В других СМИ
Загрузка...
Три случая из закордонной жизни нелегала Амира
© Фото из архива
Разведчики Геворк Андреевич и Гоар Левоновна Вартанян в одной из зарубежных стран.

Три случая из закордонной жизни нелегала Амира

Служебная биография Героя Советского Союза разведчика Геворка Вартаняна стала учебным пособием для слушателей Академии внешней разведки России
Реклама
Три случая из закордонной жизни нелегала Амира
© Фото из архива
Разведчики Геворк Андреевич и Гоар Левоновна Вартанян в одной из зарубежных стран.

Все уже знают, любимые зрителями шпионские боевики не имеют ничего общего с реальной разведывательной службой, и настоящий разведчик, работающий «в поле», не ходит с пистолетом подмышкой и в надвинутой на глаза шляпе. На самом деле  он ничем не отличается от сограждан страны пребывания, но при этом может быть стройным, остроумным,  обаятельным и даже богатым, причём за счёт собственного предпринимательского интеллекта, поскольку необъяснимый счёт в банке может вызвать лишние вопросы.

Именно таким человеком был полковник Службы внешней разведки России Геворк Андреевич Вартанян (1924 - 2012 гг.). В шестнадцать лет он связал свою судьбу с советской разведкой и более трёх десятилетий выполнял задания в различных странах мира. Всё это время с ним рядом находилась его супруга и боевой товарищ - Гоар Левоновна. За успешное выполнение особо важного задания Вартаняну было присвоено звание Герой Советского Союза, а его жена была награждена орденом Красного Знамени. И  это далеко не единственные награды супругов-нелегалов.

К сожалению, более подробно говорить об их работе пока что нельзя, но вот несколько эпизодов, о которых рассказал  сам Геворк Андреевич. Эти случаи вполне могли бы стать сюжетом для  кинобоевика, хотя для работы разведчика они не слишком-то характерны.

«Подождите, я забыл свой автомат!»

Итак, в некой благополучной европейской стране, где Геворк Андреевич, естественно,  проживал под чужим именем, произошло дерзкое политическое убийство. Страна «стояла на ушах», было объявлено чрезвычайное положение, и вся полиция, все службы безопасности занимались розыском преступников. Проверялись все автомобили.

Именно в этот день  Вартаняну нужно было поехать на важную  встречу в другой город. И буквально на выезде из столицы его шикарную машину остановил полицейский патруль: «Будьте любезны, откройте багажник!»

Официальный статус у советского разведчика был такой, что он просто передал полицейскому ключи в  окошко (в те времена багажники ещё не открывались автоматически) - патрульный заглянул в багажник, возвратил ключи, взял «под козырёк» и с улыбкой пожелал лёгкой дороги.

На следующем посту сцена повторяется. Но тут вдруг  проверявший багажник полицейский подскочил к дверце автомобиля и наставил на Вартаняна автомат. «Выйти из машины! - приказал он. - Идите сюда! Что это?»

Геворк Андреевич подошёл к открытому багажнику и обомлел: там лежал автомат!  Мысль заработала с лихорадочной быстротой. Своего оружия у него, разумеется, не было. Ясно, что подсунули, но кто и зачем? Неужели появились какие-то подозрения, и контрразведка, воспользовавшись чрезвычайным положением, когда ничего никому объяснять не надо, решила прибегнуть к провокации? Если так, что делать? Точнее, что можно сделать? По факту - ничего! Когда на тебя наставлены автоматы, остаётся только ждать и выполнять требования полиции.  От пули не убежишь, да и прежде, чем действовать, необходимо понять, что произошло.

По счастью, долго ждать не пришлось: через несколько минут послышались звуки сирены и крики, а вскоре на шоссе, с той стороны, откуда приехал Вартанян, показался полицейский на мотоцикле.  «Подождите, - кричал он. - Я забыл в багажнике свой автомат!»

Уважаемому господину была принесена тысяча извинений, он пообещал забыть досадный инцидент. Жаловаться в полицию было бы не в его интересах, и Вартанян уехал. Но, свернув через несколько километров на боковую дорогу, он некоторое время сидел неподвижно, приходя в себя.

 

Что сказал официант

Тайниковая операция, когда нужно что-то положить в условное место или что-то оттуда забрать, - один из самых опасных моментов в работе разведчика. Ведь если противник по той или иной причине обнаружил твой тайник и устроил возле него засаду, то в таком случае ты будешь задержан с поличным.

…Проведя все необходимые проверки и убедившись, что никто не следует по пятам, Вартанян, за рулём своей шикарной  машины, направлялся к пункту закладки контейнера. Всё складывалось хорошо до последнего момента, а потом его бросило в пот: там, где следовало остановиться, уже стояли полицейские машины и толпились люди в форме. «Проезжайте! Проезжайте быстрее!» - торопил водителей, следовавших по шоссе, регулировщик. 

«Что произошло? Что делать?» Вариант был один: подождать и хладнокровно оценить обстановку. Геворк Андреевич остановил машину у ближайшего ресторанчика, зашёл внутрь и  выбрал столик в углу. Мысль работала чётко: если бы был обнаружен тайник, то вряд ли бы там устроили  такое столпотворение. Думать, что взят с поличным  осуществлявший «закладку» сотрудник, тоже не приходилось - за полчаса до тайниковой операции  никто сюда не подойдёт, потому как, по правилам, ни нелегал, ни тот, кто осуществляет с ним связь, не должны видеть друг друга. И опять-таки при таком задержании всё было бы проведено тихо, чтобы не спугнуть того, кто может прийти  к тайнику. В общем, разведчик понимал, происходящее, скорее всего,  с ним никак не связано. Но что же случилось? Это необходимо было узнать, ведь в тайнике оставался контейнер, да и в Центр следовало сообщить о срыве операции.

«Чего это там у вас полицейские стоят?» - как бы между прочим спросил Вартанян официанта, принимавшего у него заказ. Похоже, тот только и ждал этого вопроса: «Вы не представляете! - воскликнул он. - Там час назад человека убили! Совсем эта мафия распоясалась! Куда только правительство смотрит?!»

Геворк Андреевич с ним, конечно же, согласился, не торопясь выпил свой кофе, а вечером докладывал по радио в Москву о переходе на резервный вариант осуществления операции.

 

По внешним признакам

Был ещё случай, когда об опасности Вартаняну сообщили из Центра. В стране, где он тогда работал, разведчикам из  существовавшей на базе официального советского представительства резидентуры удалось «оседлать» радиоволну местной службы наружного наблюдения. Такая  информация иногда помогала узнать, кто из сотрудников оказался «под колпаком», а значит, ему следует прекратить выполнение задания.

Так вот, в один не самый прекрасный день Геворку Андреевичу сообщили, что его «ведёт» местная «наружка», а потому ему следует срочно консервировать все свои дела и связи и незамедлительно исчезать из страны.

Что делать? Разумеется, выполнять приказ Центра. Однако Вартанян спешить не стал и тщательно проанализировал обстановку. Он, уже не первое десятилетие работавший «в поле», не вспомнил ни одного настораживающего момента, который мог бы свидетельствовать об опасности. И никакой слежки он за собой тоже не заметил. «Это ошибка, - передал он в Москву. - Никакой опасности для меня нет».

«Служба наружного наблюдения ведёт  мужчину восточной внешности, средних лет, высокого, худощавого, - отвечали из Москвы и под конец выложили  самый весомый "козырь". - Вы будете завтра в столичном аэропорту?» - «Да, у меня там запланирована встреча с "источником"».  «В аэропорту вас и планируют взять. Немедленно возвращайтесь!» - приказал Центр.

Но он не спешил выполнять приказ. Слишком много было сделано в этой стране, он уже стоял на пороге решения той задачи, для которой и был сюда направлен - и всё это следовало в одночасье потерять? Но если ему действительно грозит провал и завтра его арестуют?.. Тогда всё равно всё летит в тартарары - и связи, и позиции, и наработки… Однако из-за чего? Никаких проколов, рассуждал Вартанян,  он не допускал, он всё так же вхож в кабинеты своих  высокопоставленных друзей, в том числе из руководства местной службы безопасности, а ведь в случае малейших сомнений эти люди не стали бы поддерживать с ним доверительные контакты и  не были бы так откровенны в личных беседах.  И главное было то, что он не чувствовал за собой никакого наблюдения - ведь профессионал не просто видит слежку, он её чувствует. А здесь-то было всё спокойно: нормальная, не вызывающая подозрения жизнь преуспевающего коммерсанта, уважаемого члена общества, обладающего немалыми связями и в стране пребывания, и заграницей.

И всё-таки - возможный  арест в аэропорту… Обдумав всё самым тщательным образом, Геворк Андреевич передал в Центр, что приказ выполнять не будет.

Он понимал, что, во-первых, его уход сорвёт выполнение важнейшей операции и может иметь непредсказуемые последствия. Ведь если ни с того ни с сего в цивилизованной стране исчезает уважаемый и влиятельный бизнесмен, это вызовет немало вопросов. А во-вторых, повторим, он абсолютно  не чувствовал никакой опасности и понимал, что может не выполнить  задание буквально на пустом месте. Кому-то что-то показалось, а он всё бросил и уехал?..

Всё прояснилось уже на следующий день: телеканалы страны наперебой сообщили, что в столичном аэропорту арестован некий субъект «восточной внешности», тесно связанный с наркомафией…

Пожалуй, подобные случаи - в несколько, разумеется, иных вариантах - могли произойти с любым «законопослушным гражданином» страны пребывания: полицейский забыл в багажнике его машины автомат, на месте запланированной акции произошло непредвиденное событие, кто-то мог даже решить, что за ним следят… Любой гражданин, не разведчик-нелегал, воспринял бы такие происшествия как досадные или даже забавные недоразумения. Разведчик же каждый раз чувствует  себя «на грани», понимая, что любой неверный шаг может привести к катастрофе. Геворка Вартаняна спасали от провала полное самообладание, чёткая логика мысли и трезвый расчёт. И  эти качества в работе разведчика-нелегала  куда  важнее умения стрелять или сокрушать челюсти.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама