В других СМИ
Загрузка...
Дед, я тебя помню...
© Фото автора
Парад для ветерана.

Дед, я тебя помню...

Вспомним всех. Тех, кто принимал участие в боевых действиях, остались считанные единицы, и становится их всё меньше: они достигли того возраста, что и до 75-летия Великой Победы, которую мы будем праздновать всего через пару месяцев, доживут, увы, не все... Мы - последнее поколение, которое ещё имеет возможность лично пообщаться с живыми свидетелями той войны
17 марта 2020, 06:15
Реклама
Дед, я тебя помню...
© Фото автора
Парад для ветерана.

Капитан Василий Иванович Самченко, 1916 года рождения. Награждён медалью «За боевые заслуги», орденом Отечественной войны II степени и орденом Красного Знамени

«Дед, я тебя помню», так назвал своё повествование мой брат, когда один интернет-ресурс объявил акцию рассказов о родственниках - участниках Великой Отечественной войны к 70-й годовщине Победы.

Хотя мамин отец, капитан Самченко Василий Иванович скончался от ран, полученных во время боя близ польского городка Горлице 20 января 1945 года, не дожив до Дня Победы совсем немного. Наша мама родилась в январе 1942 года и так никогда и не увидела отца, ушедшего добровольцем на фронт на третий день после начала войны, оставив беременную жену и двухлетнюю дочь. Бабушка, его жена, была в эвакуации и за всю войну получила от него всего четыре письма.

О том, как геройски воевал наш дед, о его боевых наградах, мы узнали только много лет спустя после окончания войны, когда на основе оцифрованных архивных документов начали создаваться электронные базы данных тех, кто сражался за свободу и само существование нашего народа.

Дед воевал под Запорожьем, командовал штрафной ротой в Орловской области, был трижды ранен легко и один раз тяжело. Командование считало его тактически грамотным и способным командиром. С боями дошёл до Польши, где 18 января 1945 года 2-й батальон 211-й стрелковой дивизии под командованием капитана Самченко первым форсировал реку Дунаец, захватил у противника переправу, обеспечив успех нашим войскам, и занял станцию Марценковице.

На станции батальон под его командованием захватил эшелон с автомашинами, эшелон с русскими военнопленными, несколько эшелонов с боеприпасами и другим военным имуществом, четыре паровоза и склады с боеприпасами. В этом бою дед был смертельно ранен в трахею и скончался в госпитале два дня спустя.

За исключительные мужество и отвагу, по приказу генерала армии Петрова, он был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза, но в итоге был награждён орденом Красного Знамени.

«И будет карточка пылиться»…

В память о деде у нас в семье сохранилась только маленькая потёртая фотография 3х4 «на документы». И бабушкины воспоминания. Она так больше и не вышла замуж и каждый год в День Победы, когда объявляли минуту молчания, всегда плакала. На всех семейных застольях она неизменно произносила один и тот же тост: «За мир, за дружбу! Лишь бы не было войны». Истинную цену её слов я поняла, только уехав жить и работать сюда, на воюющий Донбасс.

Пехотинец Иван Онуфриевич Остапович, 1922 года рождения. Награждён орденом Отечественной войны II степени

Вскоре после начала войны, по окончании короткой месячной подготовки, Иван Онуфриевич оказался на фронте. В то время Красная Армия с тяжёлыми боями отступала: немецкая армия навалилась стеной, поначалу имея огромный перевес и в живой силе, и в артиллерии, а особенно в авиации. Но сломить героическое сопротивление советских солдат не удавалось - те шли в атаку на немецкие танки со штыками.

В начале октября 1941 года Иван Остапович вместе со своим батальоном был переброшен в качестве подкрепления под Запорожье, где находился крупный железнодорожный узел, через который шли эшелоны на Москву. Но к тому времени немцы прорвали оборону Красной Армии, и близ села Конские Раздоры Иван Онуфриевич попал в окружение, а затем в плен, и был переправлен в концлагерь в Германию в город Хаммельбург.

Поняв, что с приближением поражения Германии в войне шансов выжить в лагере практически нет, Иван Онуфриевич решил бежать. По дороге с работы, когда колонна военнопленных шла по мосту через реку, пройдя мимо конвоя, он схватил друга-харьковчанина за руку и вместе с ним бросился в кусты.

Кленовый лист...

Выбравшись из города, они добрались до кленового леса, который запомнился Ивану Онуфриевичу на всю оставшуюся жизнь. И вот почему: едва они с товарищем достигли лесополосы, как силы оставили его, он почувствовал, что его рассудок мутнеет, и он теряет сознание от голода и жажды. Он отправил более крепкого товарища на поиски какой-нибудь еды, но тот не решался просить её у местного населения, опасаясь, что их схватят.

И тут вдруг пошёл дождь, заставивший беглецов поверить в Божий Промысел: дождевые капли собирались на больших широких листьях клёнов...

Иван велел другу стряхивать их в кружку, которую прихватили во время побега. Воды удалось собрать всего-то пару столовых ложек. Вначале Иван дал попить товарищу, которого тоже мучила жажда, а остаток выпил сам. Едва живительная влага коснулась его губ, как сознание прояснилось. К тому времени он уже много раз видел, как умирали люди: и от голода, и от холода, но тут ясно понял, что страшнее всего, когда нет воды, потому что без неё смерть особо страшна.

По лесу они добрались до Баварии, питаясь молодой берёзовой корой, и через некоторое время встретили американских солдат, которые отправили их, ослабевших, на сборный пункт. На Родину Иван вернулся уже после победы, 29 сентября 1945 года, и был сразу направлен на восстановление города Каракубстрой, ныне Комсомольское, в Старобешевский район Сталинской (Донецкой) области. Здесь он и живёт по сей день.

Радистка Галина Кузьминична Горбенко, 1926 года рождения. Награждена орденом Отечественной войны II степени и медалью «За боевые заслуги»

На фронте с 26 июня 1943 года. Прибыв на передовую, семь первых месяцев Галина Кузьминична провела на боевом посту в специальном окопе рядом с артиллерийской батарей. По её воспоминаниям, он был «круглый, как бочка». Индивидуальное укрытие предназначалось для корректировки огня - это и стало первой боевой задачей девушки. Потом она была телефонисткой; пришлось также выучить азбуку Морзе и «работать на ключе»: за одну минуту полагалось принять 15 знаков. Причём открытым текстом радисты не работали из соображений секретности, только цифрами.

В ночь с 8 на 9 мая 1945 года её часть находилась где-то под Веной. Галина Кузьминична дежурила и в приёмнике услышала уже ставший привычным голос Левитана: «Внимание! Говорит Москва! Передаём важное правительственное сообщение».

Далее диктор поведал, что к ставке Гитлера подъехала машина, из которой вышли командующий войсками Белорусского фронта маршал Жуков и двое других высших военных чина, фамилии которых Галя от волнения не запомнила. От сознания того, что сейчас будет подписан акт о капитуляции Германии, и война закончится, её руки задрожали, и она выронила карандаш.

Когда через некоторое время Левитан объявил, что акт о капитуляции подписан, и только на отдельных участках фронта продолжаются небольшие перестрелки, Галина Кузьминична закрыла радиостанцию на ключ и побежала в поселок. Впервые за время войны часть была расквартирована не в землянках, а в домах. Она принялась стучать в окна и кричать: «Хлопцы, война закончилась!»

Солдаты выбежали на улицу, кто с автоматом, кто с ружьем, и стали стрелять в воздух. Кто кричал, кто плакал от радости. И в этот момент она увидела, как несут на носилках убитого старшего сержанта их батареи.

Ей запомнилось входное пулевое отверстие в виске, почему-то без крови, и до слёз стало жалко этого солдата, не дожившего минуты до Победы!

Погружаясь мысленно в те дни, Галина Кузьминична и сейчас устало улыбается: она помнит, что из-за постоянного недосыпа ей всё время хотелось положить голову на подушку. «Чтоб не уснуть, пока жду сообщения по рации, я прислоняюсь к стеночке и ползу-ползу… А тут я прибегаю в комнату, где стояла моя кровать - только тонкая сетка и больше ничего, постели не было, - я упала прямо так, одетая, и уснула до утра».

Санинструктор Анна Антоновна Кузнецова, 1919 года рождения. Награждена орденом Отечественной войны II степени

В декабре прошлого года Анне Антоновне исполнилось 99 лет.

На фронт она попала летом 1944 года. В июле советские войска заняли Сандомирский плацдарм в Польше, форсировав реку Вислу. Были большие потери, так как немецкая армия предприняла контрудары, поэтому 367-й полк 71-й стрелковой дивизии был доукомплектован пополнением. В это время 25-летний санинструктор Аня и получила своё боевое крещение на передовой: «Немцы пустили разведку боем. А мы не ожидали - растопили баню... Прожарку сделали обмундированию, чтоб вши не завелись. За гигиеной очень строго следили. И тут шквальный огонь. Те, кто в бане был, в одном белье огневые точки заняли в траншее. Было очень страшно. Оказалось, что это не наступление, а разведка боем».

«Война - это одни слезы, одна кровь, один испуг», - вспоминает Анна Антоновна. «Всё пылало, всё горело! Ни покушать, ни обуться, ни одеться... Но люди всё переносили стойко, никто не ворчал.

Солдату на войне тяжелее всех. Когда бывают длинные переходы, осенние и ранней весной: туман, изморозь… Шинелька становится вся мокрая. Не каждый может быть героем. Для того, чтобы быть героем, надо в душе быть героем. На фронте это трудно. Было очень трудно думать, что ты умрёшь, что ты искалечен будешь. Потом привыкаешь, а поначалу было невыносимо. Плакать хотелось. Но мы чувствовали, что война заканчивается. У нас было много свежей силы. Солдаты были воодушевлены».

Вареня Василий Фёдорович, 1925 года рождения. Награждён орденом Отечественной войны II степени

Принимал участие в Висло-Одерской операции. При форсировании Одера Василий, как первый номер пулемётного расчёта, шёл по льду, неся 26- килограммовый груз - станковый пулемёт.

За ним шёл второй номер, Владимир, и тащил коляску с шестью коробками лент. Тогда в одной ленте было по 250 патронов. Василий Фёдорович как сейчас помнит, что посоветовал товарищу размотать подмотки и тянуть коляску на них, чтобы идти от неё на расстоянии, равномерно распределяя груз по льду, чтобы не провалиться под нешуточной тяжестью.

Когда уже подходили к берегу, неподалёку от Василия разорвалась мина, ранив его в руку. «От мины лёд кусками пошёл, и я в воде между этими кусками. До берега метров семь - не больше было, но глубина большая», - делится он. «Второй номер уже на берег перетянул свой груз, и заметил, что я барахтаюсь. Он тогда одну подмотку мне клубком бросил. Я здоровой рукой за неё ухватился, он меня вытянул и в немецкий дзот затянул. Два немца там сидели неподвижно, на стеллажах, и я видел, что у них носом кровь хлещет.

Это уже позже мне рассказали, что когда наша «Катюша» бьёт по дзотам, реактивные снаряды их не пробивают, но оглушают сидящих там, и они всё равно погибают».

Утром в дзоте его нашли санитары, собиравшие раненых. Они вывели его наверх, перевязали и велели идти, держась за повозку: на ней не было места, там лежали тяжелораненые. Василий Фёдорович слышал, как они стонут, кричат.

Так он как-то и доковылял до медсанбата, как в тумане от потери крови, боясь только одного - упасть, выпустив борт подскакивающей на ухабах телеги.

Оттуда медики перевели пулемётчика в госпиталь, сделали операцию и дали два с половиной месяца на поправку. Однажды к ним в палату зашёл командующий и объявил: «Ну, сыночки, кончилась война». Потом подошёл к каждому бойцу, пожал руку и каждого поцеловал. После чего добавил: «Теперь надо другую войну выиграть - восстанавливать разрушенное».

Сразу после войны Василий Федорович был направлен на Западную Украину находить и разбирать склады оружия и боеприпасов, которые немцы оставляли на случай своего возвращения в специальных схронах. Позже Василий Фёдорович получил назначение в город Калинин. Там ветеран строил ткацкий комбинат.

Парадные расчёты, оркестр и знамя Победы для одного ветерана

Вслед за Смоленском, Уфой, Костромой и Ростовом-на-Дону, в Донецке стартовала акция «Парад для одного ветерана».

Традиционно, на ежегодных военных дефиле в честь Дня Победы, ветераны Великой Отечественной войны всегда занимали места на почётной трибуне, где именно они - самые главные и желанные гости. Однако, как ни грустно, настал день, когда многим из тех, что ещё пребывают среди нас, возраст или состояние здоровья не позволяют покинуть дом. Но выход есть всегда: если ветеран не может идти на парад, парадные расчеты могут прийти прямо к его дому. Ведь у нас, пока ещё относительно молодых и здоровых, осталось совсем немного времени, чтобы выразить им нашу признательность всеми доступными нам средствами.

25 февраля этого года первый такой парад прошёл в Донецке по случаю 94-летнего юбилея Алексея Филипповича Юнды.

В этот день прямо у его дома перед ветераном под аккомпанемент военного оркестра торжественным маршем прошло более ста курсантов Донецкого Высшего общевойскового командного училища, академий МЧС и МВД, а также колонна юнармейцев.

Командир сапёрного отделения Алексей Филиппович Юнда награждён медалью «За победу над Японией» и орденом Отечественной войны II степени. На фронт он был призван в 1943 году и направлен служить на Дальний Восток; в рамках выполнения Ялтинских соглашений принимал участие в высадке на Курильских островах.

На сегодняшний день в Донецкой Народной Республике прошло уже несколько таких парадов. Всего к 75-летию Великой Победы их планируется провести около тридцати.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама