В других СМИ
Загрузка...
Почему у нашей армии ещё нет теплопеленгатора?
© ООО «Оптико-электронные технологии. ОС»
Оптико-электронная станция кругового обзора может быть установлена на наземных транспортных средствах, боевых машинах, стационарных постах, сторожевых, десантных кораблях, эсминцах, авианосцах.

Почему у нашей армии ещё нет теплопеленгатора?

В последние годы Россия вернула себе статус мирового лидера в области военно-технических разработок. Тем не менее существуют целые пласты научных знаний, которые проходят незамеченными для высшего руководства страны и руководителей различных управлений оборонного ведомства. Одна из таких областей - тепловая пеленгация
Реклама
Почему у нашей армии ещё нет теплопеленгатора?
© ООО «Оптико-электронные технологии. ОС»
Оптико-электронная станция кругового обзора может быть установлена на наземных транспортных средствах, боевых машинах, стационарных постах, сторожевых, десантных кораблях, эсминцах, авианосцах.

В течение многих лет необходимость создания пассивных средств обнаружения целей неоднократно отмечалась многочисленными руководителями военной отрасли.

Россия - лидер тепловой пеленгации

Ещё в шестидесятые годы прошлого столетия инфракрасная пеленгация в мировой прикладной науке считалась едва ли не приоритетной вотчиной наших соотечественников наподобие космоса, балета или синхронного плавания. Можно с уверенностью утверждать, что в те годы СССР вышел на лидирующие позиции в этой столь необходимой для построения надёжной обороны области знаний.

Справка

Международное соревнование в деле создания инфракрасных пеленгаторов началось в 1930-е годы. В СССР уже тогда на торпедных катерах стояли вполне рабочие приборы, определявшие такую цель, как эсминец на расстоянии до 22 км. К началу Великой Отечественной в ВМФ на вооружении состояло 33 штатных аппарата, причём как корабельных, так и береговых стационарных.

Стоит отметить, что за годы войны разработки были усовершенствованы. В результате применявшийся нашими военнослужащими в 1943 г. зенитный прибор с сернисто-свинцовым фотосопротивлением позволял обнаружение бомбардировщика на удалении до 20 км.

В сороковые и пятидесятые годы поиск путей усовершенствования этой техники продолжился. После Фултонской речи Черчилля и начала противостояния с США жизненная необходимость упреждения ракетного удара стала настолько очевидной, что весьма большие силы и средства были брошены на создание всё более совершенных тепловых пеленгаторов.

Не стоял на месте и Пентагон. Так, в 1961 г. Вашингтон поднимает на орбиту спутники серии «Тирос» и «Мидас» с инфракрасным приёмником и оптической системой. В дальнейшем приобретённые знания были использованы для создания высокоточных инфракрасных систем самонаведения для ракетной техники.

Спутник серии «Тирос» с инфракрасным приёмником и оптической системой.
© dayton.hq.nasa.gov
Спутник серии «Тирос» с инфракрасным приёмником и оптической системой.

А что случилось в наши дни?

Россия преодолела развал СССР и сумела восстановить и развить свой оборонный потенциал. За годы лихолетья целые разделы отечественной науки были переданы (или бездарно проданы) стратегическому противнику, которого по ошибке два десятилетия подряд некоторые политические деятели именовали едва ли не другом.

В области тепловой пеленгации утраты научного потенциала удалось избежать. Инициативная группа разработчиков сохранила для страны необходимые знания. Не получавшие годами зарплаты учёные искренне надеялись, что однажды их прибор будет востребован во благо России.

Тогда, в годы развала и зачастую поголовного равнодушия к будущему страны (а соответственно, и к вопросам обороны нашего суверенного пространства), и было создано ООО «Оптико-электронные технологии. ОС», занимающееся совершенно закрытой темой - исследованиями для производства инфракрасного пеленгатора нового поколения.

По заказу Министерства обороны России предприятие даже выполнило несколько НИР для разработки мобильного ракетного комплекса с прицельной оптико-электронной системой.

Более 20 лет научный коллектив трудился над своим главным детищем - действующим прототипом оптико-электронной станции кругового обзора, что до этого никто не делал. ООО «Оптико-электронные технологии. ОС» сумело найти и возможности производства инновационной техники - изобретением заинтересовалась компания «Яуза Моторс», неравнодушная к будущему тепловой пеленгации.

Пассивная оптико-электронная станция кругового обзора (ОЭС КО).
© ООО «Оптико-электронные технологии. ОС»
Пассивная оптико-электронная станция кругового обзора (ОЭС КО).

Ведь именно такие станции и позволяют определять в пассивном режиме угловые координаты самолётов, вертолётов, единичных БПЛА и их роя, кораблей различного класса и водоизмещения, катеров, береговых укреплений, а также других наземных объектов (вооружение на автомобильной и бронетехнике, укреплённые объекты, скопление живой силы).

И вот, в результате многолетних усилий прибор был, наконец, создан и даже опробован в лабораторных условиях. Получившаяся «на выходе» станция вполне может быть использована в качестве средства целеуказания различным огневым средствам, в том числе и перспективным.

Справка

Изделие обнаруживает и сопровождает до 50 целей, двигающихся со скоростью от 0 до 800 м/с. Отображение целей в сферическом пространстве с углом места -5 гр.=60 гр. осуществляется на экране системы управления и индикации в виде списка с указанием номера цели, её угловых координат, скорости перемещения по углу места и азимуту.

Зона обзора оптико-электронной станции кругового обзора (ОЭСКО).
© ООО «Оптико-электронные технологии. ОС»
Зона обзора оптико-электронной станции кругового обзора (ОЭСКО).

Оператор уже работающего прототипа имеет возможность произвольного выбора не менее четырёх целей для приоритетной передачи информации по ним в артиллерийский комплекс корабля и (или) в систему наведения оружия.

Почему же столь, казалось бы, необходимая нам техника ещё не внедрена, а прототип пылится в ангаре набравшего долги предприятия? За ответом на возникшие тревожные вопросы я обратился к самим изобретателям. И вот что сообщил начальник конструкторско-технологического отдела ООО «Оптико-электронные технологии. ОС» Владимир Сергеевич Крашенинников.

Воздушная обстановка на экране оператора.
© ООО «Оптико-электронные технологии. ОС»
Воздушная обстановка на экране оператора.

«До ОКР мы так и не дошли»

- Владимир Сергеевич, как давно коллектив работает над теплопеленгатором? Какие этапы были пройдены?

- Почти 10 лет до начала 2000-х нам задавали только НИР. Изготовленные по результатам выполнения НИР экспериментальные образцы боевых ракетных модулей, управляемых оптико-электронной станцией, принимали приехавшие на испытания главнокомандующие авиацией (в разные годы) и другие высшие чины нашей армии. Впечатлённый продемонстрированной техникой генералитет обращался в соответствующие управления родного Министерства обороны с письмами о необходимости проведения опытно-конструкторских работ по этому направлению. Однако обращения не дали никаких результатов.

До ОКР мы так и не дошли. Мы создали сами весь пакет документации, дали реальные экспериментальные образцы. И вот в 2009 г. бывшее 13 управление Министерства обороны объявило конкурс на выполнение опытно-конструкторской работы для создания подобной станции.

Конкурс выиграло другое предприятие, ранее не занимавшееся подобной тематикой, но представившее в конкурсную комиссию данные, позволяющие набрать более высокие показатели по сформулированным критериям.

Ох уж эти формальные конкурсы!

В результате Министерство обороны выделило на эту сложную и трудоёмкую работу 330 миллионов рублей. Затем управлением перспективных межвидовых исследований МО было принято решение разработать в объёме выделенных средств не одну станцию, а две в интересах разных видов войск. Нам поручили создать такую станцию для ВМФ. Из этих денег на наше предприятие было выделено 108 миллионов.

По результатам выполнения НИР были изготовлены экспериментальные образцы боевых ракетных модулей, управляемых оптико-электронной станцией.
© ООО «Оптико-электронные технологии. ОС»
По результатам выполнения НИР были изготовлены экспериментальные образцы боевых ракетных модулей, управляемых оптико-электронной станцией.

- Что конкретно было сделано на эти полученные средства? Почему остановилась работа?

- За эти 108 миллионов мы защитили технический проект по своим ОКР (опытно-конструкторские работы) и помогли головной организации. Мы разработали полный комплект конструкторской документации - начиная от электроники и заканчивая последним винтиком каждой детали. Мы изготовили экспериментальный образец станции и провели корректировку конструкторской документации по результатам изготовления.

Далее мы должны были приступать к самим испытаниям. Но здесь оказалось, что высокая стоимость комплектующих полностью исчерпала выделенный лимит средств на изготовление станции. Неслучайно Министерство обороны выделило на разработку только одной станции 330 млн рублей. К сожалению, для проведения испытаний с обязательным изготовлением сложного стенда средств не осталось. И тут начались хождения по мукам.

Мы обращались в управление перспективных исследований, в Росгвардию, в Московскую мэрию, в Ростех... Дело в том, что наша станция фиксирует даже миниатюрный БПЛА, что потенциально интересно даже в деле охраны объектов правительственной инфраструктуры. Но вот ответа на наши обращения нет никакого.

С 2014 г. мы находимся в подвешенном положении, и зарплату за эти годы не получаем, хотя она начисляется. Костяк фирмы, отработавший 20 лет по проекту, расходиться не желает. Но нам не ясны перспективы развития и внедрения нашего открытия! Таковы грустные реалии... Конечно, за эти годы у нас, как у предприятия, накопились долги. Но весь потенциал изобретения остался в неприкосновенности. Станция в рабочем состоянии, хотя и заслуживает некоторого обновления за прошедшие с момента создания годы. Но даже на это некоторое также нет средств.

Надежда умирает последней

Учёные никак не могут взять в толк, что мешает стране выделить весьма скромные средства на окончание столь нужной нам работы. Ведь ни для кого не секрет, что за один прошлый 2020-й год различные аппараты НАТО более тысячи раз или подходили вплотную, или даже залетали в наше воздушное пространство. О наглости американских и прочих моряков, пробующих нашу систему береговой обороны на зуб от Чёрного моря до Тихого океана, разведывающих наши частотные диапазоны и характеристики, уже скоро будут слагать легенды.

И в этой ситуации непонятно, почему не внедряется одна из самых передовых разработок. Неужели мы хотим повторить печальную историю с формулой литой булатной стали Павла Аносова?

Справка

Открытый ещё в 1837 г. секрет булата был утрачен из-за преступной халатности и вернулся к нам вновь только в 2007 г. стараниями металлурга Сергея Баранова.

К сожалению, многим нашим чиновникам как-то невдомёк, что прогресс и лидерство строятся на конкретных талантах. Когда-то говорили: «Незаменимых нет!» Но вся правда в том, что незаменимые как раз есть. И утрата страной потенциала собственных незаменимых изобретателей, уезжающих за рубеж или вымирающих как динозавры, может обернуться очень большой бедой для самой этой страны.

Опытный образец теплового пеленгатора стоит всеми забытый в ангаре, который, наверное, скоро продадут за долги... Возможно, «Яуза Моторс» и оставит аппарат у себя до лучших времён и будет пытаться вновь и вновь заинтересовать руководителей оборонных структур. Но без одобрения вышестоящих инстанций ни один промышленник не сможет ни произвести, ни взять на реализацию секретную технику. Да и зачем ему это, если единственная возможность обеспечить сбыт такому изобретению - это оборонзаказ.

По инсайдерской информации, теплопеленгаторы уже стоят на борту авианосца «Шарль Де Голль».
© defense.gouv.fr
По инсайдерской информации, теплопеленгаторы уже стоят на борту авианосца «Шарль Де Голль».

Справка

По инсайдерской информации, теплопеленгаторы уже стоят на вооружении ВМФ Франции - в частности, на борту авианосца «Шарль Де Голль». Французская станция обладает чувствительностью приблизительно в 2-3 раза ниже, чем у российского прототипа. Тем не менее французы уже вышли на новый уровень в сложном деле засечения и определения цели в пассивном режиме. А российская армия, получается, этой техники до сегодняшнего дня не имеет. Но почему?

А в тиши уютных кабинетов спокойные люди неторопливо тасуют бумаги. Собственно, куда им торопиться? Да и зачем? Ведь проблема скоро решится сама по себе - уйдут в частный сектор или, безнадёжно махнув рукой, отправятся на пенсию учёные, будет сдана в утиль уникальная станция, а жизнь продолжит своё неспешное державное течение на берегах Москвы-реки. Или всё-таки рано ставить точку?

Ведь надежда, как известно, всегда умирает последней.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама