В других СМИ
Загрузка...
Олег Ивановский. Ведущий конструктор, несгибаемый боец
© Фото из архива
Олег Ивановский с Юрием Гагариным перед стартом.

Олег Ивановский. Ведущий конструктор, несгибаемый боец

Своего первого нарушителя границы СССР Олег Ивановский задержал 12 апреля 1941 года, а через 20 лет он выпустил в космос первого космонавта мира Юрия Гагарина
Реклама
Олег Ивановский. Ведущий конструктор, несгибаемый боец
© Фото из архива
Олег Ивановский с Юрием Гагариным перед стартом.

Призвали к призванию

После окончания школы Олег Ивановский был призван на службу в пограничные войска НКВД СССР и получил назначение на заставу во Львовской области, неподалеку от города Перемышля, на границе с оккупированной гитлеровцами Польшей. Своего единственного нарушителя пограничник Ивановский задержал ранним утром 12 апреля 1941 года: поляк перешел по мосту через пограничную реку и зачем-то сорвал с флагштока спущенный на ночь советский флаг… Неизвестного доставили за заставу. В тот же день Олег получил предписание убыть «в школу младшего начсостава служебного собаководства».

Никого из своих сослуживцев Ивановский больше никогда не видел: 23 июня пограничники и бойцы РККА выбили гитлеровцев из Перемышля и держали оборону до 27 июня...

На границе шли бои, а курсанты школы отступали - это был приказ. Курсанты были отправлены в Харьков, прошли краткосрочную подготовку, после чего младший сержант Ивановский был назначен командиром отделения в 18-й пограничный полк, охранявший тылы 3-й армии Брянского фронта. Понятно, что он рвался на передовую - но у каждого была своя война.

Олег Генрихович вспоминал: «В боях на фронте в эти месяцы нам участвовать не приходилось, задерживали по деревням, по дорогам, полям да перелескам всяких подозрительных людей, потом нам говорили, что и шпионы, и диверсанты попадались, да и дезертиров хватало.

В первых числах сентября (1942 г.) меня, уже в звании старшего сержанта, совершенно неожиданно назначили политруком нашей заставы».

Затем судьба Олега совершила очередной крутой поворот: 4 сентября 1942 года его направили в Особый отдел Брянского фронта, на оперативные курсы, и в конце октября он стал младшим лейтенантом госбезопасности. Потом, волей случая, он был назначен оперуполномоченным в 250-й казачий Кубано-Черноморский полк 7-го кавалерийского корпуса.

Всегда в седле

В седле он ни разу не сидел, а потому первое, что ему пришлось делать, это учиться ездить на лошади и ухаживать за ней. Лошадь для конника не просто «транспортное средство», но и оружие, и надежный боевой товарищ, а то и друг, но чтобы было именно так, необходимо найти с ней общий язык и по-настоящему о ней заботиться… Выглядел новоявленный опер очень красиво: черная бурка, папаха-кубанка, френч, галифе, сапоги со шпорами и шашка на левом боку.

Вскоре Олег получил боевое крещение уже в качестве кавалериста. В ночь на 19 января, при подходе к городу Валуйки, конники натолкнулись на немецкие танки и приняли бой. Ивановский вел огонь из противотанкового ружья, а потом, уже когда отходили после гибели всех артиллерийских орудий, пуля из танкового пулемета прошла через его шею…

В тот же день был взят железнодорожный узел Валуйки, и за эту победу 7-й кавалерийский корпус был переименован в 6-й гвардейский, а лейтенант Ивановский удостоен первой своей боевой награды - медали «За отвагу».

В конце февраля, не долечившись, он возвратился из госпиталя в строй. На следующее утро, после того как Олег прибыл в полк, стоявший близ городка Дергачи, километрах в пятнадцати от Харькова, была жуткая бомбежка. 4 марта гитлеровцы перешли в наступление, через неделю подошли к Харькову и вскоре оккупировали его вновь. Пришлось отступать, а затем корпус был выведен на переформирование и отдых в Московскую область, а уже в августе вновь началось наступление. Казаки шли по Белоруссии, Украины, Польши, наводя своими лихими сабельными атаками ужас на гарнизоны и тыловые подразделения противника…

Когда же в августе 1944-го наши войска остановились на Висле, его полку - теперь уже 29-му гвардейскому кавалерийскому казачьему - пришлось возвратиться на территорию СССР для участия в операции по борьбе с бандформированиями во Львовской области. Как известно, на  Западной Украине тогда активизировалась деятельность националистических организаций. Вот что было написано в ориентировке 2-го Управления НКГБ СССР от 28 августа 1944 года:

«С началом войны против СССР немцы открыто стали использовать кадры оуновцев. Из их числа создавались диверсионные и шпионские группы для заброски в тыл Красной Армии, комплектовались парашютные десанты и особые отряды. На временно занятой территории УССР из украинских националистов формировались местные “самоуправления” и отряды “милиции”, привлекаемые для карательных действий в отношении населения, заподозренного в симпатиях к Советскому Союзу.

В настоящее время деятельность оуновского подполья на Украине целиком подчинена задаче вооруженной борьбы против советской власти…»

Операция завершилась 30 августа, после чего кавалерийский корпус был переброшен на новый участок фронта в Румынию.

После Румынии была Венгрия, потом - Чехословакия, где 14 мая корпус и закончил свою войну. В тот же день старший лейтенант Ивановский получил задание отобрать из полка самых лучших. Потом в число этих двенадцати лучших был включен и сам Олег - кавалер орденов Отечественной войны I и II степени и Красной Звезды. Этот личный состав был отобран для участия в Параде Победы на Красной площади 24 июня 1945 года.

На легендарном параде старший лейтенант Ивановский был в строю кавалерийских частей 2-го Украинского фронта. Потом был парад 7 ноября 1945 года - и служба продолжилась далее.

Казалось бы, все так же и пойдет, однако весной 1946 года случилась беда: стали отказывать ноги, что явилось следствием былых ранений и контузий... Военно-врачебная комиссия вынесла диагноз как приговор: «К службе в органах не годен. Годен для работы в гражданских учреждениях при пониженном рабочем дне без тяжелой физической и умственной нагрузки».

Служба была закончена, нормальной работы в перспективе быть не могло. Инвалид. Пенсионер. Без образования, без профессии...

Так провожают космонавтов

…А теперь обратимся к дате 12 апреля 1961 года. В своих воспоминаниях Олег Генрихович так описывал этот день: «И вот на бетонке показался голубой автобус. Все ближе, ближе, остановился почти у самой ракеты… Открылась передняя дверца, и в ярко-оранжевом скафандре, чуть неуклюже, вышел Гагарин. Несколько шагов, руку поднял к гермошлему:

- Товарищ Главный конструктор, летчик-космонавт старший лейтенант Гагарин к полету на первом в мире космическом корабле-спутнике готов!

Сергей Павлович смотрел на Гагарина. Добрый, лучистый взгляд. Отец, провожающий своего сына в трудный и опасный путь, но ни взглядом, ни словом не выказывающий своего волнения, своей тревоги.

- Ну, Юрий Алексеевич, пора, нужно садиться, - Королев еще раз обнял Гагарина.

Слегка поддерживая Гагарина под локоть, мы с ним поднялись по лестнице к площадке лифта. Рядом Федор Востоков. Здесь, на площадке, Гагарин на минуту задержался, повернулся к провожающим, поднял руки - до свидания, Земля!

В кабине лифта - нас трое. Гагарин. Востоков. Я.

Две-три минуты подъема - и верхняя площадка. Открыл дверцу…

Подошли к люку. Гагарин осмотрелся по-хозяйски, заглянул вовнутрь.  

- Ну как? - спросил, улыбнувшись.

- Все в порядке, “первый” сорт, как СП скажет, - с улыбкой ответил ему Володя Морозов, наш монтажник из цеха Петрова.

- Раз так, - садимся.

Востоков с одной стороны, я с другой помогли Гагарину подняться, закинуть ноги за обрез люка и лечь в кресло… Обнял его как получилось, крепко руку пожал и, похлопав по шлему, отошел в сторону.

- Давайте…

Мгновение - и крышку люка накинули на замки люка. Их тридцать. Руки словно автоматы быстро навинчивали гайки замков…»  

Ведущий «лунников»

Но при чем здесь Ивановский? При том, что именно он был ведущим конструктором по космическим аппаратам и пилотируемым космическим кораблям, одним из ближайших сотрудников Сергея Павловича Королева.

В 1947 году Олег Генрихович устроился на работу в НИИ-88 Министерства вооружения СССР - ныне это Ракетно-космическая корпорация «Энергия» имени С.П. Королева, техником принимал участие в пусках баллистических ракет и ракет научного назначения. А в 1952 году поступил в Московский энергетический институт, по окончании которого стал инженером-радиотехником.

С 1954 года он работал в ОКБ-1 под руководством Королева и в качестве ведущего конструктора участвовал в создании первых спутников Земли. Затем Ивановский нацелился на Луну, стал ведущим конструктором первых «лунников»: межпланетных станций «Луна-1», «Луна-2», «Луна-3». В 1959 году был назначен ведущим конструктором пилотируемых космических кораблей «Восток». Так что рекомендации врачей выполнялись «с точностью до наоборот»: круглосуточная работа без какого-либо отдыха…

Какое значение придавало советское руководство изучению космоса  можно судить по тому, что когда в 1961 году Олег Генрихович был назначен начальником Космического отдела Государственной комиссии Совета министров СССР по военно-промышленным вопросам, его рабочий кабинет располагался в Кремле.

Были почет и уважение, но ему хотелось работать, творить. Поэтому в 1965 году Ивановский становится заместителем главного конструктора Машиностроительного завода (с 1971 г. - НПО) им. С.А. Лавочкина, затем - главным конструктором лунных автоматических станций. «Луноходы», автоматические станции «Венера», непилотируемая астрофизическая лаборатория «Астрон» и многое иное - это все его работа. К фронтовым наградам прибавились ордена Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета». Олег Генрихович был удостоен Ленинской и Государственной премий, в его честь была названа малая планета номер 18814.

На пенсию Ивановский вышел в 1983 году, но еще двадцать лет руководил музеем НПО им. Лавочкина, а затем, до последних своих дней, работал  консультантом...

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама