тот момент армия России была в три раза сильнее японской. В то время как японская армия управлялась в основном офицерами запаса, так как большинство кадровых офицеров было убито или ранено, российская армия в основном состояла из первоклассных военных, недавно прибывших из Европы».

C самого начала Япония сделала ставку на блицкриг, то есть быструю победу, пока Россия не подтянет основные силы к Маньчжурии. Серьёзную поддержку японцы получили от США и Британии. Причём иностранными займами Япония покрыла 40% своих военных расходов. Но, как ни старались Япония и её временные друзья, а разбить русскую армию им так и не удалось. Последнее крупное сражение (Мукденское) оказалось для Японии пирровой победой. По сути Окамото именно так и оценивает его итог:

«Битва была жестокой, она окончилась 10 марта победой Японии. Но это была крайне неуверенная победа, так как потери Японии достигли 72.008 человек. Российские войска отступили на север, “сохраняя порядок”, и начали готовиться к наступлению, в то время как подкрепления к ним всё прибывали.

В императорском штабе становилось ясно, что военная мощь России была сильно недооценена и что в Северной Маньчжурии может оказаться до миллиона русских солдат. Финансовые возможности России также далеко превосходили подсчёты Японии… После “просчитанного отступления” российские силы восполнили свою военную мощь на маньчжурской границе».

Внутренний враг - худший враг России 

В истории России были войны, поначалу складывавшиеся неудачно, но, в конечном счёте, оканчивавшиеся нашей победой. Пример 1812 года - тому доказательство и далеко не единственное. Так и война с Японией могла закончиться в нашу пользу. Однако внутри Империи государственные преступники развернули террористическую войну.

Порой говорят, что якобы поражения на фронтах стали одной из причин «революции 1905 года», однако она началась ещё до Мукдена, за четыре месяца до Цусимы и за семь месяцев до подписания мирного договора.

Более того, уже осенью 1904 года в Париже состоялась конференция «оппозиционных» партий России. Участник этого мероприятия, Милюков писал в своих «Воспоминаниях»:

«Закулисная сторона съезда стала мне известна гораздо позднее из книги Циллиакуса о "Революции и контрреволюции в России и Финляндии". По своему происхождению этот съезд должен был носить чисто пораженческий характер. Мысль о съезде явилась у поляков на амстердамском социалистическом съезде; прямая цель была при этом воспользоваться войной с Японией для ослабления самодержавия; Циллиакус снабдил оружием польских социалистов».

Справка

Павел Милюков - почётный доктор Кембриджского университета, министр иностранных дел Временного правительства, лидер партии Народной свободы и кадетской партии (конституционно-демократическая партия).

К сожалению, это не было пустой декларацией. Антигосударственные силы приступили к активной деятельности. Организовывались забастовки, в том числе на военных заводах. Боевики преследовали градоначальников, офицеров, промышленников, городовых... Тогда под ударом оказались люди, известные всей России.

Справка

Четвёртого февраля 1905 года террористом убит московский генерал-губернатор, сын Александра II - великий князь Сергей Александро­вич, а 28 июня застрелен видный государственный деятель граф Шувалов. Незадолго до этого произошёл бунт матросов броненосца «Потёмкин», чуть раньше вспыхнуло восстание в польском городе Лодзь.

Преступники разработали план мятежа в Москве и Санкт-Петербурге. Причём подготовка к переброске оружия в столицу шла как раз во время переговоров в Портсмуте. Нельзя забывать и то, что снабжение русской армии в Маньчжурии обеспечивалось по железной дороге. В случае если «революционеры» смогли бы её перерезать, осуществив диверсии, вряд ли бы удалось избежать катастрофы на поле боя.

Мало того, резко обострилась и ситуация в Европе. Очередной виток противостояния Германии, Франции и Англии грозил вылиться в мировую войну. Поэтому России приходилось держать на западных границах значительные военные силы.

И всё же, несмотря на эти крайне негативные факторы, Николай II твёрдо придерживался принципа - ни пяди земли.

Как мы уже видели, именно такую инструкцию он продиктовал Витте и таки заставил его вести переговоры исходя именно из этого принципа. В результате, руководство Японии дрогнуло, и на совете у императора было принято решение отказаться от требования Сахалина.

Приказ Николая II наш флот выполнил в 1945 году

Ответ известен: последней каплей стала телеграмма Теодора Рузвельта царю. В ней президент США «посоветовал» пойти на территориальные уступки. А что значил «совет» из уст фактического союзника Японии?

Есть основания считать, что это была угроза прямого вступления США в войну на стороне Японии. К тому же отношения России и Англии, у которой с Японией был союзный договор, были и вовсе натянуты до предела. В Санкт-Петербург поступали сообщения и о военных приготовлениях Китая, направленных против России.

Таким образом, на встрече с американским посланником Николаю II пришлось заявить, что в самом крайнем случае мы согласны отдать юг Сахалина, и японцы, уже готовые отказаться от всех территориальных претензий, немедленно потребовали себе эту часть острова. Витте срочно и с видимым облегчением согласился. Как мы знаем, с самого начала лично он хотел отдать исконные территории противнику. Наконец, получив формальное разрешение пойти на уступку, граф подписал договор. Последствия этой высокой государственной измены интересам нашей Отчизны пришлось выжигать огнём орудий главного калибра нашего флота в 1945 году.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама