В других СМИ
Загрузка...
Британия и Россия: империи в борьбе за Среднюю Азию
© Из архива
В.В. Верещагин. У крепостной стены. «Пусть войдут!» 1871 г.

Британия и Россия: империи в борьбе за Среднюю Азию

Присоединение Средней Азии к Российской империи - тема, которой посвящено немало научных работ. Однако ей недостаточно уделено внимания в исторической публицистике. А ведь это славная, полная героизма драматическая страница нашей истории
18 июля 2020, 06:01
Реклама
Британия и Россия: империи в борьбе за Среднюю Азию
© Из архива
В.В. Верещагин. У крепостной стены. «Пусть войдут!» 1871 г.

Большая Игра в самом разгаре

На азиатские земли претендовала не только могущественная Британская империя, и в конце концов противостояние между великими державами в определённый момент привело к мировой войне, более известной как Крымская.

Справка

России пришлось сразиться с Британской, Французской, Османской империями и королевством Сардиния-Пьемонт. В 1856 году с ультиматумом Петербургу выступила ещё и Австрийская империя, которую в свою очередь поддержала Пруссия. Кроме того, Швеция склонялась на сторону антироссийской коалиции.  

И в этих условиях царю Александру II пришлось заключить не вполне равный мирный договор, завершивший Крымскую войну не в нашу пользу. Однако подписанное соглашение отнюдь не устраняло противоречия между великими державами, и вскоре начался новый виток борьбы, далеко от Крыма.

Новый виток российско-британского противостояния

В 1875 году в Коканде случился заговор против хана Худояра.

Справка

Наследник престола Сеид Наср-Эддин (Нассыр-Эдин) свергал своего отца. В подчинении Сеида находился гарнизон Андижана (5.000 человек), и кроме того, к нему примкнули подразделения высокопоставленного сановника Абдурахмана, то есть ещё 4.000 человек. Города Ош, Наманган и Асаке тоже присоединились к мятежу.

Вскоре хана предал его родной брат (правитель Маргелана) и один из сыновей хана - Мухамед-Алим-Бек (командир отряда пехоты). Худояр попытался дать бой, но армия окончательно его покинула, и с ним осталось лишь несколько сот приближённых.

Худояр бежал и спасся чудом: по пути он встретил группу казаков Скобелева и Вейнера, занимавшихся рекогносцировкой. Ханский конвой и русские пошли вместе, а Вейнер отправил гонца к подполковнику Нольде, уездному начальнику в Ходженте (ныне Таджикистан). Каким-то образом мятежники узнали, что русским на помощь спешит подкрепление и тут же прекратили преследование.

Итак, Худояра изгнали, но кокандцы на этом не успокоились и взялись нападать на русские форты. Здесь я считаю долгом рассказать об одном бое местного значения. Он не сыграл исторической роли, но дал пример такого мужества, который нельзя предавать забвению.

Один бой местного значения

На станции Мурза-Рабат старостой служил Степан Яковлев, стрелок запаса. Станция представляла собой крошечный форт, «гарнизон» которого состоял из одного единственного человека. Яковлев знал о приближении кокандцев, и у него было достаточно времени, чтобы покинуть свой пост. Но Степан решил дать отпор врагу.

Он завалил вход в «крепость» повозками и дровами, сам поднялся на башню, взяв с собой весь свой «арсенал» - два ружья и одну винтовку. Когда ватага кокандцев приблизилась к воротам, Яковлев сделал три выстрела. Противник ретировался, но, немного подождав, бросился на форт с разных сторон.
 
Пока Яковлев перезаряжал ружья, кокандцы проломили ворота. Степан быстро спустился с башни, пошёл в штыковую атаку и вновь отбросил врага. Ночь прошла в постоянных обстрелах входа, чтобы Яковлев не смог завалить пролом.

Утром нападавшие сменили тактику: они сделали из сухого клевера снопы, подожгли и стали перекидывать их через стены. Степан укрылся в станционном доме, и тогда враги, разломав крышу, бросили в комнаты горящий клевер. В надежде добраться до соседней постройки, староста ринулся на прорыв окружения и уложил несколько человек.

Степан Яковлев, великий солдат великой империи, погиб, а его голову кокандцы увезли с собой, но в царской России память о нём сохранилась.

В дальнейшем на месте гибели героя появилась плита со словами: «Бессрочно отпускной 3-го Туркестанского стрелкового батальона стрелок Степан Яковлев. Убит шайкою кокандцев, защищая Мурза-Рабатскую почтовую станцию 6 августа 1875 года. Доблестному туркестанскому воину на память пожертвованиями проезжающих. 1877».

Справка

К сожалению, плита стояла на памятном месте недолго - её разрушили неизвестные враги России. И всё же в двадцатую годовщину подвига Яковлеву поставили уже гранитный памятник от офицеров и стрелков 3-го Туркестанского стрелкового батальона.

Генерал Скобелев покоряет Туркестан

В день гибели Степана кокандцы совершили набег на Ходжент, захватили 18 пленных (большинство штатские), убили несколько ямщиков и старост. Генерал-губернатор Туркестана Константин Кауфман отреагировал в свойственной ему бескомпромиссной манере: приказал войскам готовиться к выступлению. Соратника Кауфмана, будущего легендарного полководца Михаила Скобелева, назначили командовать кавалерией.

Следует отметить, что Скобелев был явно поклонником «ракетного» оружия: он взял с собой ракетные станки, и они пригодились в первом же столкновении с конницей неприятеля.

Справка

Ракетное оружие применялось российской армией с тридцатых годов XIX столетия. Генерал А.Д. Засядко наладил производство боевых ракет ещё во время Крымской войны. Он также был организатором первых специализированных войсковых ракетных подразделений.

Под Махрамом кокандцы пытались охватить наш правый фланг, однако ракетный огонь обратил их в беспорядочное бегство. После этого Скобелев повёл кавалерию вперёд с целью зайти в тыл неприятеля и отсечь ему пути к отходу. Из этого ничего не вышло, потому что кокандцы отступали так быстро, что обогнать их не удалось.

Видя, что первоначальный план не удался, Михаил Скобелев лично бросился на врага и рубился в гуще боя наравне с простыми казаками. Несмотря на свой подавляющий численный перевес, враги растерялись, потеряли две пушки и побежали, не думая уже об организованном отступлении. Каждый спасался кто как мог и во что горазд. Правда, к беглецам подоспело подкрепление, а у Скобелева было только три сотни, включая «ракетчиков». 

Кокандцы пришли в себя и сообразили, что со страху преувеличили опасность. Перед ними стоял небольшой русский отряд, и они решились на контрудар. Этот бой мог оказаться последним для Скобелева, но вновь положение спасли ракетчики. Командир ракетной батареи сблизился с противником на расстояние выстрела и выпустил 15 ракет.  Этого оказалось достаточно, чтобы сорвать контратаку.

Наша победа была полной: Махрам пал, 60-тысячная армия Коканда развалилась, а её предводитель, Абдурахман, в числе первых бежал с поля боя.

Путь на Коканд

Теперь путь Кауфмана лежал прямо на Коканд. Хан всячески старался загладить свою вину и отправил генерал-губернатору подарки и послов с извинениями. Русский генерал подношений не принял и сказал, что будет говорить не с послами, а лично с ханом. Местные жители встречали нашу армию фруктами, из Коканда пришли и купцы с угощением для солдат, а хан спешно освободил ранее захваченных русских подданных.

Справка

Российская армия без особых помех выдвинулась к Коканду и в начале сентября 1875 г. Скобелев с казаками, артиллерией и «ракетчиками» вошёл в город. Чуть позже столицу занял Кауфман, однако война продолжалась: предстояло ещё взять Маргелан, где с остатками войск скрывался Абдурахман.

Когда наши вышли к Маргелану, Абдурахман вновь сбежал - на этот раз в сторону гор, к урочищу Мин-тюбе. Скобелев вихрем прошёлся по территориям, всё ещё остававшимся в руках мятежников. Войска, верные Абдурахману, оказались деморализованы и массами покидали своего предводителя. В конце-концов у него осталась лишь горстка приспешников - так его армия прекратила существование.

Завершение Туркестанской кампании и её итоги

Итогом похода Кауфмана стал мирный договор с Кокандом, по которому к России отходило Наманганское бекство, но тут Абдурахман неожиданно объявился в Андижане (Ферганская долина), где собрал 70 тысяч сторонников.

Война вспыхнула с новой силой. На этот раз Кауфман поручил Скобелеву заняться рекогносцировкой укреплений Андижана, а командование штурмом возложил на генерала Троцкого. Троцкий прекрасно знал о невероятном мужестве Михаила Скобелева, поэтому после рекогносцировки приказал ему возглавить русскую колонну. По всему городу мятежники устроили завалы и баррикады, наш отряд обстреливали из-за каждого камня и угла, и всё же Скобелев пробился к центру Андижана.

Стало ясно, что Абдурахман вовсе и не думал давать генеральное сражение, а уповал на изматывающие уличные бои. Тогда Троцкий приказал поджечь город и подвергнуть его артиллерийскому обстрелу. После этого он посчитал свою задачу выполненной, а мятежников сполна наказанными.

Андижанский поход завершился, а в Коканде опять начались волнения. Теперь уже свергали хана Нассыр-Эдина. И опять мятеж грозил распространиться на территорию Российской империи.

Справка

В декабре 1875 года Скобелев пошёл вновь на Андижан, в январе русские стояли у города и предложили мятежникам сдаться. 9 января 1876 года Андижан пал, Абдурахман отступил к Ассаке и надеялся удержаться на новой позиции. Из этого ничего не вышло, кокандцы проиграли вновь, и 24 января 1876 года Абдурахман сдался.

В первых числах февраля Скобелев вошёл в Коканд, и ханство присоединили к России. Теперь предстояло навести порядок в новоприобретённом регионе.
По территории бывшего ханства бродили всевозможные шайки; время от времени вспыхивали восстания, иногда принимавшие значительный размах.

Справка

Долго сопротивлялось местное население Алайской долины (Киргизия), где правила Курманжан Датка, но летом 1876 года её захватили в плен. В обмен на сотрудничество с русскими властями Курманжан произвели в полковники, и в сентябре 1876 года Алай стал российским.

Британский агент в Хиве

А в это время в Лондоне вышла книга капитана королевской гвардии Фредерика Барнаби - «Поездка в Хиву».

Пропитанная русофобией, она произвела эффект разорвавшейся бомбы, дав богатую «аргументацию» английским ястребам. Характерно, что британец знал русский язык, что нетипично для простого искателя приключений.

Справка

В 1875 году Барнаби приехал в Россию и получил от военного министра Милютина разрешение проследовать в Хиву. Русская агентура также посещала Британскую империю, и чтобы нашим разведчикам не перекрыли туда доступ, Милютин дал добро на путешествие Барнаби.

Наняв лошадей и слугу, англичанин отправился в далекую Хиву. По пути он заснул в ледяной холод и от обморожения его спасли только казаки. Если бы не их экстренные меры (керосин и массаж рук), то Барнаби остался бы до конца дней калекой.

По собственному признанию Барнаби, русские офицеры относились к нему по-товарищески и без враждебности; рассказывали, что ожидают сражения с Англией за контроль над Индией. Барнаби даже предложили охрану на случай нападения туркменов. Понятно, что это был хитрый ход, так наши власти хотели обеспечить присмотр за вражеским агентом.

Барнаби отказался, но всё же к нему приставили проводника, как выяснилось впоследствии достаточно простодушного, чтобы англичанин обвёл его вокруг пальца. Под предлогом закупки лошадей и верблюдов, Барнаби изменил маршрут и пошёл туда, куда было нужно именно ему. Так или иначе, а британец достиг Хивы, где его ждал пышный приём в ханском дворце.

Барнаби не стал тратить попусту время и сразу же взялся за проанглийскую пропаганду. Именно от него хан узнал о невероятном могуществе Лондона, впервые в жизни увидел карту России, Англии и Индии, и, к неудовольствию Барнаби, поразился, сколь велика Российская империя.

Англичанин поспешил заметить, что Британия уже победила недавно Россию, видимо, умолчав о том, что в Крымской войне русской армии противостояла огромная коалиция. Кроме того, Барнаби добавил, что на карте обозначена далеко не вся Британская империя, и в одной только Индии население по численности в три раза превосходит российское.

На следующий день русские всё же обнаружили хитрого британца, и надежды Барнаби проникнуть далее в Бухару и Мерв рухнули. Английский агент повернул назад, и в Петроалександровске (ныне Туркуль, Узбекистан) командующий гарнизона полковник Иванов язвительно сказал Барнаби:

- Не слишком хорошо, когда вас посылают на задание, а потом мешают его выполнить.
- Превратности войны, - парировал британец. - Так или иначе, я повидал Хиву.
- Хива - это ничто, - резюмировал Иванов.

Конечно, полковник был не вполне прав. Барнаби всё же удалось многое вынюхать, и, пожалуй, главное, что он узнал - это настроения, царившие среди русских офицеров. Наши открыто обсуждали перспективы войны в Азии и, в том числе говорили о будущей схватке с Британской империей.

Со своей стороны, Барнаби поспешил оповестить британское общество о планах России. В Лондоне к его информации отнеслись более чем серьёзно и даже удостоили аудиенции у королевы Виктории.

Следующей целью Барнаби стала Османская империя. Здесь ему предстояло собрать сведения о готовности турок к войне с Россией. Неугомонный англичанин достиг Эрзурума, но там его ожидали… русские.

Российский консул заранее получил приказ приглядывать за Барнаби. Оказывается, ещё в Стамбуле британского агента заметил граф Игнатьев, и хотя Барнаби сумел тайно ускользнуть на пароходе, с этого момента русская агентура искала его повсюду. Британцу пришлось смириться с тем, что его тайная миссия раскрыта, и он возвратился на родину.

Россия выиграла бой в Центральной Азии

Таков был только один из пусть и важных, но всего лишь эпизодов настоящей бондианы - войны секретных агентов - развернувшейся между Россией и Соединённым Королевством.

Надо сказать, Россия эту войну всё-таки выиграла. Замирение Кокандского и Хивинского ханств позволило нашей стране прочно утвердиться в регионе.

Со временем местные народы влились в многонациональное сообщество империи. Правильная политика дала свои плоды, которые предоставили нам, потомкам, возможность и поныне сохранять добрососедские отношения с бывшими советскими республиками.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама