В других СМИ
Загрузка...
Русско-японская война в  финансовом измерении
© Из архива
Лубок на тему Русско-японской войны.

Русско-японская война в финансовом измерении

Война - дело затратное и финансовое обеспечение воюющих сторон не менее важно, чем вооружение, состав и численность войск. К русско-японской войне Российская империя оказалась неготовой финансово и ситуацию не удалось исправить
Реклама
Русско-японская война в  финансовом измерении
© Из архива
Лубок на тему Русско-японской войны.

Противоречивый Витте


Один из лучших министров финансов Российской империи Сергей Витте неохотно давал деньги на военные нужды. Он последовательно выступал против любого участия России в каком бы то ни было военном конфликте, указывая на большой внешний долг и малозажиточность населения страны. За пять лет до Русско-японской войны Витте урезал запланированные расходы на сухопутную армию на полмиллиарда рублей.

Выступая за экономическую активность России в Маньчжурии, Витте противился усилению Тихоокеанского флота, полагая, что, чем сильнее становится Россия, тем активнее будут готовится к войне Англия и Япония.

Тем не менее военные расходы России росли как на дрожжах. Только за 1893-1899 годы расходы мирного времени на армию и флот выросли в 1,5 раза. Сергей Витте вступил в должность министра финансов в 1892 году, когда началось перевооружение пехоты винтовками Мосина, на что ушло в общей сложности 0,3 млрд рублей за 10 лет. Ещё 0,14 млрд потребовалось на обновление артиллерийского парка.

И грянул гром

На начавшуюся Русско-японскую войну Минфин выделил 100 млн рублей, посчитав сумму достаточной. С оценкой ошиблись в 22 раза!

Бюджет Российской империи был истощён и пришлось искать кредиты за границей. Банкиры и элиты США заняли непримиримую позицию из-за особенностей внутренней политики царского руководства. А Якоб Шифф, глава одного из ведущих банков Соединённых Штатов, выдал многомиллионный кредит Японии - в пику дому Романовых.

Англия была на стороне Японии. Москва за кредитом обратилась в Париж, считавшийся нашим союзником. И французские банки выдали 300 млн рублей под 6,5% годовых, на третьем месяце войны. Это было почти в два раза выше обычного процента, до войны удавалось занимать под 3,5%-4%. Но Россия была в безвыходном положении, чем и воспользовались французские финансисты. По оценке Минфина, в 1905-м году потребуется кредит уже в 800 млн, но французы, а вслед за ними немцы подняли ставку по займу уже до 7%.

Решили обратиться в США, обещая аудиенцию у самого российского Императора, но до конца войны так ни до чего и не договорились.

Правда в 1906-м году вроде бы США были готовы дать кредит в $0,5 млрд, но тут в Нью-Йорк океанским лайнером в каюте первого класса вместе с гражданской женой актрисой Андреевой приплыл Максим Горький.

Он же Алексей Пешков. Он же писатель, основатель соцреализма в литературе. И в своих речах перед американским истеблишментом сторонник большевиков Горький отговорил американцев дать кредит России.

Англосаксы кредитуют Японию

Справедливости ради стоит отметить, что Япония также нуждалась в финансовых средствах, но к ней международные финансовые круги испытывали куда большую симпатию, чем к Российской империи. Японии удалось занять в общей сложности больше $400 млн, из которых  56% прокредитовала Великобритания и 44% - Соединённые Штаты. Сначала деньги японцы занимали под 6% годовых, что дешевле, чем ставка для России. Успехи на фронтах понижали кредитную ставку, под конец войны Япония занимала уже под 4.5% годовых.

Полевые, но не цветы, а финансы

Русско-японская война стала первой, где финансисты действовали непосредственно в рядах русской армии, обеспечивая деятельность почти тридцати полевых казначейств. Было таковое и в осаждённом японцами Порт-Артуре. Наличные деньги казначейства получали в отделениях Госбанка, доставляя их на фронт в мешках.

Минфин подсчитал, что в ходе войны все полевые казначейства израсходовали 492,5 млн руб., больше 70% из которых - на закупки продовольствия и фуража. Жалованье военнослужащих заняло в расходах  без малого 19%, при том, что ежемесячно пехотинец получал усиленное жалованье - 45 копеек. Еду для людей и коней приходилось закупать на месте потому, что Транссибирская магистраль не справлялась с объёмами перевозимых для нужд армии грузов. 

В Маньчжурии охотно принимали российские бумажные рубли до русско-японской войны, так как их легко было поменять на золото и серебро. Приток наличности взвинтил цены в 7 раз и обрушил курс вдвое по отношению к серебру. В результате китайские торговцы в Маньчжурии и Монголии отказались принимать «бумагу», и пришлось насыщать воинские кассы  серебряными монетами и слитками. Харбинское отделение Русско-Китайского банка в 1905 году передало действующей армии 107 тонн серебра.

Все финансовые операции в армии отслеживались, существовала система строгой отчётности за полученные и израсходованные средства. Вместе с тем, были так называемые «экстраординарные расходы», не подлежавшие отчётности. Скажем, командир корпуса распоряжался 500 рублями в месяц в экстраординарном режиме.

Впервые на Русско-японской войне работали полевые сберегательные кассы, вкладчиками которых стали 35 тысяч фронтовиков, чьи депозиты превысили 8 млн рублей.

А вот в тылу с банками было не совсем хорошо. Война вызвала панику среди вкладчиков. Крупные банки выстояли, а мелкие и средние региональные кредитные учреждения обанкротились. И, хотя государство вливало в них ликвидность, вкладчики этих банков получили компенсацию в 15-20 копеек на вложенный рубль.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама