В других СМИ
Загрузка...
Революционная награда: 100 папирос за потопленную субмарину «владычицы морей»
© Фото из архива.
Бой эсминцев Красного Балтфлота в Копорской губе Финского залива.

Революционная награда: 100 папирос за потопленную субмарину «владычицы морей»

Ровно сто лет назад, 4 июня 1919 года, в Копорской губе Финского залива эсминцы Красного Балтфлота «Гавриил» и «Азард» вступили в неравный бой с четырьмя контрминоносцами и тремя подводными лодками английских интервентов. Снаряд с «Азарда» попал точно в рубку британской подлодки L-55. Во время срочного погружения она подорвалась на мине и затонула
04 июня 2019, 11:06
Реклама
Революционная награда: 100 папирос за потопленную субмарину «владычицы морей»
© Фото из архива.
Бой эсминцев Красного Балтфлота в Копорской губе Финского залива.

После двух революций 1917 года бывший императорский Балтийский флот стал кладбищем полузатонувших кораблей. Были утрачены базы в Эстонии и Латвии, которых в западных газетах тогда именовали «молодыми демократиями» (как же всё в истории имеет свойство повторяться!). Революционными матросами на дно с привязанными к ногам колосниками были отправлены лучшие адмиралы и офицеры флота, а на палубах давно не видевших ремонта крейсеров и миноносцев продолжались митинги нижних чинов - тех, кто ещё не ушёл бить «контру» на сухопутье или не дезертировал с флотской службы.

Но на столицу молодой Советской республики шли белогвардейские войска героя войны на Кавказе генерала Николая Юденича и интервентов. И, оказавшись в сжимающемся кольце, Петроград был бы обречён без поддержки корабельных орудий.

Поэтому большевики срочно взялись наводить на Балтфлоте порядок.

«Он шёл на Одессу, а вышел к Херсону»

В ноябре 1918-го был сформирован ДОТ - Действующий отряд кораблей Балтийского флота. В него собрали всё «боевое железо», ещё способное воевать: два линкора, бронепалубный крейсер «Олег», четыре эсминца типа «Новик» и шесть подводных лодок.

ДОТ собрали вовремя: в декабре 1918-го в Ревель (ныне Таллин) для поддержки с моря наступающих на Петроград белогвардейских частей и эстонских вооружённых формирований пришла мощная эскадра кораблей Великобритании. «Владычица морей» не поскупилась, послала на Балтику 5 крейсеров, 9 эсминцев, несколько субмарин, тральщики и транспортные суда.

Неравенство сил было разительным, и не только по количеству кораблей. Под началом британского флотоводца адмирала Эдвина Александера-Синклера стояли опытные моряки, сражавшиеся против германского флота на Первой мировой войне. О качестве личного состава наших экипажей говорить было трудно: после революционного разложения чуть ли не каждое решение командиров матросы обсуждали на многочасовых собраниях в кубриках: «За что боролись?!», «Это вам не при старом режиме!», «Смотри, братва, что эта недобитая контра придумала!»...

Кстати, именно поэтому первое боестолкновение ДОТ Балтфлота Советской России с Королевскими ВМС Великобритании получилось крайне неудачным.

Отрядом формально командовал, как в те годы было принято говорить, «бывший контр-адмирал» Сергей Зарубаев, кавалер ордена Святого Георгия 4-й степени за бой с японцами у Чемульпо. Фактически же на капитанский мостик встал член Реввоенсовета Республики Фёдор Раскольников.

Он-то и вывел 26 декабря 1918 года в море в набеговую операцию на Ревель эсминец «Спартак», даже не поставив в известность об этом «бывшего контр-адмирала». Обстреляв эстонскую батарею на острове Нарген (ныне Найссаар) в 12 километрах от Ревеля, советский корабль вскоре был перехвачен британскими легкими крейсерами «Карадок» и «Калипсо». Паника, охватившая красных командиров на «Спартаке», привела к хаотичному бегству, завершившемуся у прибрежной банки. Штурманов на борту не было и вышло как в песне о матросе Железняке: «он шёл на Одессу, а вышел к Херсону». Раскольников приказал поднять на выброшенном на камни корабле белый флаг.

Ещё позорнее сдался врагу другой эсминец Красного Балтфлота «Автроил». Его британцы перехватили вечером того же 26 декабря. Советский корабль не сделал по врагу ни одного выстрела.

Некогда было: экипаж устроил на борту митинг.

Документ суровой эпохи: приказ «К войскам, обороняющим Петроград»

«Буржуи и помещики прибегают к новой хитрости. В решительную минуту на боевом участке появляется обыкновенно какой-нибудь наймит белогвардейцев. Этот негодяй начинает кричать: "Вас обошли, вы окружены, сдавайтесь, а то всех перебьём"...

Настоящим объявляется:

  • Семьи всех перешедших на сторону белых немедленно будут арестовываться, где бы они ни находились.
  • Земля у таких изменников будет немедленно отбираться безвозвратно.
  • Всё имущество изменников конфисковывается.
  • Изменникам возврата не будет. По всей Республике отдан приказ расстрелять их на месте.
  • Семейства всех командиров, изменивших делу рабочих и крестьян, берутся в качестве заложников...
  • Белых надо истребить всех до единого. Без этого - мира не будет.
  • Кто сделает хоть один шаг в сторону белых, тому смерть на месте.

Прочитать во всех ротах».

По полномочию Совета Обороны Республики И. Сталин.

Пошла борьба на равных

Эсминцы «Спартак» и «Автроил» интервенты передали Эстонии, и, переименованные в «Леннук» и «Вамболу», они долго составляли костяк военного флота этой страны - до тех пор, пока их не продали Перу. Эстонцам британцы отдали и пленных русских моряков, кроме комиссара Раскольникова. Его переправили в Лондон и несколько месяцев содержали в Брикстонской тюрьме, а в мае 1919-го обменяли на 17 пленённых красноармейцами английских офицеров.

Эстонцы же с матросами советских эсминцев поступили без сантиментов - 27 из 244 моряков были сразу же расстреляны («как убеждённые коммунисты»), остальных содержали в скотских условиях.

Здесь власти «молодой демократии» погорячились. Расправа над их товарищами выбила из голов моряков советского Балтфлота дурь о «солидарности трудящихся всех стран». Стало понятно, что с врагом надо не брататься, а сражаться, а сдача в плен не гарантирует сохранение жизни.

После этого вооружённая борьба на Балтике пошла на равных. Напористость англосаксов столкнулась с русской стойкостью.

Кстати, первую потерю британский военный флот понёс ещё на подходе к русским берегам. В ночь с 4 на 5 ноября 1918 года у Моонзундских островов на минном поле взорвался и пошёл ко дну крейсер «Кассандра». Чьей была мина - непонятно, там их ставили в ходе недавно закончившейся войны и русские, и немцы. Но боевой пыл англичан эта трагедия приуменьшила: действовать они стали осторожнее.

Отряд кораблей Александера-Синклера был отведён к побережью Латвии: была вероятность, что в Риге будут подняты красные флаги, и она станет советской. А на рейде Ревеля встала новая эскадра - контр-адмирала Уолтера Кована. Впрочем, ввязываться в боевые действия на море британцы не спешили. Воды Балтики были опасными и без перестрелок корабельных орудий. 13 мая 1919 года подорвался на мине крейсер «Кюрасао». Получивший тяжёлые повреждения корабль пришлось тянуть на буксире к берегам Туманного Альбиона.

Первый реальный бой русских и английских моряков на Балтике произошёл 18 мая 1919 года. Эсминец «Гавриил» в течение часа успешно оборонялся в схватке с превосходящим британским отрядом кораблей. Крейсер «Клеопатра», эсминцы «Скаут», «Уолкер» и «Шекспир» так и не смогли атаковать группу наших тихоходных тральщиков.

Умело маневрируя, меняя курс и скорость, «Гавриил» сумел нанести огнём повреждение одному из эсминцев противника. Английские миноносцы и крейсер выпустили по нему в среднем по 300 снарядов, но практически без толку. Один советский моряк был легко ранен, один контужен, один обожжён, а корабль без пробоин в бортах дошёл сам и довёл прикрываемые тральщики до зоны обстрела с форта Красная Горка. Береговые батареи отогнали эсминцы врага огнём крупнокалиберных орудий.

Боевой ничьей 28 мая закончилась перестрелка эсминца Красного Балтфлота «Азард» и нескольких британских эсминцев, поддержанных подводной лодкой. Субмарина выпустила торпеды впустую, мимо цели стреляли и корабельные орудия англичан, а вот британский миноносец «Уолкер» русский снаряд в борт получил, и бой сразу же прекратился - противник счёл за благо отступить.

Первым снарядом

В 16.00 4 июня 1919 года из Кронштадта в Копорский залив на разведку вышли эсминцы Красного Балтфлота «Азард» и «Гавриил». Там их уже ждала в засаде целая группа британских субмарин. Вскоре сигнальщик на марсе «Гавриила» увидел на горизонте мачты и трубы надводных кораблей ВМС Великобритании.

В 17.33, подпустив советские эсминцы на дистанцию около 5 кабельтовых, провела атаку английская подводная лодка L 55. Командир субмарины Чарльз Чапмэн дал залп из трёх торпед практически в упор. Одна из торпед сразу затонула, а две пошли по назначенному курсу. Вовремя и удачно сманеврировав, эсминцы уклонились от столкновения с боеприпасами: одна из торпед прошла метрах в двух перед носом «Гавриила», вторая - недалеко от носа «Азарда».

Резко облегчённая после залпа подлодка не удержалась на глубине и над водой показалась часть её рубки. Расчёты носовых орудий обоих советских эсминцев были наготове. Комендор «Азарда» Пётр Богов довернул орудие в сторону цели и нажал на спуск. Первый же снаряд попал точно в скачущую на волнах рубку субмарины. Лодка «нырнула» под воду и на месте погружения раздался сильный подводный взрыв.

Он был такой силы, что поднявшийся громадный столб воды и чёрного дыма было видно даже с борта линкора «Петропавловск», стоявшего на якоре в 15 километрах от места боя у форта Красная Горка. Матросы линкора, забыв о своей революционности, даже перекрестились: подумали, что это погиб один из наших эсминцев.

К месту боя полным ходом подошли три эсминца противника. Английские корабли открыли огонь с дистанции 85-90 кабельтовых, орудия с эсминцев «Гавриил» и «Азард» стали отвечать. Перестрелка продолжалась четверть часа, затем прекратилась - британцы отвернули в сторону. На отходе они подошли к месту гибели лодки, но, не обнаружив на поверхности воды живых членов экипажа L 55, быстро ушли.

В 19.00 «Азард» и «Гавриил» подошли к борту «Петропавловска». С их бортов матросы прокричали о потоплении лодки и в ответ раздалось громкое «Ура!». Экипажи эсминцев попросили моряков линейного корабля поделиться табаком. Комиссар «Петропавловска» приказал выдать героям в подарок махорку. Персонально комендору Петру Богову за точную стрельбу передали на борт «Азарда» особую награду - 100 папирос.

«Британка» на русской службе

Борьба моряков Красного Балтфлота с британскими интервентами в Финском заливе продолжалась с переменным успехом до конца 1919-го. В Лондоне, наконец, поняли, что советская власть укрепилась и военной силой её не победить. В декабре большая часть кораблей Королевских ВМС вернулась в метрополию. Полностью боевые действия на Балтике завершились в 1920-м.

Красный матрос Петр Богов затерялся в круговерти Гражданской войны, дальнейшая судьба его в исторических документах не прослеживается. А командир «Азарда» Николай Несвицкий - «бывший лейтенант» Императорского флота России, заслуживший на Первой мировой войне орден Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» - вскоре был награждён советским орденом Красного Знамени. Но не за потопленную британскую лодку. Несвицкий вывел свой корабль с минного поля, в то время как три других балтийских эсминца - «Константин», «Гавриил» и «Свобода» - подорвались и затонули, на них погибли 485 моряков. Николай Николаевич дослужился в ВМФ СССР до адмиральского звания, участвовал в Финской и Великой Отечественной войнах.

Эсминец «Азард» в 1922-м был переименован в «Зиновьев», а в 1928-м - в «Артём». Экипаж корабля во время советско-финской войны обстреливал укрепления противника на островах Финского залива. На Великой Отечественной войне «Артём» участвовал в минно-заградительных операциях, обороне Таллина и Риги. Корабль затонул после подрыва на мине 27 августа 1941 года.

Английская субмарина L-55 21 июля 1928 года была поднята на поверхность с глубины 62 метра. После подъёма и постановки в кронштадтский док выяснилось, что основной причиной гибели лодки стал не меткий выстрел из носового орудия «Азарда», а подрыв на мине. Резко уходя на погружение, субмарина подорвалась на минном заграждении, которое поставили в том районе сами же англичане, а потом по ошибке отправили подлодку в засаду на позицию посреди минного поля.

В погибшей лодке были обнаружены останки 38 моряков. Гробы с их телами отправили в Великобританию, а L-55 после ремонта была поставлена в строй кораблей советского Балтийского флота. Её переоборудовали под плавучую зарядную станцию и в таком качестве она прослужила до 1950 года.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама