В других СМИ
Загрузка...
Убить основной инстинкт
© wikipedia.org
Демонстрация в Лондоне в поддержку ЛГБТ-движения в России.

Убить основной инстинкт

Природу не обманешь: агрессивная борьба против традиционных ценностей в России является политическим инструментом. Зачем гендерная дисфория трансформировалась из медицинского диагноза в инструмент ультраглобалистов?
19 декабря 2021, 08:40
Реклама
Убить основной инстинкт
© wikipedia.org
Демонстрация в Лондоне в поддержку ЛГБТ-движения в России.
Читайте нас на: 

Не секрет, что для мировых элит демографическая картина в нынешнем её виде невыгодна - уже не первое десятилетие рупоры ультраглобализма в лице Билла Гейтса и ему подобных твердят о необходимости сокращения населения, как минимум, на 10-15% до 2030 года. В качестве инструментов предлагается использовать фиктивные «зелёные» технологии, которые по сути призваны тормозить развитие экономики государств, медицину и социальную инженерию. Политикам же в этом проекте отводится роль менеджеров, о чём в своих работах (включая «Covid-19. The Great Reset», опубликованную в 2020 году и не имеющую русскоязычного перевода) не скрывает президент Давосского форума Клаус Шваб, с которым правительство М. Мишустина подписало меморандум о создании в России «Экспериментального правового режима» - центра четвёртой промышленной революции.

Цитата

«Неспособность правительств национальных государств побороться с глубоко укоренившимися болезнями наших обществ и экономик, упрочить риск, как это было на протяжении всей истории, что рецидив болезни повлечёт за собой сильные потрясения, конфликты и революции, наш долг "взять быка за рога"! Пандемия даёт нам этот шанс. Это узкое окно возможностей для размышления, решений и "сброса" нашего старого мира. Если демократия и глобализация будут расширяться, то национальному государству места не останется. Всё будут решать никому не подотчётные группы экспертов…» - утверждает Шваб в книге «Covid-19. The Great Reset».

Книга Клауса Шваба «Covid-19. The Great Reset».
© weforum.org
Книга Клауса Шваба «Covid-19. The Great Reset».

Черта, за которую перейти опасно

Примечательно, что даже название книги символично - слово «reset» означает обнуление, сброс данных, а не перезагрузку (последнее переводится как «reboot»). Причём новая «нормальность», по словам автора, должна вкладываться в человеческие умы чуть ли не с пелёнок, чтобы молодёжь стала двигателем борьбы за климатические и экологические реформы, за гендерное равенство и права ЛГБТИАКП+.

«Многие спрашивают: когда мы, наконец, сможем вернуться к нормальной жизни? - Если вкратце, то никогда! - заявляет Шваб. - Жизнь никогда не вернётся к сломанному состоянию нормальности, которая доминировала до кризиса, поскольку эпидемия - есть точка фундаментального излома нашей глобальной траектории. Мира, каким мы его знали в первые месяцы 2020 года, больше нет. Он растворился в пандемии. Нас изумляет как стремительность, так и неожиданный характер этих изменений. В совокупности, они приводят к изменению 2-го, 3-го и 4-го порядка, кумулятивным эффектам и непредвиденным результатам. Таким образом, формируется новая «нормальность» радикально отличная от той, которую мы понемногу оставили позади. Многие наши убеждения и мнения о том, каким должен быть мир, разрушаются».

Казалось бы, при чём тут климат?

Итак, взращенные на борьбе «за всё хорошее против всего плохого» мальчики и девочки, а также небинарные лица должны стать проводниками концепции «нулевого роста», озвученной ещё в 1972 году в Римском клубе - 50% роста макроэкономических показателей (в первую очередь - ВВП) идёт на развитие экономики, а другая половина - на устранение экологических проблем, создаваемых искусственно и тем самым тормозящих развитие экономики и технологий.

В научных кругах признают, что глобальные климатические процессы - всё ещё terra incognita, а Межправительственная группа экспертов по изменению климата под термином «изменение климата» подразумевает сугубо форму влияния человека на окружающую среду (антропогенный фактор).

В научных кругах признают, что глобальные климатические процессы - всё ещё terra incognita.
© publicdomainpictures.net
В научных кругах признают, что глобальные климатические процессы - всё ещё terra incognita.

Однако у этой концепции есть и противники - например, научный руководитель Института географии РАН (с 2015 года) Владимир Михайлович Котляков, также известный как основоположник и лидер современной российской гляциологической научной школы.

«Климат менялся всегда, но возникло человечество, которое выделяет техногенные продукты своей жизнедеятельности. Сейчас многие полагают, что это страшное бедствие, с которым нужно бороться. Но вспомним, что предыдущее потепление случилось 100 тысяч лет назад, когда никакого антропогенного влияния на климат со стороны людей не существовало, а среднемировая температура тогда была почти на полтора градуса выше, чем сейчас. Главная особенность климата в том, что он непрерывно меняется. В этой постоянной смене участвуют процессы с самой разной амплитудой и продолжительностью: начиная сезонными (зима-лето) и заканчивая 100-тысячелетними циклами», - объясняет академик и делится своим опытом: во время антарктических исследований, проводившихся на станции Восток в середине 1990-х годов, его команда обнаружила слои льда возрастом 420 тысяч лет, на которых обнаружились следы изменения климата каждые 100 тысяч лет.

«Сегодня мы живём в период такого исторического потепления, называемого голоценом. Голоцен - современный геологический период, который длится уже более 10 тысяч лет, и пик этого потепления уже прошёл. Данный пик был примерно пять с половиной тысяч лет тому назад, и сейчас по большому счёту уже наступила эпоха похолодания, которая обязательно приведёт к новому ледниковому периоду», - подытожил профессор.

Однако радикальных эко-лоббистов реальная наука не интересует, а формула «Нет человека - нет проблем» выглядит идеалом.

Love is all you need

Как известно, на войне все средства хороши. В войне против «старого порядка» самым грязным и циничным способом используется, казалось бы, такое прекрасное и возвышенное чувство, как любовь. Уже долгие годы Запад экспортирует все сорта того, что обычно принято путать с любовью с целью уничтожения института семьи, а следовательно - раздробления общества и каждой отдельной личности, а также снижения численности населения. В исследованиях Национальной академии наук США, опубликованных на сайте Национального центра биотехнологической информации (National Center for Biotechnology Information, NCBI), напрямую утверждается, что проблему не решает даже формула «одна семья - один ребёнок», в связи с чем ставится задача «резкого и быстрого снижения женской фертильности». И как раз те самые «неподотчётные группы экспертов», о которых говорил Шваб, весьма успешно вбрасывают в общество (включая профессиональную среду) идею не просто признания сексуальных меньшинств нормой, но и примата их над гетеросексуальными людьми.

Кто, общаясь с англоязычными знакомыми, не сталкивался с их восторгом по поводу ежегодного «месяца гордости» (Pride Month, празднуется представителями ЛГБТ в июне) и лютой, нескрываемой ненавистью в адрес TERF («trans-exclusionary radical feminist» - феминисток, которые не признают трансов как равнозначных «натуральным» женщинам) и гомофобов?

«Месяц гордости» сводит концы с концами.
© wikipedia.org
«Месяц гордости» сводит концы с концами.

У «гордых» источником всех зол являются те, кто не приемлет демонстративных однополых и би-отношений, но при этом сами представители меньшинств проявляют такую агрессию в случае несогласия с их позицией, что готовы чуть ли не убивать за «единственно верное мнение».

Но как так вышло, что мы погружаемся в мир, где сказать «есть два пола - мужской и женский» - значит совершить преступление, а трансгендерность (гендерная дисфория) в новейшей редакции МКБ (Международной классификации болезней, одобренной ВОЗ) перестала быть психическим расстройством? Сейчас в ООН активно продвигают радикальную гендерную теорию, которая в  основе ломает все традиционные представления о человеке, о его человеческом достоинстве и семье под предлогом борьбы с насилием и дискриминацией и продвижением инклюзивности. Для этого в ООН вносятся квазиправовые документы - ведь, к примеру, во Всеобщей декларации прав человека и Международном пакте о гражданских и политических правах (основополагающих документах ООН) нет ни слова о «гендере» (gender).

Само же это понятие появилось в документе «Платформа действий», озвученном на Международной конференции по правовому положению женщин (1995), и очень скоро встало на замену термину «sex», означающему биологический пол - это положило начало искажению сути феминизма и, в качестве побочного продукта, формированию людоедских, с точки зрения адекватного человека, гендерных концепций, которые лоббируются и в России.

Самим себе лгущие

Не секрет, что агрессивная борьба против традиционных ценностей в России является политическим инструментом - это направлено и на появление более лояльного Западу президента, и (в долгосрочной перспективе) на гарантированное участие в разрушении «старого мира», которое, по заявлениям того же Шваба, должно произойти в ближайшие два-три года.

Как известно, человек остаётся человеком благодаря тому, что, в отличие от животных, руководствуется в своих действиях не инстинктами, а общепринятой моралью и собственной совестью. Конечно, базовые потребности и инстинкты никто не отменял, включая размножение - без этого человечество вымерло бы. Но если агрессию уже научились направлять в безопасное и продуктивное русло, то с половым инстинктом творится полная неразбериха - одни сублимируют его, другие стараются реализовать его сугубо для деторождения, а третьи, как сказали бы эзотерики, «распыляют свою энергию» почём зря беспорядочными связями.

Многие стараются реализовать половой инстинкт сугубо для деторождения.
© pixabay.com
Многие стараются реализовать половой инстинкт сугубо для деторождения.

И если первый вариант в некотором смысле служит продолжением человека и делает его бессмертным (художника уже как сотни лет нет в живых, а его картины по сей день восхищают зрителей), то третий вариант, продвигаемый меньшинствами и сторонниками легализации проституции, ведёт в никуда. Неслучайно, что всего за последнее десятилетие движение за права трансгендеров набрало немыслимые обороты, а беспокойство родителей за психологическую и физическую безопасность их детей вызывает упрёки и преследования со стороны транс-лоббистов и ювенальной юстиции. Ведь кто такой трансгендер? Это не просто человек, считающий себя представителем противоположного пола и готовый на калечащие операции по смене пола - подобный «переход» требует ещё и пожизненной гормонотерапии и негативно влияет на психику, усиливая имеющиеся у человека проблемы и зачастую приводя к суицидам. По данным Нью-Йоркского университета, 51% трансгендеров пытались покончить с собой - в их числе очень много тех, кто осознал ошибку и невозможность вновь стать полноценным «прежним собой».

Получается, что природу не обманешь - трансгендеры не могут самостоятельно родить, из-за чего практика усыновления пользуется у них большим спросом.

Наши лоббисты очень любят тезис: «Уж лучше две мамы или транс-родители, чем отец-алкаш и абьюзер (англ. «abuse» - насилие, причинение морального и/или физического вреда человеку)». Может, где-то и есть искренне любящие «нетрадиционные» родители, но транс-пропагандисты упорно игнорируют одно: воспринимая подобный формат семьи как норму, ребёнок по достижении совершеннолетия станет проводником всех тех идей «нового дивного мира», анонсированного Швабом и другими влиятельными людьми.

Это приведёт к тому, что определение семьи как союза мужчины и женщины, закреплённое в поправках к Конституции РФ, перестанет быть нормальным и естественным.

А поскольку человек - самое главное достояние и ценность любого государства, а семья - ячейка общества и его же мини-модель, разрушение института семьи ускорит гибель суверенитета государства. Поэтому сейчас крайне необходимо усиливать закреплённые в Конституции нормы реальными и последовательными мерами по укреплению здорового отношения к институту семьи.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама