В других СМИ
Загрузка...
Чужой кровью, на чужой территории
© flickr.com/195035538@N04
Поле очередной прокси-битвы: Украина.

Чужой кровью, на чужой территории

Прокси-война как перспективный инструмент стратегического сдерживания в военных конфликтах ХХI века
Реклама
Чужой кровью, на чужой территории
© flickr.com/195035538@N04
Поле очередной прокси-битвы: Украина.
Читайте нас на: 

Жертва, посредник, заказчик

Поскольку ядерная война не оставляет шансов на выживание ни одной из сторон, концепция прокси-войны приобрела особую привлекательность для «любителей» загребать жар чужими руками. Именно поэтому Вашингтон и ухватился за этот вид боевых действий - как дьявол хватается за грешную душу.

История прокси-войн насчитывает столетия. Все прокси-войны, в том числе и современные (Вьетнам, Сирия, Ливия, Украина и пр.) отличаются друг от друга по целям, составу участников, формам и способам действий сторон, а вероятные или действующие противники (отдельные государства и коалиции) имеют доступ к высокотехнологичным средствам ведения войны.

Постоянные прокси-столкновения на Ближнем и Среднем Востоке держат в напряжении регион не первый десяток лет.
© flickr.com/bronpancerna
Постоянные прокси-столкновения на Ближнем и Среднем Востоке держат в напряжении регион не первый десяток лет.

Сегодня на Украине прокси-агент в лице правящих элит, находящихся под влиянием Вашингтона, получает в своё распоряжение высокоточное оружие, артиллерийские и ракетные системы дальнего радиуса действия, кибер- и роботосистемы для дистанционного проникновения на критические объекты инфраструктуры противника. При этом расширяются возможности доступа неядерных государств, а также негосударственных структур к технологиям, необходимым для создания оружия массового уничтожения. И это ещё одна причина, почему прокси-война рассматривается как востребованный инструмент стратегического сдерживания. Но для начала давайте определимся с понятиями.

Прокси-война - это международный конфликт между двумя странами или коалициями, которые пытаются под различными предлогами достичь намеченные цели с помощью военных действий на территории третьей страны с использованием её же ресурсов.

Что касается Украины, то здесь концепция прокси-войны (ПВ) реализуется с учётом принципа взаимодействия и взаимозависимости трёх участников вооружённого конфликта:

  • государства-заказчика (США);
  • государства-мишени, выступающего в роли объекта прокси-войны (Россия);
  • третья сторона - собственно прокси-агент (Украина), действиями которого во внутренней и внешнеполитической сфере манипулирует заказчик.

Выгоду этого вида военного конфликта для заказчика обусловливают следующие факторы:

  • наносится прямой ущерб государству-мишени при конечной цели его ослабления, развала и перехода под внешнее управление;
  • экономически и политически прокси-война выгодна заказчику, поскольку военно-техническая помощь прокси-агенту является мощным источником прибыли для ВПК (в данном случае - американского). Кроме того, заказчик ПВ получает дополнительные бонусы к репутации «поборника демократии»;
  • минимизируются угрозы национальной безопасности государства-заказчика, поскольку прямого его участия в военных действиях нет;
  • заказчику выгодно использовать ресурсы прокси-агента в силу простой и циничной логики: гибнут чужие солдаты - пушечное мясо конфликта, разрушается чужая страна;
  • и самое главное: в дополнение к стратегическому ядерному сдерживанию прокси-война в отношениях между великими державами является эффективным инструментом стратегического неядерного сдерживания.
Гибель солдат страны-агента не волнует руководителей страны-заказчика.
© flickr.com/ukrainewarbreakingnews
Гибель солдат страны-агента не волнует руководителей страны-заказчика.

Не секрет, что проблема стратегического сдерживания занимает центральное место в политике великих ядерных держав. Вот и в недавно принятой Стратегии национальной безопасности США практически прямым текстом говорится, что курс на наращивание способностей сдерживания обусловлен необходимостью противостоять усиливающейся России и Китаю, модернизация промышленности которого проходит ударными темпами, а также Ирану, продолжающему ядерные разработки. В этих условиях акцент на прокси-войны как элемент стратегии сдерживания превращается в заметный компонент американской политики.

Домашняя заготовка США

Концепция использования прокси-войны, в том виде, как её понимает страна-разработчик (США), предусматривает координацию подрывных действий заказчика и прокси-агента во всех сферах общественной жизни страны-мишени. Смысл применения инструмента «прокси-сдерживания» заключается в демонстрации потенциальной жертве опасности продолжения избранного курса и в принуждении её отказаться от реализации поставленных целей. Причём рамки воздействия прокси-войны на противника могут оказаться более «растянутыми» по временной оси конфликта, чем прямая угроза применения ядерного или высокоточного оружия.

Стратегия сдерживания с использованием факторов прокси-войны разрабатывается государством-заказчиком и представляет собой осуществляемый прокси-агентом по единому замыслу и плану комплекс мер в политической, военной, экономической, кибернетической, информационной и других сферах. Функция прокси-войны как инструмента сдерживания существенно отличается от ядерного и неядерного (например, концепция быстрого глобального удара) видов сдерживания, построенных на симметричном ответе.

При этом прокси-войне присущ асимметричный характер в первую очередь за счёт способности гибко управлять эскалацией военного конфликта и демонстрировать противнику наличие широкого диапазона силовых и не силовых средств и методов воздействия государства-заказчика на государство-жертву.

Сотрудники МЧС РФ обследуют жилой дом, разрушенный в результате обстрела города Шебекино в Белгородской области.
© РИА Новости
Сотрудники МЧС РФ обследуют жилой дом, разрушенный в результате обстрела города Шебекино в Белгородской области.

Стратегия прокси-войны позволяет обеспечить сдерживание не только военными средствами, но и угрозами в экономической, информационной, кибернетической сферах, возможностью применения других жёстких мер в отношении оппонента ещё до применения военной силы. Прокси-война позволяет втянуть государство-мишень в военный конфликт в стране так называемого прокси-агента и использовать участие государства-мишени в военных действиях для его же ослабления и последующего развала. Именно такие цели преследует прокси-война на Украине, которая фактически ведётся между США и Россией.

Не хочешь - заставим

Если вооружённое насилие - это самая радикальная форма принуждения, то, по англосаксонской логике, прокси-война представляет собой более гибкое средство сдерживания, угроза использования которого построена на способах «неявного» принуждения с применением адаптивных технологий силового и несилового воздействия на противника. Способность к адаптации придаёт прокси-войне возможность добиваться изменений национальной политики отдельного государства, его международной политики в регионе и мире, ослаблять одних субъектов и усиливать других, вплоть до полной потери субъектности в результате утраты государством реального суверенитета.

Таким образом, прокси-войну как инструмент гибридной войны следует считать своего рода «поворотным пунктом» в решении задач стратегического неядерного сдерживания, достигнув который стороны могут принять решение отказаться от противоборства и перейти к поиску компромисса, не доводя ситуацию до вооружённого столкновения, или продолжить наращивать интенсивность военных действий вплоть до глобального конфликта.

В этом состоят своеобразие и опасность гибридной войны как нового вида межгосударственного противоборства.

Одним из инструментов прокси-войны являются ЧВК.
© РИА Новости
Одним из инструментов прокси-войны являются ЧВК.

Использование возможностей ПВ как средства стратегического неядерного сдерживания на театре военных действий прокси-войны (ТВД ПВ) определяется рядом факторов:

  • прокси-война позволяет осуществлять не только эскалацию насилия, но и его деэскалацию, что позволяет придать процессу развития насилия большую адаптивность и гибкость за счёт синхронизации силовых и несиловых гибридных угроз по виду, времени, месту и интенсивности применения;
  • «прокси-сдерживание и принуждение» эффективны как против крупных государств, так и против стран, которые по ряду причин не рассматриваются как объекты применения против них ядерного оружия или массированного применения высокоточных боевых средств в обычном оснащении. В такой роли может оказаться сравнительно небольшое государство, которое пытается нанести ущерб заказчику прокси-войны, рассчитывая на защиту со стороны международного сообщества, союзников и партнёров в случае прямого применения против него военной силы;
  • в идеале ядерное сдерживание не должно применяться против негосударственных субъектов мировой политики, но могут использоваться такие инструменты прокси-войны, как силы специальных операций, ЧВК и некоторые другие структуры, предназначенные для действий в серых зонах;
  • с другой стороны, децентрализованные модели управления операциями прокси-войны на тактическом уровне повышают риск обострения локальных конфликтов с перспективой неконтролируемого расширения их географии и интенсивности на всём ТВД. Это делает крайне востребованной разработку научно обоснованных подходов к прокси-войне как средству стратегического неядерного сдерживания;
  • масштаб операций прокси-войны определяется сферами их проведения не только на суше, на море и в воздухе, но и в киберпространстве, в космосе, финансово-экономической и культурно-мировоззренческой областях, а также - разнообразием технических средств, используемых субъектами прокси-войны, в том числе новейшими военно-техническими средствами разведки и уничтожения (БПЛА, мощные компьютеры для обработки «больших данных», искусственный интеллект, мобильная связь пятого поколения и др.);
  • в целом прокси-война не требует разработки каких-либо новых систем оружия и военной техники.

Технология скрытого насилия

В международных отношениях принуждение, как форма насилия, применяется в различных моделях. Чаще принуждение используется в качестве косвенного (скрытого) насилия, которое не предполагает непосредственного использования силы и на начальной стадии подразумевает лишь угрозу применения силы (политическое давление, дипломатический ультиматум). По содержанию и объекту направленности насилие можно подразделить на политическое, военное, экономическое, духовное (идеологическое), административное (судебно-законодательное). Конечная цель принуждения - заставить объект прийти к выводу, что уступчивость - лучший способ реагирования, чем игнорирование требований принуждающего.

Стороны конфликта располагают новейшими военно-техническими средствами разведки.
© РИА Новости
Стороны конфликта располагают новейшими военно-техническими средствами разведки.

Если сдерживание призвано не допустить совершения противником нежелательных действий под угрозой применения против него военной силы, то принуждение имеет целью заставить объект подчинить свои действия требованиям принуждающего - например, отказаться от планов пересмотра установленных границ, реализации определённых экономических проектов, снизить уровень военной активности, уйти со спорной территории и т.д.

Эффективность принуждения измеряется тем, насколько быстро удастся сломить противника и подчинить его своей воле. При этом в некоторых случаях в задачу дипломатии может входить предоставление стороне, подвергшейся принуждению, возможности для поиска компромисса, чтобы не загонять её в угол. Сочетание указанных и некоторых других факторов обеспечивает особую роль принуждения в спектре стратегий обеспечения интересов государств и коалиций.

Доктрина отрицания

Перед фактом появления у России и Китая новых систем вооружения, отличающихся высокой эффективностью, американское военное лидерство заметно сужается, чему также способствуют политические и экономические неурядицы в США. В результате Соединённые Штаты могут столкнуться с ограничениями в использовании технологий для расширенного сдерживания своих оппонентов и соперников. В этих условиях Вашингтон рассматривает в качестве одного из способов воздействия на потенциального противника так называемое сдерживание путём отрицания (deterrence by denial), рассчитанное на создание физических препятствий противнику в достижении поставленных целей.

Именно на такой результат направлено провоцирование прокси-войны на Украине и вокруг Тайваня. Эффективность этой формы сдерживания зависит от опасения, связанного с издержками, которые может понести противник в случае активных действий с его стороны. В случае с Украиной такая задача достигается за счёт накачивания киевского режима современной боевой техникой и оружием при активной дипломатической и экономической поддержке со стороны НАТО и ЕС.

Поставки оружия на Украину продолжаются.
© globallookpress.com
Поставки оружия на Украину продолжаются.

В контексте прокси-войны с Россией США рассматривают три формы сдерживания путём отрицания. Первая состоит в том, чтобы создать условия, при которых территорию прокси-агента или часть территории было бы труднее взять под свой контроль вооружённым способом. Ради этого, как уже отмечалось, и происходит расширение поставок Киеву военной техники и оружия, осуществляется подготовка ВСУ, направляются в зону боевых действий наёмники и частные военные компании.

Вторая форма сдерживания посредством отрицания заключается в том, чтобы усложнить задачу пересмотра границ. Этот вариант предпочтительнее в том случае, когда союзник слишком слаб, чтобы самостоятельно обеспечить надёжную защиту своей территории. Подобный подход, применительно к Украине, которая объявлена США, НАТО и ЕС объектом агрессии со стороны России, включает предоставление Киеву оружия такого количества и качества, которое позволит вести партизанскую войну до достижения определённого компромисса.

Третья форма сдерживания путём отрицания состоит в том, чтобы сделать прокси-агента в социально-экономическом и промышленном отношении сильнее, чем прокси-мишень. Но вряд ли такой вариант подойдёт для Украины в обозримой перспективе после предпринятых действий по демилитаризации в контексте специальной военной операции.

Следует отметить, что концепция сдерживания посредством отрицания открывает новые возможности и в области информационно-психологической войны, в которой полем битвы становится человеческий разум. Здесь главная цель - изменить не только сознание, но и то, как люди думают, то есть навязать свою идеологию.

Например, на Украине важную роль сыграло организованное Вашингтоном и местными националистическими силами информационно-психологическое воздействие на сознание украинского населения при подготовке гражданской войны на юго-востоке Украины с последующим переформатированием внутреннего военного конфликта в прокси-войну против России.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама