В других СМИ
Загрузка...
Китайские ракеты средней дальности: кому страшно, а кому не очень?
© Globallookpress/ZUMAPRESS.com
Так ли страшны китайские ракеты средней дальности?

Китайские ракеты средней дальности: кому страшно, а кому не очень?

Складывающийся пазл совместной обороны из вооружённых сил России и Китая может стать гарантом и новым центром международной безопасности
Реклама
Китайские ракеты средней дальности: кому страшно, а кому не очень?
© Globallookpress/ZUMAPRESS.com
Так ли страшны китайские ракеты средней дальности?

Как Китай обзаводился собственными ядерными силами

История становления ракетной ядерной программы Китая началась с проектирования и создания баллистических ракет средней дальности. В 60-х годах прошлого века, когда отношения СССР и КНР были в фактически разорваны, руководство компартии Китая пришло к выводу, что противостояние ядерной державе без собственного ядерного оружия может привести, в случае войны, к разрушению самого государства.

Как известно, 14 мая 1965 года было произведено первое испытание ядерного заряда мощностью 35 килотонн, а 17 июня 1967 года с бомбардировщика Н-6 (китайский вариант Ту-16) была сброшена атомная бомба мощностью до трёх мегатонн. Несмотря на то что Китай таким образом вступил в клуб государств обладающих ядерным оружием, его руководство понимало тот факт, что советские ракеты средней дальности Р-12 и Р-14 долетят до цели быстрее, чем Н-6 с термоядерной бомбой. Поэтому работы над баллистической ракетой, способной нести ядерный заряд, начались параллельно с работами над атомной бомбой.

Прототипом первой баллистической ракетой средней дальности (БРСД) стала советская ракета Р-5, а за основу была взята конструкторская документация другой советской ракеты Р-2, которую в 1957 году Министерство обороны СССР вместе с документацией на ракету Р-11 передало КНР. Первый запуск ракеты средней дальности Dong Feng-2 (DF-2) состоялся в 1964 году, а к концу 1970 года на вооружении Народной освободительной армии Китая (НОАК) стояло 100 БРСД, способных доставить термоядерный заряд мощностью 20 килотонн на расстояние 2.000 км. Стоит отметить тот факт, что ракета Dong Feng-1, созданная при участии советских специалистов, имела дальность полёта до 1.000 км.

В 1971 году на вооружение НОАК поступила БРСД Dong Feng-3 с дальностью полёта 2.500 км и моноблочной термоядерной частью мощностью три мегатонны. На базе этой ракеты появилась двухступенчатая DF-4 с дальностью полёта 4.500 км, а также DF-5 - первая межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) шахтного базирования, которая могла доставить боеголовку мощностью три мегатонны на расстояние 11.000 км. К 1985 году ракетно-ядерный потенциал Китая оценивался в 250-300 пусковых установок шахтного, мобильного и морского базирования.

Несмотря на то, что Китай обзавёлся собственными ядерными ракетами малой, средней и межконтинентальной дальности, многие военные эксперты отмечали два существенных недостатка ядерного щита КНР, из-за которых Китай не мог противостоять угрозам со стороны ядерных держав - СССР и США.

Первый из них заключался в том, что точность попадания, или круговое вероятное отклонение (КВО) от точки цели, у китайских ракет было в диапазоне 1.500 - 3.000 метров. Видимо поэтому все китайские баллистические ракеты снаряжались термоядерными зарядами мегатонного класса. Вторым недостатком была технология ракетных двигателей и топливных систем, из-за которых время подготовки к старту занимало от 30 минут до 2,5 часов из состояния боевого дежурства.

С такими временными нормативами Китай мог лишь частично провести процедуру ответного удара, подвергнув риску уничтожения как сами пусковые установки ракет, так и гражданские и военные объекты, отвечающие за оборону страны.

Зона ответственности СЯС Китая

Осознавали эти недостатки и в Китае. Поэтому начиная с 1980 года там начали работать над снижением уязвимости всех компонентов ядерной триады Китая (носителей ядерного оружия) с целью обеспечить ответный удар при любых сценариях внешней агрессии. Одним из перспективных направлений было дальнейшее совершенствование технологий создания БРСД - работы над ракетой DF-21 завершились успешными испытаниями в конце 80-х годов и с 1991 года она стала поступать на вооружение в НОАК. В настоящее время на вооружении стратегических ядерных сил (СЯС) Китая стоят её более совершенные модификации DF-21C, DF-21D и DF-21F, способные доставить моноблочные боеголовки мощностью от 90 до 500 килотонн на расстояние до 2.700 км. Основная задача для этих ракет - ликвидация позиционных районов ПРО развёрнутых на территории Южной Кореи и Японии. Общее количество БРСД DF-21 стоящих на вооружении НОАК составляет 130-140 ракет.

В 2014 году этот арсенал пополнился новой БРСД - DF-26, которая сменяет служившую почти 50 лет ракету DF-4 и имеет лучшее КВО равное 150-200 метрам и твёрдотопливные ракетные двигатели. Помимо этого, DF-26 стартует с мобильной пусковой установки, затрудняя своё уничтожение и поражает цели на расстоянии до 4.500 км.  На вооружение НОАК, по оценке военных экспертов, должно поступить около 30 ракетных комплексов DF-26. К слову сказать, начиная с DF-21 все ракеты средней дальности «излечились» от тех двух недостатков, на которые указывали зарубежные военные эксперты - новые ракеты стали подготавливаться к старту за считанные минуты и попадать в цель точнее, чем их предыдущие одноклассники.

К настоящему времени линейку современных БРСД завершает новая разработка китайского ВПК - ракета DF-17, оснащённая гиперзвуковой планирующей боеголовкой, способной нести термоядерную боевую часть мощностью 150-300 килотонн. Созданная по китайской технологии управляемого гиперзвука боеголовка DF-17 может поразить стратегические объекты на расстоянии 3.000-3.500 км. Очевидно, что в зону её ответственности попадают практически все военные базы США, развёрнутые в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). На параде, посвящённому 70-летию НОАК, было показано шестнадцать мобильных пусковых комплексов с DF-17.

Таким образом, общее количество китайских БРСД может составлять к концу 2020 года около 200 пусковых установок, способных запустить ракеты на дальность от 2.500 - 4.500 км. С учётом 140 МБР шахтного, железнодорожного и морского базирования (DF-5A, DF-31, DF-41 и JL-2) китайские БРСД по количеству носителей ядерного оружия в два раза меньше количества развёрнутых МБР США. Если учитывать только МБР, которые угрожают континентальным частям КНР и США, то китайцы уступают американцам в пять раз.

О какой угрозе США со стороны Китая может идти речь?

Грубо говоря - Китай может нанести существенный ущерб территории США, а США могут два-три раза уничтожить всю территорию Китая. К тому же США стоят на принципе превентивного удара, а Китай сформировал современный ядерный арсенал для гарантированного ответного удара. Как говориться - почувствуйте разницу!

Несмотря на это, с 2008 года в руководстве Пентагона, а затем в Конгрессе и Сенате сформировалось мнение о «китайской ядерной угрозе», которую, по мнению специалистов из RAND Corporation, можно сдержать развёртыванием БРСД американского производства, т.к. попытки «столкнуть головами» Россию и Китай полностью провалились.

Неинформированному читателю поясню, что таких попыток (стратегических сценариев) было несколько. В начале 90-х годов, когда слабая Россия вновь начала дружить с США, в недрах военных исследовательских институтов прорабатывались совместные американо-российские военные операции на случай войны с Китаем. В начале 2000-х годов область противостояния была смещена в экономику, после 2008 года - в область военно-политических операций гибридной войны. Вспомните, сколько было публикаций в СМИ о том, что Китай называет Россию «гнилым яблоком» и претендует на северные территории. Отголоском этой гибридной войны в наши дни стала информация о том, что Китай вырубил весь лес в Сибири и готов осушить Байкал ради своих нужд. Всё это оказалось ложью и пропагандой, когда из мух делают слонов.

Вернёмся же к дню настоящему. 13 декабря США испытали ракету средней дальности. Несмотря на то, что она пролетела всего 240 км, её запуск показал всему миру, что США «перешли Рубикон» и в ближайшем будущем пусковые установки с БРСД появятся как в Европе, так и в АТР.

В одной из своих статей я уже сообщал о том, где могут быть размещены американские БРСД, которые вместе с крылатыми ракетами средней дальности (КРСД) под прикрытием комплексов воздушно-космической обороны (ПВО+ПРО) будут сдерживать угрозу России и Китая:

Справка. Базы США

  • в Азиатско-Тихоокеанском регионе

1. Остров Гуам (БРСД + ВКО). На острове расположены две американские базы - база ВВС «Андерсен» (с возможностью базирования стратегических бомбардировщиков В-52) и база ВМФ «Апра-Харбор» (в ней с лёгкостью разместиться АУГ и атомные подлодки с МБР), занимающие треть площади острова.

2. Остров Окинава с базой ВВС США - «Кадена» (ВКО+КРСД)

3. Базы США на острове Хонсю (ВКО+КРСД)

4. Система ПРО на Аляске (ВКО)

5. Остров Тайвань (ВКО)

  • в Европе

6. Комплексы ПРО и ПВО в Польше и Румынии (ВКО+КРСД)

7. База Рамштайн (ФРГ) - кандидат на появление БРСД

Также я писал о том, что объединённые ядерные арсеналы США и её союзников (Франции и Великобритании) насчитывают около 3.100 ядерных боеголовок, против 2.700 боеголовок России, Китая, Индии и КНДР вместе взятых. Есть правда маленький нюанс - объединение ядерных сил НАТО было обозначено на июльском саммите НАТО (2018), а объединения ядерных арсеналов России, Китая, Индии и КНДР пока не существует в природе.

Появление в АТР американских БРСД и КРСД, способных нести тактический ядерный заряд, критически изменит баланс сил в регионе. К пятикратному превосходству МБР США добавится такое же по кратности превосходство баллистических ракет средней дальности, т.е. около границ Китая к 2030 году может быть развёрнуто дополнительно более 2.000 носителей ядерного оружия, поражающих цели на расстоянии от 2.000 до 7.000 км. Целями для этих ракет, согласно Стратегии «Глобального мгновенного обезоруживающего удара», станут позиционные районы МБР и БРСД Китая, а также стратегические объекты гражданской и военной инфраструктуры государственного управления, в том числе все военные объекты в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях.

Дополнительным фактором, который должен оказать давление на несговорчивый Китай является привлечение блока НАТО к мероприятиям принуждающим КНР к заключению договоров, ограничивающих ядерное вооружение. Такое «давление» было обусловленным тем обстоятельством, что Китай создал новую МБР.

«Несколько недель назад они (Китай) продемонстрировали новую межконтинентальную баллистическую ракету, способную достичь Европы и Северной Америки. Поэтому мы начали рассматривать вопрос о том, как мы можем включить Китай в соответствующие механизмы контроля над вооружениями в будущем, - сказал журналистам Йен Столтенберг на своей заключительной пресс-конференции после встречи лидеров НАТО в Лондоне. - Этот процесс ещё не закончен».

Трамп не понимает китайский прагматизм

Несмотря на то, что давление на Китай может остаться безрезультатным, Дональд Трамп не теряет оптимизма к заключению трёхстороннего договора по ядерным вооружениям. Однако, он явно не понимает китайский прагматизм. Китай знает возможности своих ядерных арсеналов, при этом он не собирается участвовать в гонке вооружений, на которую рассчитывают американские эксперты.

Давление на Китай со стороны США и НАТО приведёт к обратному эффекту - сближению позиций Китая и России по вопросам ядерной безопасности.

В этом году Россия уже начала помогать Китаю совершенствовать его систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Осенью 2019 года были проведены совместные учения стратегической авиации, а ранее на учениях «Центр-2019» более 1.600 китайских военнослужащих, 300 различных видов техники и вооружений и около 30 летательных аппаратов приняли участие в совместных учебно-боевых операциях.

Несмотря на то, что судьба договора СНВ III лишь косвенно касается интересов Китая, руководство этой страны понимает, что пересматривая договора, определяющие мировую стабильность, США не оставят КНР в стороне. Одной торговой войной противостояние явно не закончится. События в Гонконге, как элемент гибридной войны, показали, что Китай стоит на пороге принятия судьбоносных решений. В то же время мы становимся свидетелями формирования военно-политического союза России и Китая, в котором ядерный щит НОАК может дополнить ядерный щит РВСН России. Складывающийся пазл совместной обороны из вооружённых сил России и Китая может стать гарантом и новым центром международной безопасности. 

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама