В других СМИ
Загрузка...
Рядовые Победы
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
Дошли до Берлина!

Рядовые Победы

К 75-летию Великой Победы еженедельник «Звезда » открывает новую рубрику, посвящённую подвигу наших людей, наших солдат и бойцов от рядового до маршала времён Великой Отечественной войны
03 октября 2019, 06:15
Реклама
Рядовые Победы
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
Дошли до Берлина!

И первый материал - о рядовых войны, о тех, кто прошагал фронтовыми дорогами в серых солдатских шинелях, кто смотрел врагу глаза в глаза, кто одной фразой «Дошли до Берлина!», начертанной на стенах поверженного рейхстага, вынес приговор германскому фашизму.

За годы Великой Отечественной войны были призваны в Вооружённые силы СССР или ушли на фронт добровольцами 34.476.700 человек. К этому порядку цифр у историков вопросов по большому счёту нет. С потерями сложнее. По одним данным, в боях за Родину погибли более 13 миллионов военнослужащих, по другим - почти 11, 5 миллиона. Сравнительно недавно появилась и официальная статистика военных потерь - 8.668.400 человек. Это без учёта воинских званий и должностей.

А теперь очень простая «арифметика»: если вычесть из общего скорбного списка потери комсостава -    1.023.093 человека, то получится, что самую высокую цену за Великую Победу заплатил рядовой состав - 7.645.307 человек.

Именно солдаты и матросы, сержанты и старшины первыми приняли удар германского вермахта на границе, стояли насмерть под Москвой, Сталинградом и Севастополем, именно они, истекая кровью, исправляли просчёты командования и претворяли в жизнь замыслы Ставки, которые потом назовут вершинами стратегического искусства.

На фронтах Великой Отечественной сложилась такая горькая поговорка: на передовой командир батальона остаётся живым месяц, командир роты - неделю, командир взвода - 3 дня, а рядовой - одно наступление...

Но если имена маршалов и адмиралов Победы хорошо известны, то персональные данные многих рядовых тружеников войны, например, тех же ополченцев, установить уже вряд ли возможно. Как невозможно установить судьбы всех пропавших без вести. Отсюда и надпись на Могиле Неизвестного Солдата у кремлёвской стены - «Имя твоё неизвестно, подвиг твой бессмертен».

Он погиб в 1941-м под Москвой и был наспех захоронен на 41-м километре Ленинградского шоссе в братской могиле, а упокоение нашёл четверть века спустя в центре нашей столицы. В последний путь неизвестного солдата проводили два прославленных советских маршала - Георгий Жуков и Константин Рокоссовский.

Страну заслонили собой

Уже через месяц боев, 22 июля 1941 г., к высшей награде страны были представлены командир танка старший сержант Александр Борисов и командир отделения из 163-го разведбата младший сержант Александр Грязнов (посмертно), сражавшиеся на Северном фронте. Для Александра Борисова война тоже оказалась недолгой - началась 2 июля, а закончилась - 6-го. В приграничье у Полярного круга экипаж Борисова пять суток практически не выходил из боя, не давая немецким и финским войскам прорваться на нашу землю, 3 июля, несмотря на ожесточённый артиллерийский огонь противника, танкисты спасли своих товарищей: сумели отбуксировать с поля боя один из наших подбитых танков. На следующий день немцы и финны попытались форсировать реку Куолайоки. Танкисты экипажа старшего сержанта Александра Борисова сражались 32 часа, они уничтожили до взвода вражеской пехоты и подавили огонь нескольких пулемётных точек. Фашисты так и не смогли прорвать нашу оборону. А 6-го июля 1941 г. у населённого пункта Куолоярви Мурманской области боевая машина Борисова пошла в свой последний бой - встречный бой с наступающими танками врага. Семь снарядов попало в советский танк, погибли все члены экипажа, кроме командира, который продолжал вести огонь по противнику. Немцы не выдержали, дрогнули и отошли. Потерявшего сознание старшего сержанта Борисова вытащили из разбитого танка: несколько осколочных ранений, ожоги, пробита голова...

Командующий войсками Северного фронта генерал-лейтенант Маркиан Попов, прочитав представление на награждение танкиста орденом, перечеркнул подготовленный к отправке в Москву документ и заставил штабных подготовить новый. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1941 г. за проявленные в боях мужество и героизм командиру танка старшему сержанту Александру Михайловичу Борисову было присвоено звание Герой Советского Союза.

Борисов об этом не узнал. Он умер в госпитале 15 июля 1941-го. Ему было 24 года.

Первым артиллеристом, заслужившим звание Герой Советского Союза, стал наводчик «сорокопятки» (которую на солдатском жаргоне называли «Прощай, Родина!») красноармеец Яков Кольчак.  13 июля 1941 г. у села Филяновка Хмельницкой области на батарею, три противотанковые пушки, пошли в атаку танки немецких союзников - венгров. Подпустив бронированные машины на 150 метров, орудийный расчёт открыл огонь. Запылали два лёгких танка Toldi I. Продвижение врага остановилось, по позициям советских артиллеристов венгры открыли ураганный огонь. Сослуживцы Кольчака по орудийному расчёту были убиты, замолчали слева и справа наши разбитые пушки, но советский солдат, действуя в одиночку, подбил ещё два венгерских танка.

Участником этого боя был фронтовой корреспондент газеты 18-й армии «Знамя Родины» Сергей Борзенко (впоследствии он и сам станет Героем Советского Союза). После войны Борзенко опишет подвиг Якова Кольчака в книге «Жизнь на войне». Но вначале события у Филяновки были скупым военным языком записаны в представлении артиллериста к награде. В архивах сохранилась резолюция командарма-18 генерал-лейтенанта Андрея Смирнова: «Достоин присвоения звания Героя Советского Союза. Дрался до тех пор, пока его орудие не было раздавлено танком».

Но о своей высокой награде артиллерист узнал намного позже, потому что вскоре был ранен и попал в плен. Освободили его только в августе 1944 г., и до победы Яков Кольчак воевал в штрафниках. Эта часть его боевого пути была отмечена орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу», а Золотую Звезду ему вручили только 25 марта 1947 г. Награждение проходило по самому высокому разряду - в Кремле. После войны Яков Харитонович работал председателем колхоза в родном селе. Умер Герой Советского Союза в 36 лет: в 1955-м году шевельнулся оставшийся с войны осколок...

И это ещё сравнительно удачная фронтовая судьба. Случалось и так, что единственным свидетелем солдатского подвига был противник. Вот строчки из дневника убитого под Москвой немца: «17 июля 1941 года. Сокольничи, вблизи Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата. Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну наших танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости… Оберст перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, то завоевали бы весь мир...»

Не получилось у них завоевать. Прежде танки 4-й танковой дивизии генерала Вилибальда фон Лангермана унд Эрленкампа шли по Европе, сметая всё на своём пути. Быстрым натиском взяли Польшу, во Франции загнали в позор Дюнкерка британский экспедиционный корпус, а на нашей земле стали гореть факелами.

Артиллериста, 17 июля 1941-го в одном бою уничтожившего 11 танков, 7 бронемашин и 57 вражеских солдат, звали Николай Сиротинин. Известно о нём немного: уроженец Орла, работал на заводе, в армию был призван в 1940 г. Его вместе с командиром батареи, чьё имя история не сохранила, оставили прикрыть отход отступающего полка. Орудийный расчёт должен был задержать немцев на мосту через речку Добрость у белорусского городка Кричев. Немцы шли нагло, уверенно - без передового дозора. Первым выстрелом наводчик поджёг головной танк, вторым - замыкающий колонну бронетранспортер. Противник открыл ответный огонь. Офицер был ранен и пошёл в тыл. Наверное, мог уйти и Сиротинин: задача была выполнена, враг задержан. Но солдат остался и стрелял по попавшим в огненную западню вражеским танкам, пока не закончились снаряды. Окруженный немецкими пехотинцами, в плен сдаться русский солдат отказался, долго отстреливался из карабина. Сопротивление прекратила немецкая пуля.

Давно сказано, что на миру и смерть красна, но о геройской гибели артиллериста помнили лишь немногие пережившие войну немецкие солдаты, да местные крестьяне, которых оккупанты согнали копать ему могилу. Уже после войны ветераны-однополчане просили присвоить Николаю Сиротинину посмертно звание Герой Советского Союза, но был он награждён в 1960 г. Орденом Отечественной войны I степени - поскупилась какая-то чиновничья душа...

Таких могил, где упокоились миллионы простых солдат, по всем российским, украинским и белорусским городам и сёлам - не перечесть. И в каждом лежат герои, грудью заслонившие страну.

Классика

«Обелиски фанерные.

Обугленные машины.

Здесь самые верные

Настоящие мужчины,

Что неправды не ведали

И верили свято.

Не продали, не предали

В экипажах ребята».

Ион Деген, 1962 год.

«Победы не бывает без славы»

За подвиги, совершённые в годы Великой Отечественной войны, высокого звания Герой Советского Союза было удостоено 11.739 человек (из них 3.051 -  посмертно). Точной статистики нет, но примерно каждый третий из Героев носил на плечах солдатские или сержантские погоны.

Возможно, геройскими звёздами было бы награждено значительно больше простых солдат, но в годы Великой Отечественной войны появилась и другая почётная награда - орден Славы. Этот знак высшего солдатского отличия мог получить, например, тот боец, кто в атаке первым ворвался в траншеи врага, кто сохранил от захвата противником знамя своей части, кто в бою заслонил собой от пули командира, кто уничтожил не менее 50 фашистов.

Фактически советская солдатская Слава стала аналогом Георгиевского креста, который в Русской императорской армии можно было заслужить только личной доблестью на передовой. Даже в качестве орденской для новой награды была утверждена георгиевская лента - с чередующимися оранжевыми и чёрными полосами. Та самая, о которой Екатерина II Великая говорила «лента сия соединяет цвет пороха и цвет огня».

Кстати, поначалу ордену для рядовых солдат хотели дать имя безусловного храбреца князя Петра Багратиона. Но Верховный Главнокомандующий, подумав, сказал: «Победы не бывает без славы». Иосиф Сталин предложил художникам переименовать награду в орден Славы.

Статистика

За мужество на полях сражений Великой Отечественной войны рядовым бойцам и сержантскому составу Красной Армии было вручено около миллиона знаков ордена Славы III степени, более 46.000 - II степени и 2.678 - I степени. Полных кавалеров ордена Славы - 2.671 человек. В 1976 году полных кавалеров ордена Славы - удостоенных всех трёх степеней этой награды - уравняли с Героями Советского Союза.

Уже через месяц после учреждения ордена Славы, в декабре 1943 г., полными кавалерами самой почётной солдатской награды стали Михаил Большов, Сергей Баранов и Андрей Власов. Но они, по непонятным причинам, сразу не попали в административные святцы. Поэтому первыми полными кавалерами ордена Славы долгое время считались ефрейтор Митрофан Питенин и старший сержант Константин Шевченко, заслужившие «полный бант» только в 1944 г. Питенин погиб, так и не успев получить Славу I степени, Шевченко воевал до последнего дня войны и кроме всех степеней ордена Славы был кавалером орденов Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды и, что для солдат и сержантов большая редкость, Красного Знамени. А самым молодым полным кавалером ордена Славы стал командир орудия 185-го гвардейского артиллерийского полка 82-й гвардейской стрелковой дивизии 8-й гвардейской армии гвардии младший сержант Иван Кузнецов. Его представили к ордену Славы I степени в возрасте 16 лет.

Согласно статуту, полным кавалером ордена Славы считался тот, кто получил все три степени последовательно. Больше Славы не полагалось. Но неразбериха на войне - дело привычное, поэтому были и кавалеры четырёх орденов Славы, а трое участников Великой Отечественной войны - Дмитрий Кохановский, Тимофей Грубый (оба из Винницы) и Николай Литвиненко (из Красноярска) - получили по пять орденов Славы разного достоинства. Правда, Дмитрия Кохановского в 1945 г. по суду лишили всех наград - «за ряд преступлений против мирного немецкого населения», которые он совершил, когда узнал подробности гибели своей семьи в Бабьем Яру. Уже в 1990 году Дмитрий Иосифович эмигрировал в Израиль, где и похоронен. И не нам его судить...

А самое массовое награждение главным солдатским орденом состоялось в январе 1945 г. За мужество и героизм, проявленные в бою на левом берегу реки Вислы в ходе Висло-Одерской операции, все рядовые, сержанты и  старшины    1-го батальона 215-го Краснознамённого полка 77-й гвардейской Черниговской Краснознамённой, орденов Ленина и Суворова стрелковой дивизии получили по ордену Славы. За коллективный подвиг воинов 1-го стрелкового батальона Военный Совет 69-й армии присвоил ему почётное наименование «Батальон Славы».

Оценка врага

«Русские с самого начала показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы войны объяснялись просто лучшей подготовкой. Обретя боевой опыт, они стали первоклассными солдатами. Они сражались с исключительным упорством, имели поразительную выносливость».

Эвальд фон Клейст, генерал-фельдмаршал вермахта.

...В первые месяцы войны наградами не разбрасывались, особенно Золотыми Звёздами. Да и потом, на второй или третий год войны, заслужить человеку в серой солдатской шинели даже медаль «За боевые заслуги» или медаль «За отвагу» было непросто. Присмотритесь к кадрам кинохроники встречи фронтовиков на Белорусском вокзале. Никаких иконостасов! Но это лица победителей. И равных советскому солдату на той войне не было.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама