В других СМИ
Загрузка...
Последний бой полковника Савельева
© Архив автора
Кадр из видеозаписи, сделанной во время спецоперации «Альфы» у шведского посольства.

Последний бой полковника Савельева

Анатолий Савельев был начальником штаба легендарной «Альфы». Двадцать пять лет назад, в ночь с 19 на 20 декабря 1997 года, он ценой собственной жизни спас торгового представителя посольства Швеции Яна-Улофа Нюстрема, захваченного террористом
20 декабря 2022, 06:46
Реклама
Последний бой полковника Савельева
© Архив автора
Кадр из видеозаписи, сделанной во время спецоперации «Альфы» у шведского посольства.
Читайте нас на: 

Хроника событий

19 декабря 1997 года в 18:50 на автостоянке возле здания посольства Швеции на Мосфильмовской улице террорист, угрожая оружием, захватил в заложники торгового представителя посольства и его супругу, через которую передал свои требования: три миллиона долларов и самолёт для вылета в неуказанном направлении.

В 20:40 находившийся на боевом дежурстве 2-й отдел группы «Альфа» прибыл к месту происшествия, где уже были начальник управления А. Гусев, первый заместитель начальника управления А. Мирошниченко и начальник штаба «Альфы» полковник А. Савельев.

Полковник А. Савельев.
© Архив автора
Полковник А. Савельев.

Из служебного отчёта группы «А»

«По указанию начальника управления снайперы заняли исходные позиции. Автомашина, в которой находились террорист и заложник, с зажжёнными фарами располагалась во дворе посольства Швеции. У преступника находился телефон мобильной связи, переданный ему сотрудником посольства Швеции.

В ходе переговоров с террористом было установлено, что он вооружён гранатой Ф-1 и пистолетом типа ПМ.

В 22:50 под видом сотрудника МВД в контакт с террористом вступил по радиотелефону начальник штаба департамента по борьбе с терроризмом генерал-лейтенант Д. Герасимов. Полковник А. Савельев, представившись работником МИД, несколько раз подходил к автомашине и непосредственно вёл переговоры с террористом.

В 23:00 полковник А. Савельев убедил террориста произвести обмен шведского дипломата на другое лицо и самостоятельно предложил себя в качестве заложника.

В 23:10 обмен состоялся. После обмена террорист вынудил полковника А. Савельева сесть на водительское сиденье, пристегнуться ремнём безопасности, после чего привязал его верёвкой за горло к подголовнику сиденья машины».

Романтик

Я был знаком с Анатолием Николаевичем много лет и знал его биографию, что называется, из первых уст. Савельев окончил московскую школу, авиационный техникум и пришёл работать в Центральное конструкторское бюро машиностроения, потом была армия, работа в НИИ электронно-вычислительной техники. И всё-таки он мечтал о другом. Анатолий знал, что до ареста отец служил в Комитете государственной безопасности (но не знал причины ареста) и всё равно хотел идти отцовской дорогой. Так и написал потом в своей первой автобиографии, добавив, что занимал призовые места на первенствах Москвы и Советского Союза по боксу, выполнил норматив мастера спорта СССР. Вот, собственно, и вся биография.

Первым, кто рекомендовал его в органы госбезопасности, был командир войсковой части 35480 майор Сазонов, который дописал в характеристику Савельева необычную для служебных документов фразу: «обладает чувством романтики». Эту же черту «подглядел» у Савельева и кадровик Владимир Иванович Химучин, когда Анатолий Николаевич уже служил в одном из подразделений КГБ: «Толя, набор идёт в новую группу. Как раз для тебя».

Так Анатолий Савельев оказался в числе первых тридцати бойцов группы антитеррора «Альфа».

«Подвигов не совершали»

Вот аттестация 1978 года на старшего оперуполномоченного Савельева, в которой начальник группы «А» Геннадий Зайцев отмечает: «Имеет хороший уровень профессиональной подготовки, постоянно его совершенствует. С отличием окончил курсы обучения по воздушно-десантной подготовке. Умело владеет всеми видами вооружения и техники подразделения, знает их материальную часть». А в аттестации за 1981 года указано, что «старший лейтенант Савельев Анатолий Николаевич, имея высшее образование - педагогический институт, учится на 7-м факультете Высшей школы КГБ СССР имени Ф. Дзержинского. За конкретные результаты в работе имеет ряд поощрений, награждён орденом Красной Звезды».

Анатолий Савельев в Афганистане.
© Архив автора
Анатолий Савельев в Афганистане.

Перечень награждений за годы службы говорит о многом. Так, в 1980 году Савельев получил благодарность «за добросовестное исполнение служебного долга по обеспечению безопасности проведения Олимпийский Игр». В 1983 году - ценный подарок за «смелые и решительные действия по пресечению в районе посольства США антиобщественной акции, носившей провокационный характер».

Затем следуют благодарности, премии и ценные подарки уже за выполнение ответственных оперативных заданий, за освобождение заложников, за «смелые и решительные действия при выполнении служебных задач на территории Чеченской Республики». В 1996 году, на 50-летие, полковник Савельев был награждён очень редким знаком отличия для каждого, кто носит погоны - именным огнестрельным оружием.

По материалам служебного отчёта группы «А»

Продолжалась разработка вариантов плана освобождения Савельева и обезвреживания преступника на месте либо на вероятных маршрутах движения, а также в двух аэропортах города Москвы. Все возможные действия согласовывались с послом Швеции.

«В 24:00 террорист вышел на связь по радиотелефону с генерал-лейтенантом Д. Герасимовым и потребовал немедленного удовлетворения своих требований. Террористу было сообщено, что ввиду позднего времени подготовить запрашиваемую сумму затруднительно, но всё же возможно. Для этого предпринимаются меры. Террорист согласился ждать.

20 декабря 1997 года в 00:10 автомашина подъехала к воротам посольства. В 00:13 полковник А. Савельев, связанный верёвкой, вышел из машины и в течение четырёх минут находился возле передней левой двери.

В 00:17 машина вернулась на старое место».

Случай у американского посольства

Опыт у полковника Савельева был богатый. По существу, это был сконцентрированный опыт «Альфы» - участие в боевых действиях в Кабуле в декабре 1979 года и последующие боевые «стажировки» в Афганистане, командировка в Эфиопию, участие в антитеррористических операциях, вылеты в горячие точки. А за десять дней до гибели полковник Савельев обезвредил террориста, захватившего Ил-62 в аэропорту Шереметьево-1.

Боец группы «А» Анатолий Савельев перед прыжками.
© Архив автора
Боец группы «А» Анатолий Савельев перед прыжками.

Помнится, сидели мы с Савельевым, и я всё просил рассказать о лучших его операциях. Шёл девяносто второй год, за плечами полковника Савельева остался Афганистан, за который он получил орден Красной Звезды, и прочие горячие точки - Баку, Тбилиси, Ереван. А он уверял, будто больше всего ему запомнилась «маленькая» операция у посольства США. Вот его рассказ.

«Из всех операций, в которых мне приходилось участвовать и с агентурой, и против бандитов, террористов, с оружием и без него, запомнилась именно эта. Нас вызвали к американскому посольству. Там напротив есть десятиэтажный дом. На крыше дома - мужчина, раздевшийся до плавок. Он требовал выезда из СССР и грозил броситься вниз.

Рванули мы наверх, а крыша опасная, крутой скат, в конце низенькое, хлипкое ограждение. Мужчина сидит на самом краю крыши. Как только мы показались, он сразу же опустился вниз и повис на руках. Мол, подойдёте - брошусь. А там уже из посольства выбежали американцы, пальцами тычут, фотографируют. Надо что-то делать.

Подошёл к краю, посмотрел. Впечатление неприятное - высоко. Стал с ним осторожно разговаривать, потихоньку приближаюсь. Ребята мои в отдалении наготове. Сел рядом, примерно на вытянутую руку. А тут пожарная машина подъехала, на лестнице кто-то из наших. Как только показалась машина, он снова опустился и повис на руках. Я говорю нашим: уезжайте, а сам подошёл ещё ближе, вижу: тот уже устал висеть, весь потный, дышит тяжело. Пора действовать...

Наша группа тем и отличается от обычного боевого подразделения, что надо принимать решение мгновенно. Обстановка быстро меняется, и никто за тебя не решит, не подскажет, не скомандует. Только сам. Хватаю мужика за руку, а он разжимает ладони. Рука скользит... Крикнуть не могу, сигнал подать тоже. Тут уже ребята почувствовали обстановку, прыжком оказались рядом, рванули так, что мужик улетел аж на конек. Сдали мы его милиции - и к себе в подразделение.

Вроде и подвигов не совершали, не стреляли тогда, не воевали, а в памяти именно этот случай застрял».

Анатолий Савельев (слева) с боевыми товарищами.
© Архив автора
Анатолий Савельев (слева) с боевыми товарищами.

Думаю, в этом монологе весь Савельев. И неспроста ему запомнилась та, вроде бы несложная, ничем не примечательная операция...

Из служебного отчета группы «А»

«В 00:19 террорист вновь набросил на шею Савельева веревочную петлю, между ними возникла борьба, которая продолжилась в течение трёх минут. Через некоторое время после этого полковник Савельев почувствовал себя плохо и стал жаловаться на боли в сердце. Об этом он подал знак поддерживающему контакт сотруднику подразделения.

Учитывая возрастающую агрессивность террориста и ухудшение самочувствия полковника Савельева, оперативный штаб принял решение о возможном силовом завершении операции. Снайперы получили команду в случае отрыва заложника от террориста произвести огонь на поражение преступника, что явилось бы сигналом к началу действий группы захвата.

В 00:30 по требованию террориста, с целью снижения агрессивности, ему была передана бутылка коньяка. После этого террорист согласился подпустить врача для оказания медицинской помощи Савельеву.

В 00:38 врач 26-й подстанции скорой неотложной медицинской помощи констатировал сердечный приступ и сделал Савельеву инъекцию.

В 00:50 в связи со сложившейся ситуацией террорист потребовал обменять полковника Савельева на сотрудника ФСБ и корреспондента».

За «речкой»

Все, кто служил в «Альфе» с Анатолием Савельевым, знали - он страсть как не любил стрелять... Странно звучит, не правда ли? Ведь Савельев не библиотекарем и не садовником работал. Он служил в подразделении специального назначения, тем не менее, утверждаю: полковник Савельев даже во время боевых операций стрелял только в исключительных случаях. И вот его собственные слова, которые сохранила диктофонная запись:

«И вот самая главная мысль: не следует посылать спецподразделения туда, где надо стрелять. Для этого мы и готовим людей, чтобы они не стреляли, а действовали без выстрелов. Если нужно палить, бери роту солдат, и они накрошат из автоматов похлеще нашего…»

Командировка на Кавказ. А. Савельев в синей футболке.
© Соцсети
Командировка на Кавказ. А. Савельев в синей футболке.

Савельев так и поступал. Подтверждением тому Афганистан. Это был его второй выезд «за речку». Так называемая стажировка в составе десантно-штурмовой манёвренной группы погранвойск.

Крупную банду моджахедов загнали в ущелье. Манёвренную группу поделили на заставы, и они закрыли ущелье сверху. Снизу банду гнал известный в ту пору офицер-пограничник Юрий Лопушко. И вдруг в бою на одной из застав гибнет офицер. Второй, ещё совсем молодой, струсил и отказался командовать. В результате подразделение осталось без управления.

Лопушко приказывает штабу - поднять взвод во главе с командиром и бросить в помощь заставе. А в штабе из офицеров два зелёных лейтенанта. Один так и заявил: куда идти без компаса, без карты, ночью в горах, не знаю, вот рассветёт - пойдём. Но до рассвета могут погибнуть люди.

Пограничники были не в курсе, что к ним на «стажировку» прибыли сотрудники группы «А» - это было строго засекречено. Поэтому стажёров вперёд не пускали. Но тут положение безвыходное, да и Савельев настаивал. В конце концов Лопушко сдался.

«Мы пойдём, сказал я тогда, - вспоминал Анатолий Николаевич. - Единственно попросил, передай ребятам, чтобы трассирующими пулями направление указывали. Когда есть карта, тут всё ясно. А когда её нет, да ещё ночь... Идём - развилка. Прошу дать трассер. Дают в направлении левой дороги. Поворачиваем туда, и оказывается, это просто тропа, за ней сразу обрыв…

Ноги начинают скользить в темноте, чувствую, падаю в пропасть. Лезу вверх, попадаю на отрицательный склон и чувствую - ползу вниз. Схватиться не за что. Только успел крикнуть ребятам: "За мной не ходить!"

Скользил в пропасть, и состояние какое-то странное было, словно не в реальном времени: надо мной звёзды громадные, внизу - огоньки далёкие. А земля уходит из-под ног. Схватился за один камень - отходит, за другой - то же самое. Ну, думаю, всё, конец.

Кстати, интересно, никогда этот случай жене не рассказывал. А она однажды рассказала мне, что в одну ночь, когда я находился в Афгане, ей было почему-то очень плохо.

- Что это за ночь, вспомни? Событие какое-то, по телевизору что показывали?

И она вспомнила. По телевизору шёл отборочный матч чемпионата мира СССР - Дания. Оказалось, это была та ночь, когда я падал в пропасть.

В последний момент посмотрел вверх и на фоне неба увидел колючку. А она вся в шипах, схватишь - насквозь руку прошивает. Но выбирать не приходилось. Схватился и затормозил падение. Чудом потихонечку вылез, отлежался, побрёл на дорогу, нашёл своих. К заставе, несмотря ни на что, мы вышли.

Смотрю: в ущелье - горячий бой, банда движется на нас, а солдаты сбились к костру, как овцы. И лейтенант вместе с ними, подавлен, испуган. Говорю, вы что сидите, орлы? Я ваш командир, бегом занимать позиции. Вместе заняли позиции, укрепились, приняли бой. Бандиты почувствовали, что заперты, и сдались».

Сотрудники группы «А» Анатолий Савельев (слева) и Григорий Золотовский во время командировки в Армению.
© Архив автора
Сотрудники группы «А» Анатолий Савельев (слева) и Григорий Золотовский во время командировки в Армению.

Потом, в представлении на награждение майора Савельева орденом Красной Звезды было написано: «В боевых действиях проявил мужество, отвагу и храбрость. При проведении боевой операции в районе кишлака Махи-Нао, десантируясь в составе группы захвата, грамотно командуя подчинёнными, не допускал выхода бандитов из блокированного района. В последующем принимал активное участие в их уничтожении.

После гибели офицеров ДШМБ оценил обстановку, принял на себя командование десантно-штурмовой заставой и умело организовал её действия».

Его сердце

Так уж вышло, что жизнь Анатолия Николаевича - это бесконечный бой. А последним боем для полковника Савельева стала операция у шведского посольства, когда он, испытывая сердечную боль, отказался, чтобы его заменили. Первоначально планировалось доставить террориста в аэропорт - для этого во Внуково и Шереметьево выехали две группы. Предусматривалась и ликвидация террориста по ходу движения.

В общем, полковник Савельев принял своё решение. Почему? Это самый сложный вопрос. Он знал о группах захвата, не сомневался в выучке своих подчинённых и, видимо, поэтому принимает решение остаться в заложниках. А ещё потому, чтобы не рисковать другими.

Остальное известно. Сердце всё-таки подвело...

Из служебного отчёта группы «А»

«Учитывая критическое состояние Савельева, штабом по руководству операцией было принято решение о его эвакуации и проведении операции.

В 1:04 во время оказания экстренной помощи по команде снайпер произвёл выстрел по террористу. Террорист упал.

После выстрела снайпера к машине выдвинулась группа, получившая задачу по эвакуации Савельева и задержанию террориста. Однако террорист произвёл три выстрела из пистолета по группе захвата, на что был открыт ответный огонь.

Одновременно снайпером с позиции №2 был произведён выстрел. В результате огня группы захвата и снайпера террорист был убит. Полковник Савельев был немедленно доставлен на автомашине скорой помощи в городскую больницу №64 в состоянии клинической смерти».

На Северном флоте. Посещение подводной лодки. Анатолий Савельев слева.
© Архив автора
На Северном флоте. Посещение подводной лодки. Анатолий Савельев слева.

22 декабря 1997 года Президент России подписал Указ, где было сказано: «За мужество и героизм, проявленные при пресечении террористического акта и спасении жизни человека, присвоить Савельеву Анатолию Николаевичу звание Героя Российской Федерации посмертно».

Полковник Савельев и на этот раз не стрелял.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама