В других СМИ
Загрузка...
Вашингтон лает, корабль плывёт... «Академик Черский» идёт в Балтийское море.

Вирус вирусом, а газовые войны по расписанию

То, что США намерены продолжать все развязанные ими войны, как «горячие», так и экономические, стало очевидно после провала резолюции ООН о прекращении на время борьбы с пандемией коронавируса введённых в обход Совета Безопасности ООН санкций и прекращения военных действий
28 апреля 2020, 11:02
Реклама
Вирус вирусом, а газовые войны по расписанию
© neftegaz.ru
Вашингтон лает, корабль плывёт... «Академик Черский» идёт в Балтийское море.

Вашингтон начинает раздражать Берлин

Продолжается и война против строительства Северного потока-2. В дополнение к санкциям, которые заставили швейцарского подрядчика Allseas прекратить укладку СП-2, палата представителей и сенат США готовят новый законопроект о санкциях. По информации немецкого делового издания Handelsblatt, они будут касаться европейских инвесторов газопровода и будущих покупателей газа и вступят в силу в случае, если Россия попробует самостоятельно завершить проект.

Пока российское судно «Академик Черский» следовало в Балтийское море, приблизившись уже к Канарским островам, американский сенатор-республиканец Тед Круз, из нефтегазового штата Техас, развернул кампанию, что прокладка труб в Балтийском море при помощи анкерной технологии наносит ущерб экологии. Негодование «наших партнёров» можно понять, особенно на фоне ухода цен на нефть марки WTI в отрицательные значения.

Но чем более агрессивно ведёт себя Вашингтон, тем большее раздражение он вызывает у Германии.

На днях глава комитета Бундестага по вопросам экономики и энергетики Клаус Эрнст заявил следующее: «Северный поток-2» важен уже хотя бы потому, что по нему можно доставлять в Европу дополнительные объёмы газа. Германии и Европе самим решать, у кого покупать газ, и это не зависит от кризиса вокруг коронавируса. Экстерриториальные санкции США против предприятий, в том числе европейских, которые участвуют в строительстве проекта, неприемлемы и требуют жёстких ответных мер со стороны Европы. К примеру, санкций против американского фрекингового газа».

Предложение крайне радикальное и совсем недавно ещё немыслимое для немецких политиков. Тем не менее в реальность такого шага верится слабо. У немецкой стороны достаточно рычагов для защиты своих энергетических интересов. Прежде всего, оператор «Северного потока-2» направил в Федеральное сетевое агентство заявку об освобождении от норм новой Газовой директивы Еврокомиссии, согласно которой на СП-2 распространяется действие Третьего энергопакета ЕС. Положительное решение боннского регулятора станет той самой лакмусовой бумажкой, которая выявит истинные намерения официального Берлина в отношении проекта.

Что же касается американского СПГ, сланцевая индустрия США в условиях пандемии коронавируса и нефтяного кризиса находится в таком положении, при котором Германия может сидеть на берегу и ждать, когда мимо проплывёт труп врага.

Справка

Газ в США, поставляемый в виде СПГ на европейский рынок, является побочным продуктом добычи нефти. Так, согласно отчёту Continental Resources, в 2018 г. из добываемых примерно 300 тыс. барр. условного топлива в сутки 58% приходилось на нефть, а 42% на газ. Падение цен на нефть принуждает американские добывающие компании сокращать производство, что автоматически приведёт к сокращению добычи газа. Но проблемы с газом начались гораздо раньше.

В феврале, ещё до начала эпидемии, поставки американского СПГ в Европу упали вдвое. Проблема в том, что из-за перенасыщенности рынка на ключевом в северо-западной Европе хабе - TTF в Нидерландах, цена за год упала на 40% или на $106 за тыс. кубометров. В марте она составляла $100, а 21 апреля рухнула до $69,4. При этом лишь операционная стоимость американского СПГ составляет $ 3,3/млн БТЕ, а если добавить к этому $ 2,25-3,5 расходов на сжижение и один доллар доставки до Европы, получим стоимость «молекул свободы» в $ 6,8. Россия же поставляет в Европу СПГ по $2.

В итоге крупнейший производитель СПГ в США Cheniere Energy сообщил о возможной отсрочке запуска третьей линии завода Corpus Christi мощностью 9,5 млн тонн. Из-за неблагоприятных рыночных условий Shell выходит из проекта по строительству СПГ-завода Lake Charles LNG, отложено принятие окончательных инвестиционных решений по проектам Golden Pass LNG и Texas LNG.

«Молекулы свободы и борьбы»

Основным конкурентом американского «сланца» на европейском рынке является Россия. По итогам 2019 г. РФ занимает 20% европейского рынка против 13% у США. Тем не менее почивать на лаврах рано. В декабре Вашингтон снова вырвался вперёд и строит планы по поставке в 2020 г. на мировой рынок дополнительно 29 млрд куб. м сжиженного природного газа.

Наблюдается и гонка производственных мощностей. Как следует из отчёта Международной группы импортёров СПГ GIIGNL, в 2020-м США увеличат свои мощности по производству сжиженного газа на 17,5 млн тонн, тогда как Россия только на 0,9 млн тонн за счёт запуска четвёртой очереди завода «Ямал СПГ». В то же время в России, как и в США, Shell вышла из проекта Газпрома «Балтийский СПГ». При этом 14 апреля Госдума России приняла закон о расширении ресурсной базы для экспортных проектов производства СПГ, что позволит вовлечь в производство четыре месторождения с суммарными ресурсами более 1,5 трлн куб. м газа. А, как сообщает «Новатэк», предприятие не будет отказываться от планов строительства новых СПГ-заводов, несмотря на сокращение продаж в первом квартале 2020 г. на 28,4%.

Казалось бы, при чём здесь «Северный поток-2»? По мнению ряда аналитиков, российские проекты СПГ наоборот составляют конкуренцию «Газпрому», нанося ущерб развитию инфраструктуры магистральных газопроводов и снижая объём продаж трубопроводного газа.

На самом же деле в данном случае, скорее, наблюдается классическая игра с двух рук, где оперативные силы СПГ-концернов быстро вытесняют американских конкурентов, а трубопроводный газ продолжает следовать в европейские ПГХ своим курсом.

В общем зачёте эти операции увеличивают российское присутствие и «ареал обитания» на европейском рынке (либо, при худших сценариях развития кризиса, позволяют сохранить долю рынка), нанося существенный ущерб американским конкурентам, не имеющим определённых ресурсов для строительства газопроводов.

В развернувшейся войне Россия имеет ряд естественных преимуществ, которые обеспечивают востребованность её как трубопроводного, так и сжиженного газа в Европе. Это, во-первых, долгосрочные контракты. Гарантированная стабильность поставок, их безопасность и надёжность особенно проявились во время пандемии коронавируса, показавшего, насколько легко разрушить систему передвижения товаров и рабочей силы. Количество долгосрочных контрактов увеличивается даже в сфере поставок СПГ. Как сообщают в «Новатэк», корпорация снижает объёмы торговли на спот-площадках, переходя на договоры с потребителями. Во-вторых, в силу близости источников энергоресурсов к европейским потребителям стоимость российского голубого топлива ниже, чем заокеанского. Испанские Naturgy, Repsol SA и Endesa SA в феврале отказались от американского СПГ. Ввиду дороговизны выгоднее стало заплатить неустойки, нежели продать американский газ на падающем европейском рынке.

Восточно-европейские сателлиты США, сделавшие ставку на «молекулы свободы», как и Еврокомиссия, естественно, приняли сторону Вашингтона. И тем самым добавили к экономическим аргументам в пользу российского газа политического перца.

Германии есть за что «пободаться»

Германия, являющаяся главным донором ЕС, нуждается в газе. Под давлением «гретообразных» Берлин принял решение отказаться от атомной и угольной энергогенерации. Что же касается СПГ, выброс диоксида углерода при реализации этих проектов существенно выше, чем при трубопроводных поставках. Американцы, борющиеся с помощью своих ручных НПО за «экологию», сами себя загнали в ловушку. Как, впрочем, и с бесконтрольным наращиванием добычи газа, что привело к кризису перепроизводства и критическому для американской промышленности падению цен. Покупка дорогостоящего заокеанского СПГ не позволит сохранить в стране низкие тарифы на электроэнергию, добыча газа в Нидерландах и Норвегии падает, а сама Германия обеспечивает свои энергопотребности лишь на 35%. 

Но даже при прочих равных условиях США не могли бы считаться приоритетным партнёром. Если даже относительная энергетическая независимость Европы не может защитить её от угроз и шантажа Вашингтона, остаётся лишь предполагать, насколько нагло США будут вмешиваться в европейскую политику, посадив наиболее значительные страны Евросоюза на свою газовую иглу. Борьба за СП-2 в этом контексте выглядит уже не столько попыткой защитить вложенные средства, сколько «священной войной» против американского диктата, в которую включился весь немецкий народ.

Справка

Строительство трубопровода от российского побережья до Германии поддерживают 77% немцев, 86% жителей ФРГ осудили односторонние санкции против РФ, введённые Вашингтоном. Лишь 5% одобряют действия США, 9% затруднились с ответом.  За активизацию работы с Россией выступают 55% респондентов.

Наконец, приобретение статуса основного поставщика российского газа в Европу резко увеличивает экономический и политический вес Германии в Европейском союзе, который пока ещё существует. Для наиболее авторитетной страны ЕС кризис в отношениях в США, которые ничем не помогли своим трансатлантическим союзникам, является хорошим шансом усилить «европоцентричность» Евросоюза и поставить на место явно заигравшийся в глобализм Брюссель. Улучшение в пику Вашингтону отношений с Россией, оказавшей действенную помощь наиболее пострадавшим от коронавируса странам, могло бы стать неплохим козырем в попытках сохранить пошатнувшееся единство Европы.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама