В других СМИ
Загрузка...
Четвёртый Парад Победы 1945 года
© Фото из архива
16 сентября 1945 года в городе Харбине состоялся Парад Победы над Японией.

Четвёртый Парад Победы 1945 года

3 сентября в СССР был объявлен праздником Победы над Японией и нерабочим днём
03 сентября 2020, 06:00
Реклама
Четвёртый Парад Победы 1945 года
© Фото из архива
16 сентября 1945 года в городе Харбине состоялся Парад Победы над Японией.

3 сентября 1945 года советские газеты опубликовали обращение И.В. Сталина к народу. В документе говорилось об окончании войны с Японией. В тот же день вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР, которым 3 сентября объявлялось Днём всенародного торжества - праздником Победы над Японией и нерабочим днём. А накануне, 2 сентября, на борту американского линкора «Миссури» состоялось подписание акта о капитуляции Японии. Советский представитель генерал-лейтенант К.Н. Деревянко поставил свою подпись четвёртым. После американского, китайского и английского представителей. А 16 сентября 1945 года, в воскресенье, в городе Харбине состоялся Парад Победы над Японией.

Парадную форму победителей сшили всем китайским миром

Это был четвёртый Парад Победы, проведённый советскими войсками в 1945 году. Первым по значимости, несомненно, является Парад Победы 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве.

Ещё два менее известных парада состоялись в Берлине: 4 мая парад советских войск в Берлине в ознаменование взятия столицы Третьего рейха и 7 сентября в Берлине парад советских, английских, американских и французских войск в честь победы объединённых наций во Второй мировой войне.

По традиции точку в окончании войны с Японией также должен был поставить парад воинов-победителей. Однако на территории СССР проводить парад в честь победы над Японией не стали. Руководство страны решило ограничиться одним - на территории Китая. И по каким-то причинам приглушить его значение и отчасти скрыть от советской общественности. Да, именно так и было. В пользу этой версии говорят такие факты. Впрочем, вначале о самом параде.

2 сентября в Харбин в сопровождении Маршала Советского Союза К.А. Мерецкова и Главного маршала авиации А.А. Новикова прибыл на самолёте главнокомандующий Советскими войсками на Дальнем Востоке Маршал Советского Союза А.М. Василевский. Его встречало руководство 1-й Краснознаменной армии во главе с военным комендантом и начальником гарнизона Харбина генерал-полковником А.П. Белобородовым. Маршал посетил ипподром, где военачальники осмотрели трофейную технику и вооружение, побывал на концерте с участием местных артистов и армейского ансамбля песни и пляски, прошедшем в театре «Модерн».

После концерта, по воспоминанию А.П. Белобородова, Василевский сообщил ему, что по распоряжению Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина в честь Победы над Японией военный парад будет проведён только в Харбине, и принимать парад Сталин поручил ему, Василевскому. Маршал оговорил дату парада - 16 сентября, воскресенье, и поинтересовался - хватит ли времени на подготовку. Белобородов заверил, что времени хватит. Василевского это устроило.

К тому времени Афанасий Павлантьевич Белобородов был опытным военачальником, дважды Героем Советского Союза. Во время Великой Отечественной войны он командовал стрелковой дивизией, стрелковым корпусом, армией. В июне 1945 года прибыл на Дальний Восток, где до войны служил длительное время, и 27 июня вступил в командование 1-й Краснознаменной армией. В войне с милитаристской Японией в августе 1945 года армия под его командованием в составе 1-го Дальневосточного фронта участвовала в Харбино-Гиринской операции. Войска объединения прорвали три рубежа обороны, продвинулись по горно-таёжной местности на сотни километров, штурмом овладели городом Муданьцзян и силами передовых отрядов заняли Харбин. 21 августа 1945 года Белобородов стал первым советским военным комендантом и начальником гарнизона Харбина. Он и возглавил подготовку к военному параду.

На парад было решено вывести почти весь харбинский гарнизон - 59-ю и 300-ю стрелковые дивизии, танковые бригады и самоходно-артиллерийский полк, тяжёлую и противотанковую артиллерию, гвардейские миномёты.

Устроители парада столкнулись с теми же проблемами, что и Парада Победы на Красной площади в Москве 24 июня 1945 года. Бои в горах и болотах, тяжёлый маршрут наложили отпечаток на внешний вид воинов, на боевую технику. Обмундирование пришло в негодность, а времени для пошивки нового - парадного - было в обрез. Помогли китайские портные. Они разобрали заказы по множеству маленьких мастерских, и буквально в считанные дни весь гарнизон был переодет в парадное обмундирование. Боевую технику, как и принято в таких случаях, отремонтировали, покрыли свежей краской.

Солнце встаёт над свободным Китаем - солнце  Победы

О предстоящем параде вскоре знал весь город и даже жители окрестных деревень. Предприятия и общественные организации города пожелали участвовать в праздничной демонстрации в честь Победы над Японией. Оценочно по улицам Харбина после парада должны были пройти вместе с детьми до 300 тысяч человек из более чем 700-тысячного Харбина. За три дня до парада улицы города украсились флагами, транспарантами и электрической иллюминацией.

Время начала парада было намечено на 11 утра. Но задолго до этого сотни тысяч людей вышли на улицы. Вокзальная площадь и примыкающие к ней улицы, разукрашенные красными полотнищами, лозунгами, транспарантами, портретами, были заполнены жителями города и гостями.  Одетые в лучшие платья, люди стояли вдоль тротуаров.

В 10 часов 30 минут места на главной трибуне заняли представители военного командования Красной Армии, Советского правительства, Китайской Республики, духовенства и общественности города. Известно, что 14 сентября в Харбин на парад прибыли члены Военного совета 1-го Дальневосточного фронта генерал-полковник Т.Ф. Штыков и генерал-майор К.С. Грушевой, начальник штаба Главного командования советских войск на Дальнем Востоке генерал-полковник С.П. Иванов, член Военного совета Тихоокеанского флота генерал-лейтенант С.Е. Захаров.

В 11 часов на площади, где выстроились для парада войска Харбинского гарнизона, появился А.П. Белобородов и выслушал рапорт командующего парадом - командующего артиллерией 1-й Краснознаменной армии генерал-лейтенанта артиллерии К.П. Казакова. После традиционного объезда войск Белобородов поднялся на трибуну и произнёс слова приветствия и поздравления с Победой, следом за которыми фанфары дали сигнал к началу торжественного прохода войск.

На площадь первыми вступили колонны пехотинцев, связистов, сапёров, миномётчиков. За ними прошли гвардейские миномёты «Kaтюша», мотопехота, артиллерия, парад замкнули танкисты. Судя по сохранившимся кино и фотохронике, на параде было на что посмотреть. Всеобщее восхищение вызвали зенитные орудия, артиллерия различных калибров, особенно дальнобойные пушки со своими мощными стволами.

Самыми громкими овациями собравшиеся встретили вступление на площадь гвардейских миномётов. Было видно, что слава о знаменитых «Катюшах» из-за их непревзойдённой на то время мощи дошла до Харбина. Криками «Ура» была встречена и танковая колонна. На параде прошли именные танки - имени Суворова, Кутузова, Минина, Дмитрия Донского, «За нашу Советскую Родину!». Парад длился более часа.

Потом двинулись колонны демонстрантов. Харбин - город многонациональный. Поэтому в колоннах шли китайцы, русские, корейцы, поляки, татары, немцы и другие народности, жившие в городе своими диаспорами. Многие были в национальных одеждах, с детьми, у каждого в руках красный флажок или алая гвоздика. Людской поток тёк мимо трибуны несколько часов.

«И вечную память не спели»

Словом, военный парад прошёл с успехом, но он так и остался «неизвестным» парадом, которому ещё до начала проведения, повторюсь, понизили статус, а после его проведения - решили замолчать. Что так? Приведём несколько фактов.

Парад должен был принимать Маршал Советского Союза А.М. Василевский, однако затем это перепоручили командарму генерал-полковнику Белобородову. Сам Афанасий Павлантьевич позже отмечал, что это было сделано в связи с тем, что маршала Василевского срочно вызвали в Москву. Однако Василевский, передав командование войсками Дальнего Востока маршалу Р.Я. Малиновскому, был отозван в Москву только в конце сентября. Значит, он вполне мог принять парад. Причина понижения уровня принимающего парад, думается, была в другом. К тому времени Маршал Советского Союза А.М. Василевский был заметным военачальником в СССР и за рубежом. И одно его участие в военном параде придало бы ему большую значимость. Но парад, видимо, должен быть ярким для Маньчжурии и только.

И ещё один факт в подтверждение того, что парад постарались затушевать и забыть на десятилетия. Центральная советская печать (московские газеты и журналы) не освещала харбинский парад, а потому он на долгое время остался неизвестным для большей части советской общественности. Отчёты о параде дали только советские дальневосточные газеты, к примеру, газета «Тихоокеанская звезда» Хабаровского края. Причём на страницах этих газет печатались отчёты и фотографии с парада, поступившие по линии ТАСС.

Сегодня трудно объяснить, чем руководствовался Сталин, принимая такое решение. Военачальники, занимавшиеся организацией военного парада, в своих мемуарах не высказались по этому поводу и через десятилетия спустя после смерти Сталина, когда их уже ничто не сдерживало.

Вместе с тем анализ той военно-политической обстановки, прежде всего, на Дальнем Востоке, позволяет сделать несколько предположений.

СССР добился в советско-японской войне поставленных целей. Была разбита крупнейшая японская группировка войск, так называемая Квантунская армия, десятилетие нависавшая с юга над советскими границами. Был возвращён Южный Сахалин, к СССР отошли Курильские острова. Вместе с тем главными победителями над Японией считались Соединённые Штаты Америки. Именно на борту их линкора был подписан акт о капитуляции Японии, именно США установили полный контроль над вчера ещё мощной тихоокеанской державой. Но в Москве эта важная победа не виделась главной, что исторически верно. И не придавать большого значения разгрому Японии, когда главный Парад Победы над нацистской Германией уже состоялся в Москве 24 июня 1945-го на Красной площади, было важнейшей чертой советской внешней политики того времени. Москва не хотела идти в фарватере славословий американцев, якобы главных победителей милитаристской Японии, неоправданно применивших атомное оружие против мирных городов и жителей.

Ядерные бомбардировки были лишь дополнительным поводом Японии для скорейшего выхода из войны, но не главной причиной. Достаточно сказать, что повлёкшая примерно такое же число жертв, как Хиросима и Нагасаки вместе взятые, массированная бомбардировка Токио, проведённая всё теми же силами ВВС США весной 1945 года, не привела Японию к решению о капитуляции. И только вступление в войну СССР на фоне ядерных и неядерных бомбардировок заставило руководство Империи признать бессмысленность продолжения войны.

Вступление в войну СССР 9 августа 1945 г. меньше чем за месяц принесло миру Победу в самой кровопролитной войне. Блестяще проведённые Красной Армией военные операции на Дальнем Востоке не оставили Японии ни малейшего шанса продолжения войны. Была полностью разбита Квантунская армия и потеряны все стратегически важные территории. Понимали это и в Вашингтоне, «демократически» сбросившем атомную бомбу на мирное население.

Скорее всего, была и такая причина проведения парада в Харбине, а не, к примеру, в Хабаровске или Москве. К сентябрю 1945 года Харбин был крупнейшим городом в северо-восточном Китае и ушедшем к тому времени в историю марионеточном государстве Маньчжоу-Го, в нём проживало свыше 700 тысяч человек. Это был отчасти город русских эмигрантов со своим укладом жизни. И нужно было показать не силу, а именно величие Красной Армии, вызвать симпатию китайцев, маньчжуров да и русских эмигрантов к стране социализма. Эта версия, думается, правдоподобна. К тому времени было уже два Китая - один гоминдановский, второй - контролируемый Компартией Китая. И освобождённая Маньчжурия, по мнению Москвы, должна без какого-либо противостояния и сомнения двинуться в сторону Красного Китая.

Сталину было «не до торжеств»

Свою роль сыграло и то, что И.В. Сталин и в целом советское руководство в сентябре 1945 года уже волновали другие вопросы. Это, в частности, подтверждает в своих мемуарах Маршал А.М. Василевский, который в конце сентября получил указание Сталина не позднее 29 сентября быть в Москве.

«29 сентября я прибыл в Москву и вечером был принят И.В. Сталиным в его кремлевском кабинете в присутствии большинства членов Политбюро, - отмечал советский маршал. - Из военных присутствовал при этом прибывший со мною в Кремль А.И. Антонов. И.В. Сталин и члены Политбюро задали мне ряд вопросов, относящихся к нашей Дальневосточной кампании, к характеристике боеспособности японских войск и оценке японского командования, а также об отношениях к нам китайского населения и о положении в Китае в целом. Затем И.В. Сталин, говоря о переходе страны и её Вооружённых Сил к мирным условиям, подчеркнул, что выработка более приемлемых и правильных направлений дальнейшего строительства, организации и развития Вооружённых Сил, расстановка руководящих кадров являются для ЦК партии и правительства одной из важнейших задач».

Однако, если судить по принимаемым мерам руководством СССР, то и эта задача не была главной. К тому времени западная часть страны лежала в руинах, погибли миллионы граждан, миллионы были изувечены, и требовалось поднимать города и сёла из руин. Придавать огромное значение военным парадам было в то время уже не совсем уместно. Сталин это понимал. В пользу такого вывода говорят и такие факты. Десятилетия после войны торжественно не праздновались Дни Победы, мол, не до торжеств. С 1 января 1948-го фронтовикам не стали выплачивать денежные выплаты за ордена и медали, мол, остались живы - это главная награда, другие погибли, у страны нет такой возможности. Кто будет зарабатывать на орденские выплаты? Вдовы? И парад в Харбине замолчали для большей территории страны.

И всё же должно считать, что исторически харбинский парад поставил точку в победе в советско-японской войне. Размах, мастерство и результаты проведённых операций советскими Вооружёнными силами, особенно Маньжурской стратегической операции по разгрому японской Квантунской группировки войск, возвели эти операции в ранг выдающихся кампаний 1939-1945 годов. И это, отчасти, подчеркнул парад, состоявшийся 16 сентября 1945 года в далёком Харбине.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама