В других СМИ
Загрузка...
Милосердие, долг, самоотверженность
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
В России указом Президента Российской Федерации учреждены две новые государственные награды.

Милосердие, долг, самоотверженность

В России указом Президента Российской Федерации учреждены две новые государственные награды орден Пирогова и медаль Луки Крымского. Президент Владимир Путин наградил медиков за борьбу с коронавирусом
22 июня 2020, 12:18
Реклама
Милосердие, долг, самоотверженность
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
В России указом Президента Российской Федерации учреждены две новые государственные награды.

Вне всякого сомнения, оба выдающихся хирурга и Николай Иванович Пирогов, и Лука Крымский (архиепископ Лука, в миру - Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий) - люди очень достойные и их имена по праву увековечены в орденской системе России.

Справка

В годы Великой Отечественной войны в СССР были задуманы, но не реализованы несколько орденов. И в их числе - орден Николая Пирогова, которым предполагалось награждать медработников. Сегодня, когда люди в белых халатах в абсолютно мирных условиях продолжают вести настоящие боевые действия против малоизученной невидимой заразы, учреждение данного ордена - очень уместно и своевременно.

Только врач и только хирург

Неизвестно, кто причислил цифру 13 к несчастливым, но Николай Иванович, родившийся в Москве 25 ноября 1810 года и ставший 13-м ребёнком в своей семье, напрочь опроверг эту теорию. Вся его жизнь по сей день является примером беззаветного служения медицине. За полвека трудовой деятельности он сделал огромное количество открытий, до настоящего времени не потерявших своей актуальности.

Николай с детства тяготел к медицине, и уже в 14-летнем возрасте стал студентом 1-го курса медицинского факультета Московского университета. Правда, для этого ему пришлось немножко схитрить и прибавить себе два года, но на вступительных экзаменах, которые он сдал наравне со всеми, этого никто даже не заметил.

Из-за постоянной нехватки денег в семье Николаю помимо учебы приходилось подрабатывать. А поскольку ни в чём другом, кроме медицины, он себя не видел, то и работать устроился по специальности - в «анатомку». Там, помогая санитарам и патологоанатому, он сделал для себя окончательный выбор, решив, что обязательно станет хирургом. И стал им, защитив диссертацию на степень доктора медицины в 23 года!

На молодого специалиста нельзя было не обратить внимание, и в группе будущих профессоров российских университетов Пирогова отправили повышать свой образовательный уровень в Берлин. Возвращаясь после полного курса обучения домой, он тяжело заболел и был вынужден остаться в Риге до выздоровления. И там, едва поднявшись с госпитальной койки, он впервые всерьёз заявил о себе, как о практикующем хирурге. Брался за любые операции: полостные, ампутации конечностей, удаление различных опухолей; не имел при этом ни одного летального исхода. Пирогов даже занимался ринопластикой, «выкроив» и пришив нос нескольким пациентам.

После такой практики ему не составило труда возглавить хирургическую клинику в городе Дерпте (ныне - Тарту). Здесь он озадачился поиском наилучших способов проведения операций, дабы «найти правильный путь для перевязки той или иной артерии». Именно здесь было положено начало новой науки - хирургической анатомии, которую создал Пирогов.

После пяти лет работы в Дерпте молодой учёный был зван в Петербург, где возглавил кафедру хирургии в Императорской медико-хирургической академии. Одновременно он стал руководить клиникой госпитальной хирургии, где происходило обучение военных хирургов, не прекращая практиковать ни на один день.

Николай Иванович разработал не только совершенно новые методы, благодаря которым ему удавалось чаще, чем другим хирургам, избегать ампутации конечностей, но и придумал инструменты, которыми любой хирург сделает операцию быстрее и более безболезненно для пациента.

После того, когда в больнице города Бостона (США) в октябре 1846 года при проведении операции впервые был использован эфирный наркоз, Пирогов озадачился, как «перетащить» этот опыт в свою страну. И у него получилось. Уже 7 февраля следующего года в России была сделана первая операция под наркозом. Провёл ее коллега Николая Ивановича по профессорскому институту Федор Иноземцев, возглавлявший кафедру хирургии Московского университета. Пирогов же свою первую операцию с применением обезболивания сделал на неделю позже. За год в тринадцати городах России было совершено шестьсот девяносто операций под наркозом. Триста из них сделал Пирогов.

Справка

Всего хирург Пирогов провёл не менее десяти тысяч операций, используя эфирный наркоз. Большую часть из них - в полевых военных условиях.

Военврач

Впервые в действующей армии Николай Иванович оказался в 1847 году, уехав добровольцем на Кавказ. Он хотел проверить на практике разработанные им операционные методы. Там же впервые применил перевязку бинтами, которые были пропитаны крахмалом. Крахмальная перевязка оказалась удобнее и прочнее, чем применявшиеся раньше лубки. Позже вместо крахмала Пирогов стал использовать гипс и первым в истории отечественной медицины применил гипсовую повязку, которая позволила ускорить процесс заживления переломов и избавила многих раненых солдат и офицеров от уродливого искривления конечностей. Особенно это пригодилось во время Крымской войны (1853-1856 гг.) в Севастополе, куда Пирогов во главе группы врачей и медсестёр выехал добровольно.

Не менее важной его заслугой в период военных действий стало внедрение сортировки раненых. Раньше в тыл без разбора отправляли всех, кого удалось вытащить с поля боя. А Пирогов ввёл систему отбора. Раненых осматривали на полевом перевязочном пункте: тех, кому можно было помочь на месте, отпускали, а тех, кто имел серьёзные травмы, отправляли в тыловой госпиталь. Таким образом, всегда дефицитные места в военном транспорте доставались как раз тем, кто в них действительно нуждался.

Наш хирург первым в мире предложил распределять раненых по степени тяжести на пять категорий:

1) безнадёжные и смертельно раненые;

2) тяжело и опасно раненые, требующие безотлагательной помощи;

3) тяжёлые, способные пережить после оказания первичной помощи доставку в госпиталь;

4) подлежащие отправке в госпиталь;

5) легкораненые, которым помощь оказывается на месте.

Из такой сортировки впоследствии выросла вся лечебно-эвакуационная служба армии. По инициативе Пирогова в русской армии была введена новая форма медицинской помощи, появились сестры милосердия. По факту именно он считается основоположником военно-полевой медицины.

Покой ему только снился

После падения Севастополя Пирогов возвращается в Петербург. На приёме у императора Александра II со свойственной ему прямотой он рассказал императору всё, что узнал и увидел: о непростительной отсталости страны как в военном деле, так и в медицинском. Николай Иванович оказался непонятым, впал в царскую немилость и был отправлен в «ссылку» - попечителем Одесского и Киевского учебных округов. Затем был ещё ряд назначений на различные должности, в том числе - руководителем обучающимися за границей русскими кандидатами в профессора, но нигде Пирогов так и не почувствовал себя на своём месте.

В итоге, в возрасте 56 лет (к этому времени Николай Иванович уже был членом нескольких иностранных академий) он уединился с семьёй в своём небольшом имении неподалёку от Винницы. Там Пирогов организовал бесплатную больницу, лишь изредка выезжая за границу, или по приглашению Императорского Санкт-Петербургского университета для чтения лекций. Относительно надолго Николай Иванович покидал имение только дважды. Первый раз это было в 1870 году, когда шла франко-прусская война. Известного русского хирурга как лучшего знатока и организатора военно-полевой медицины пригласил на фронт Международный Красный Крест.

Во второй раз он уехал из имения осенью 1877 года по личной просьбе Александра II. После посещения Болгарии во время Русско-турецкой войны, император вспомнил о Пирогове как о несравненном фронтовом хирурге. Несмотря на свой относительно пожилой возраст, Николай Иванович не посмел отказать царю, и в течение двух месяцев на бричке и санях мотался между населёнными пунктами Болгарии, находившейся в состоянии войны. Организовывал лечение, уход за ранеными и больными в военных больницах, лично оперировал как русских солдат, так и болгарских.

За свои фронтовые заслуги и в знак личной благодарности Пирогов был награждён орденом Белого орла и украшенной брильянтами золотой табакеркой с портретом Александра II. Это стало предпоследней наградой, которой был удостоен Николай Иванович при жизни. В мае 1881 года «в связи с пятидесятилетней трудовой деятельностью на поприще просвещения, науки и гражданственности» Пирогов получил титул почётного гражданина Москвы.

На тот момент он стал пятым по счёту в истории города. Во время торжественных мероприятий Николай Склифосовский подтвердил болезнь - рак верхней челюсти, который несколькими днями раньше Пирогов сам диагностировал у себя. Оперироваться было уже поздно и 5 декабря 1881 года великого русского хирурга не стало.

Многих различных наград и чинов был удостоен Н.И. Пирогов за свою жизнь. Но один факт его почитания поистине является уникальным. Он - единственный представитель из многочисленного отряда медиков, чье тело было забальзамировано и до сих пор (почти 140 лет) открыто для всеобщего обозрения в маленьком семейной склепе под Винницей (Украина). При этом, несмотря на порчу тела и неоднократное ребальзамирование, никто и ни разу не высказал мысль о необходимости его захоронения. Такова признательность благодарных потомков великому доктору.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама