В других СМИ
Загрузка...
Норвегия между стратегическим балансом и искушением
© army.mil
Двадцать четыре корабля из четырнадцати стран принимают участие в совместных учениях войск НАТО Trident Juncture 2018 в Норвежском море.

Норвегия между стратегическим балансом и искушением

Хватит ли у Осло благоразумия соблюдать баланс между желанием англосаксов превратить королевство в зону военных провокаций и снижением напряжённости в отношениях с Москвой?
08 октября 2020, 11:00
Реклама
Норвегия между стратегическим балансом и искушением
© army.mil
Двадцать четыре корабля из четырнадцати стран принимают участие в совместных учениях войск НАТО Trident Juncture 2018 в Норвежском море.

Фрегат ВМС Норвегии «Тур Хейердал» в сентябре этого года прибыл в Баренцево море в экономическую зону России с намерением принять участие в американо-британских учениях. По информации интернет-издания Barents Observer, норвежский военный корабль впервые вошёл в воды к востоку от Варяжского залива без приглашения Москвы.

Глава минобороны Норвегии Франк Бакке-Йенсен указал, что Норвегии становится всё сложнее соблюдать баланс между желанием британских и американских войск проводить манёвры в Баренцевом море и снижением напряжённости в отношениях с Москвой. Между тем в марте этого года норвежский боевой флот уже присоединялся к тренировке ВМС США и Великобритании. Двумя годами ранее в Норвегии состоялись крупнейшие учения НАТО Trident Juncture. Коллективную оборону при нападении условного противника отработали 50 тыс. военных. В манёврах были задействованы 65 военных кораблей. В частности, впервые со времён холодной войны в Норвежское море зашёл авианосец США «Гарри Трумэн».

Как отмечает РИА «Новости», ныне НАТО расширяет свою разведдеятельность в регионе. Например, вблизи российских границ проходят корабли разведки ВМС Норвегии, а с авиабаз этой страны вылетают на патрулирование американские патрульные противолодочные самолёты Poseidon. Североатлантический альянс стягивает войска к Норвегии.

США оказывают беспрецедентное давление на власти Норвегии, чтобы заставить их отказаться от учёта мнения собственного населения по вопросу использования порта Тромсё в качестве базы для американских атомных подводных лодок. Бывший министр обороны США Джим Мэттис призвал пересмотреть в положительную сторону спорный вопрос о задействовании гаваней порта Тромсё для приёма союзнических АПЛ.

Муниципальные власти и население Норвегии, понимая, что Вашингтон хочет использовать их территорию в качестве плацдарма для ведения войны против России, тем самым поставив под угрозу жизнь мирного населения страны, выражают несогласие со стратегией военного ведомства Норвегии.

Российские дипломаты неоднократно обращали внимание на то, что действия НАТО на севере Европы усиливают милитаризацию Арктики. В январе этого года посол по особым поручениям МИД РФ Николай Корчунов подчеркнул, что действия НАТО ведут к напряжённости и дестабилизации ситуации в регионе. В свою очередь, командующий Северным флотом России Александр Моисеев подтвердил, что страны-члены Альянса ведут активную подготовку своих войск в Арктике.

МИД России особенно беспокоят полёты разведсамолётов НАТО. Летательные аппараты приближаются на опасное расстояние к российским границам, из-за чего Минобороны РФ приходится поднимать в воздух истребители.

Почему же обстоятельства сложились таким образом, что северный сосед России, никогда исторически не оказывавшийся, в отличие, скажем, от Швеции, в ряду её противников, всё активнее позиционирует себя в блоке, враждебном Москве?

Сразу после Второй мировой войны Норвегия пыталась занимать «нейтральную» позицию. Осло полагал, что сотрудничество, зародившееся в ходе войны между США, СССР и Великобританией, может продолжиться и в мирное время, но между Советским Союзом и его бывшими западными союзниками по антигитлеровской коалиции началось активное противостояние.

Поначалу Норвегия надеялась выступать в качестве посредника между враждующими сторонами. Отсюда обсуждение проекта «Северного варианта», который мог бы объединить соседние страны в рамках нейтрально-оборонного пакта. Представители Дании, Норвегии и Швеции не раз встречались для рассмотрения вопроса о создании такого блока. В конечном же счёте норвежские политики сочли, что «Северный вариант» может быть заключён только при военной поддержке США и стран Западной Европы. Осло полемизировал со Стокгольмом по поводу того, что, с точки зрения шведских властей, самодостаточный «Северный вариант» действительно способен гарантировать безопасность.

Особое внимание Вашингтоном и Лондоном уделялось скандинавским странам, в первую очередь Норвегии и Швеции. СССР же, напротив, предпринимал активные усилия для того, чтобы не допустить присутствия скандинавских стран в Североатлантическом альянсе. Во многом благодаря этим усилиям, Швеция отказалась от вхождения в НАТО.

Москва предложила Осло рыбопромысловые льготы в советском секторе Баренцева моря и заключение долгосрочного пакта о взаимном ненападении. Однако норвежское правительство отклонило эти предложения и продолжало вести переговоры о Североатлантическом союзе, к которому присоединилось в 1949 году. К тому времени Норвегия окончательно отказалась от нейтралитета, обеспокоенная приходом к власти коммунистов в Чехословакии и стремлением СССР заключить с Финляндией договор о взаимопомощи в военной сфере.

Наряду с тем, в послевоенные годы норвежские власти хорошо помнили, как в 1944 году министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов предложил Норвегии пересмотреть Шпицбергенский договор и уступить Советскому Союзу остров Медвежий - самый южный в архипелаге.

Для НАТО включение в этот блок Норвегии являлось важным стратегическим узлом. Без неё на то время в Альянсе бы не было ни одной страны, граничащей с СССР. К тому же в Североатлантическом альянсе не без дальновидности полагали: присутствие Норвегии в НАТО будет оказывать влияние на позиционирование Швеции и Финляндии.

Кстати, сейчас уже три года Финляндия и Швеция, не являясь членами НАТО, ассоциировано входят в состав Объединённых экспедиционных сил наряду с Норвегией и ещё шестью странами Альянса.

С 1951 по 1971 год Соединённые Штаты и Канада бесплатно передали Норвегии вооружения и различного военного снаряжения на сумму в 7,6 млрд крон. Примерно четверть военных расходов Норвегии финансировалось за счёт вливаний от других стран НАТО. Норвегия оплатила лишь 30% расходов на сооружение аэродромов, площадок для ракетных установок и складов боеприпасов.

Сегодня, как и в предшествующие десятилетия, на норвежской земле размещены радионавигационные станции и другие объекты, обслуживающие американские атомные подводные лодки и самолёты ДРЛО. На территории Норвегии регулярно проводятся манёвры объединённых вооружённых сил Альянса. В мирное время силы НАТО могут пользоваться восемью норвежскими авиабазами, а также складами для тяжёлого вооружения.

Со времён холодной войны Норвегия часто принимала учения НАТО. Например, в марте 1976 года в учениях AMF «Атлас Экспресс» было задействовано 13 тыс. норвежских и союзных войск на севере Норвегии.

Норвегия также рассматривается в качестве важного «энергетического запасника» Альянса. Согласно оценкам экспертов НАТО, при возникновении «кризисной ситуации» Норвегия может обеспечить около 30% потребностей стран-членов этого блока в энергетическом сырье.

Однако, будучи членом НАТО, Норвегия традиционно старалась занимать, насколько это было возможно, в некотором роде независимую позицию. Норвежское правительство исходило из того, что Советский Союз является господствующей державой в регионе, и старалось не провоцировать его. Ещё до подписания Североатлантического договора Осло заявил, что в любом случае не позволит создавать иностранные базы на своей территории в мирное время. В 1957 году Норвегия отказалась иметь атомное оружие в мирное время, а также размещать ракеты средней дальности.

Стратегическая особенность Норвегии состоит в том, что государство в наше время с населением всего лишь около 5,4 млн человек должно думать об обороноспособности территории, превосходящей по размерам Германию. И это - благодатная почва для союзников по НАТО.

Пока по сей день Норвегия, несмотря на проявляемую ею активность в НАТО и на то, что Североатлантический альянс ныне возглавляет норвежец Йенс Столтенберг, придерживается исторического обещания не допускать размещения иностранных военных баз или постоянного тотального развёртывания иностранных сил на своей территории в мирное время. Трудно обойти вниманием, что весной прошлого года премьер-министр Норвегии Эрна Сульберг прямо заявляла: «Безусловно, наше географическое положение имеет очень больше значение для России. Однако мы не чувствуем какой-либо тревоги или опасения, что Россия нам может угрожать».

Но хватит ли у Осло благоразумия оставаться верным привычному стратегическому балансу, или он не устоит перед искушением новыми финансовыми потоками, которые сулят ещё большее расширение возможностей для НАТО на территории Норвегии?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама