В других СМИ
Загрузка...
Впервые в истории американская ПРО, а именно её объектовая составляющая - мобильный комплекс THAAD, была применена в реальной боевой обстановке.

«ПРО» американское крещение

Можно сказать, что новый год начался для американцев со стрельбы. Нет, никто Нью-Йорк не бомбил, а бравые морпехи и прочие «котики» никого очередями не крошили. Однако последствия очередной ракетной атаки йеменских повстанцев-хуситов 17 января по целям на территории Объединённых Арабских Эмиратов скажутся далеко за пределами многострадального Залива
25 января 2022, 06:14
Реклама
«ПРО» американское крещение
© mda.mil
Впервые в истории американская ПРО, а именно её объектовая составляющая - мобильный комплекс THAAD, была применена в реальной боевой обстановке.
Читайте нас на: 

Иранский «ободряющий пинок»

Если раньше (йеменский конфликт разгорелся в 2014 году) всех интересовало, чем именно в том или ином случае стреляли по Эмиратам, то теперь опробованные хуситами, но разработанные в Иране БРСД «Кудс-2» и крылатая противокорабельная ракета семейства «Зульфикар» далеко не главное в посленовогодней стрельбе.

Главное то, что впервые в истории американская ПРО, а именно её объектовая составляющая - мобильный комплекс THAAD (Terminal High Altitude Area Defense - комплекс ПРО заатмосферного перехвата) - была применена в реальной боевой обстановке. Причём весьма успешно. Из примерно десятка ракетных целей и БПЛА абсолютное большинство уничтожили батареи комплекса. 

В итоге погибло и ранено несколько человек, да загорелась пара бочек с горючим. «Мы действовали профессионально при высоком уровне дисциплины», - заявил после обстрела официальный представитель Центрального командования американских вооружённых сил капитан Билл Урбан. Похоже, прав капитан и правы саудиты, которые не побоялись потратить 15 млрд долл. и закупить в 2017 году комплексы THAAD, к которым американцы приложили собственные подразделения эксплуатации, обслуживания и тренировки. Само собой, за процессом зорко следили представители головной фирмы-разработчика корпорации Lockheed Martin.

Батареи комплекса THAAD уничтожили большинство из примерно десятка ракетных целей и БПЛА.
© lockheedmartin.com
Батареи комплекса THAAD уничтожили большинство из примерно десятка ракетных целей и БПЛА.

В 2019 году Агентство по ПРО заявило, что за время испытаний и стрельб в рамках боевой подготовки было проведено 16 подряд успешных пусков противоракет комплекса THAAD. За этим, по всей видимости, последовал вздох облегчения не только командования в Эль-Риаде, но и на Гуаме, в Израиле, Южной Корее и Японии. Именно эти территории за весьма приличные деньги уже призваны оборонять данные комплексы. Если кто и сомневается, что после 17 января вашингтонский портфель заказов на ПРО раздастся в объёме, то явно безосновательно.

Экспортный потенциал вооружений - фактор, безусловно, важный, но в данном случае интереснее другое. Успешная боевая стрельба THAAD придаст силу совершенствованию программе американской ПРО в целом, причём всех её уровней. В таком случае, что же представляет собой американская система противоракетной обороны сегодня и о чём мечтают по этому поводу в Пентагоне?

Единое ПРО-кольцо

Несмотря на то, что комплексная и глубокая модернизация американских вооружённых сил, инициированная президентом Трампом сразу после вступления в должность, предполагает оснащение новыми образцами вооружений все без исключения виды и рода войск, программа противоракетной обороны остаётся главным направлением деятельности Пентагона. Нового в этом ничего нет. Однако, если ранее военно-политическое руководство США акцентировало внимание на развитие ПРО как глобальной системы, имеющей на вооружении средства наземного, морского и воздушного базирования, дислоцированные практически по всему миру, то в настоящее время американцы вплотную озаботились модернизацией наземных ракетных комплексов, призванных обеспечить максимальную защиту Североамериканского континента от МБР потенциального противника. В качестве последних Белый дом уже традиционно рассматривает Россию и Китай.

В середине февраля 2021 года федеральное Агентство по ПРО распространило информацию, из которой видно, что теперь в области ПРО превалирует концепция развёртывания комплексной системы национальной противоракетной обороны (НПРО), которая сведёт в единый узел средства наземного (шахтного и мобильного) и морского базирования.

На эти цели Агентство получило на 2021 год 9,2 млрд долл. Предполагается, что процесс модернизации НПРО должен завершиться созданием системы ПРО на основе уже развёрнутых ракетных комплексов GBI, оснащённых кинетическими перехватчиками EKV или новыми перехватчиками такого же принципа, ведущиеся работы по которым предполагают поставить на боевое дежурство новые ракеты в 2027-2028 гг. Утверждённая стоимость программы составляет 4,9 млрд долл. на пятилетний период времени.

Новизна НПРО заключается в том, что в единое кольцо ПРО должны войти после соответствующей модернизации средства мобильного ЗРК «Пэтриот», объектовой ПРО системы THAAD и средства ПВО-ПРО морского базирования системы Aegis. Главная проблема заключается в том, как модернизировать и адаптировать ракетные комплексы означенных систем, изначально предназначенные для уничтожения воздушных целей и ракет меньшей и средней дальности, для гарантированного поражения МБР на активном участке, что входит сегодня в задачу исключительно ракет GBI.

Ракета GBI

Как уже отмечалось, основу национальной ПРО США составляют ракетные комплексы шахтного базирования в составе ракеты GBI и средств обеспечения, в том числе - орбитальных. Первые ракеты GBI были размещены в шахтах в 2005 году.

Ракета GBI загружается в ракетную шахту на Аляске.
© mda.mil
Ракета GBI загружается в ракетную шахту на Аляске.

В настоящее время эти ракеты дислоцированы в двух позиционных районах - на базе в Форт-Грили на Аляске и на базе ВВС Ванденберг в Калифорнии. На Аляске на боевом дежурстве состоят 40 ракет, а в Калифорнии - четыре. Собственно, такой разброс вполне объясним: увеличенное число ракет в приполярной зоне соответствует уровню потенциальной угрозы от запуска МБР потенциального противника.

Из указанного общего числа ракет, согласно открытым источникам, предположительно, 18 оснащены перехватчиками модификации EKV CE-I, 16 - перехватчиками модификации EKV CE-II, 10 - перехватчиками модификации EKV CE-II Block 1.

Интересно, что руководство Агентства по ПРО отказалось от идеи разместить дополнительно 20 ракет GBI и развернуть ещё один позиционный район НПРО. Тем самым Агентство не согласилось с требованием президента Трампа, которое он озвучил ещё в конце января 2017 года, закупить и развернуть указанные дополнительные средства ПРО наземного базирования. Скорее всего, отнюдь не стремление противоречить Трампу лежало в решении свернуть дальнейшее количественное наращивание ракетного ПРО-потенциала, а масштабность научно-технических задач и финансовые трудности на пути создания единой системы НПРО.

Характеристики GBI

Разработанная и произведённая фирмами Boeing Raytheon, Lockheed Martin и Orbital Sciences, ракета GBI предназначена для поражения баллистических целей - МБР путём соударения кинетической боевой части. Эта ракета, выполненная по трёхступенчатой схеме, имеет длину 16,8 м, диаметр 1,6 м и массу в снаряжённом состоянии 12,7 т (по некоторым источникам масса ракеты составляет 21,6 т).

На первой ступени установлен РДТТ фирмы Alliant Tech Orion 50SXLG тягой 441 Кн. На второй ступени - РДТТ фирмы Alliant Tech Orion 50XL тягой до 153 Кн. На третьей ступени установлен РДТТ фирмы Alliant Tech Orion 38 тягой до 32 Кн. Дальность стрельбы составляет 2 000 - 5 500 км. Максимальная высота поражения - 2 000 км.

В качестве поражающего элемента используется заатмосферный перехватчик EKV длиной 1,4 м и массой 64 кг, двигающийся со скоростью 10 км/с.

Система наведения - электронно-оптическая с защитой от посторонней засветки и автоматическими фильтрами.

Ракета GBI выполнена по трёхступенчатой схеме, имеет длину 16,8 м, диаметр 1,6 м и массу в снаряжённом состоянии 12,7 т.
© mda.mil
Ракета GBI выполнена по трёхступенчатой схеме, имеет длину 16,8 м, диаметр 1,6 м и массу в снаряжённом состоянии 12,7 т.

К настоящему времени в рамках боевой подготовки осуществлено 19 запусков ракеты GBI по целям, имитирующим боеголовки БРСД и МБР. Оценки данных запусков разнятся. В целом, с полной уверенностью можно считать только 10 запусков как полностью успешные.

В конце марта 2019 года впервые состоялся запуск сразу двух противоракет GBI. Сообщается, что в ходе испытаний пуск двух противоракет GBI, условно обозначенных GBI-Lead и GBI-Trail и оснащённых перехватчиками EKV, был произведён с базы ВВС Ванденберг в Калифорнии по мишени-имитатору МБР, запущенной с полигона на атолле Кваджалейн на Маршалловых островах в Тихом океане, находящегося на удалении более 4 000 морских миль. Первый перехватчик c GBI-Lead успешно поразил мишень, а затем второй перехватчик c GBI-Trail поразил наиболее крупный из обломков мишени.

«Это был первый перехват с помощью GBI сложной представляющей угрозу цели в виде МБР, и это был критический рубеж, - заявил генеральный директор Агентства по ПРО генерал-лейтенант ВВС США Сэмюэль А. Гривз. - Система работала именно так, как и была задумана, и результаты этого испытания свидетельствуют о практическом использовании метода залпового пуска в противоракетной обороне».

Информационные (радарные) комплексы американской НПРО включают в себя РЛС типа «Пейв-Поз», дислоцированные на авиабазах Кейп-Код в штате Массачусетс, Биал в Калифорнии и Клиар на Аляске. Таким образом, достигается практически полное перекрытие аэрокосмического пространства на подступах к континентальной части США.

В конце марта 2019 года впервые состоялся запуск сразу двух противоракет GBI.
© mda.mil
В конце марта 2019 года впервые состоялся запуск сразу двух противоракет GBI.

Орбитальный таран

В данном случае необходимо ответить на один вопрос. Почему американцы, разрабатывая противоракетные меры, решили всё-таки остановиться на весьма сложном с технической точки зрения варианте кинетического поражения баллистических целей? Ведь можно было остановиться на уже апробированном способе использования, скажем, ядерной боевой части противоракет.

Боеголовку можно разрушить взрывной волной и осколками на активном участке траектории, а боевые блоки следует поражать на спуске. Противоракета может нести и обычный боезаряд, в том числе нейтронный, разрушающий боевой блок. Тем не менее, из всех способов перехвата и поражения баллистических целей американские специалисты в последние десятилетия предпочли кинетический перехват.

Серьёзно вопрос оснащения противоракет ядерной боевой частью американцы не рассматривали ввиду непредсказуемости возможных последствий. Однако и кинетический перехват приняли не сразу. В ходе войны в Персидском заливе иракская армия массово применяла оперативно-тактические ракетные комплексы. Армия США использовала для защиты от них зенитные системы Patriot, но результаты их работы были далеки от желаемых. Оказалось, что ракеты MIM-104 успешно наводятся на баллистические цели и даже поражают их. Однако воздействие осколочной боевой части было недостаточным. Ракета противника получала повреждения, но продолжала полёт по баллистической траектории; боевая часть сохраняла работоспособность и могла поразить цель. Кроме того, серьёзно затруднялся контроль за результатами стрельбы ЗРК. Повреждённая баллистическая ракета на экране РЛС мало отличалась от целой.

Впоследствии сообщалось, что Ирак выполнил свыше 90 пусков оперативно-тактических ракет. Более 45 ракет удалось поразить при помощи ЗУР MIM-104, в том числе уничтожив в воздухе. Ещё несколько ракет были частично поражены, но смогли продолжить полёт и упали на назначенные цели либо рядом с ними.

По итогам событий на Ближнем Востоке были сделаны серьёзные выводы, предопределившие дальнейшее развитие американских систем ПРО всех классов и типов. На практике, в условиях реального конфликта, было установлено, что баллистическую цель нельзя гарантированно уничтожить при помощи осколочно-фугасной боевой части. Таким образом, принцип ударного воздействия на цель стал превалировать в разработках американской системы ПРО.

MIM-104 Patriot - это зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) применённый армией США в ходе войны в Персидском заливе.
© mda.mil
MIM-104 Patriot - это зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) применённый армией США в ходе войны в Персидском заливе.

Однако кинетический перехват не лишён существенных недостатков, с которыми приходится бороться на стадии проектирования. В первую очередь, такой способ поражения цели является крайне сложным с точки зрения техники. Противоракета или боевая ступень-перехватчик нуждается в усовершенствованных средствах наведения. Система самонаведения должна обеспечить своевременное обнаружение баллистической цели, в том числе в сложной помеховой обстановке. Затем её задачей является выведение перехватчика в точку встречи с мишенью.

Траектория баллистической цели является предсказуемой, что в некоторой мере облегчает работу средств наведения. Однако и в этом случае к ней предъявляются особые требования в сфере точности наведения. Малейший промах без касания цели является неудачей. На данном этапе даже созданные образцы не обеспечивают стопроцентную вероятность поражения сравнительно простых целей и объектов средней сложности.

Так, пока нет действенных средств борьбы с МБР, несущими РГЧ с боеголовками индивидуального наведения типа MIRV. В настоящее время с ними можно бороться путём перехвата на активном участке, до разведения боевых блоков. После разведения боеголовок сложность работы ПРО возрастает многократно, а вероятность успешного отражения атаки пропорционально снижается. В прошлом была предпринята попытка создания противоракеты с несколькими перехватчиками на борту, однако она не увенчалась успехом. Аналогичный проект прорабатывается сейчас, но его перспективы неясны.

ЗРК «Пэтриот» и мобильный комплекс ПРО THAAD

Данные комплексы относятся к наземным объектовым средствам ПРО-ПВО, которые должны войти в перспективную систему американской НПРО.

С конца 1970-х годов комплекс Patriot успешно применялся как средство ПВО. Однако были подтверждены его способности поражать и баллистические цели. В начале девяностых стартовала программа разработки новой модификации ЗРК «Пэтриот», получившей обозначение PAC-3. Главной задачей этого проекта было создание новой противоракеты, способной поражать баллистические цели со скоростью до 1500-1600 м/с. В 1997 году состоялся первый тестовый запуск новой ракеты под названием ERINT (Extended Range Interceptor - «Перехватчик увеличенной дальности»).

Ракета ERINT

ERINT представляет собой изделие длиной более 4,8 м диаметром 254 мм и массой 316 кг. Ракета оснащена РДТТ. Головная часть несёт активную радиолокационную головку самонаведения. При помощи последней осуществляется самостоятельный поиск цели с выходом в точку столкновения с ней. Дальность стрельбы достигает 20 км, высота перехвата - 15 км.

Тем не менее американцы в данном случае решили «подстраховаться» и дополнить ударный поражающий элемент ещё и боеголовкой Lethality Enhancer. Она включает маломощный заряд взрывчатого вещества и 24 тяжёлых вольфрамовых поражающих элемента. При столкновении с целью и подрыве боеголовки элементы должны разлетаться в поперечной плоскости, увеличивая зону поражения.

ЗРК «Пэтриот» PAC-3 с новой ракетой был принят на вооружение в 2001 году.
© lockheedmartin.com
ЗРК «Пэтриот» PAC-3 с новой ракетой был принят на вооружение в 2001 году.

ЗРК «Пэтриот» PAC-3 с новой ракетой был принят на вооружение в 2001 году. Этот комплекс неоднократно использовался в рамках учений, а в 2003 году в Ираке принимал участие в боевых действиях. Можно, конечно, с натяжкой считать этот комплекс примером объектовой ПРО. Тем не менее, он всё-таки в большей степени отвечает требованиям ПВО, чем ПРО.

THAAD же - пример настоящей системы ПРО, которая разрабатывалась с начала 1990-х годов именно с целью перехватывать боевые блоки баллистических ракет средней дальности за пределами земной атмосферы. Максимальная скорость перехватчика может достигать 2500-2800 м/с. Испытания комплекса начались в 1995 году.

Ракета комплекса THAAD

Представляет собой изделие длиной 6,2 м и диаметром 340 мм со стартовой массой 900 кг. Маршевая ступень ракеты оснащена РДТТ, обеспечивающий дальность стрельбы более 200 км и высоту поражения цели до 150 км. В отличие от ERINT, противоракета THAAD оснащается инфракрасной головкой самонаведения. Поражение цели осуществляется исключительно кинетическим поражающим элементом.

Успешное боевое применение комплекса THAAD, скорее всего, надолго развеет сомнения законодателей относительно дальнейших крупных ассигнований на ПРО. Уже на текущий год на модернизацию данной системы выделено в разы больше (порядка 20 млрд долл.), чем на предыдущий. Деньги наряду с военно-техническими успехами обеспечат безусловный форсаж программы ПРО и её дальнейшее выведение на передовые позиции в архитектуре американских вооружённых сил.

Закончим «небольшим» уточнением. Иранское ракетное оружие, какие бы страхи с ним ни связывали в Пентагоне, представляет собой достаточно примитивные средства, которые сложно отнести даже к первому поколению советских ракет меньшей и средней дальности. О МБР речь нельзя вести в принципе. Формируя перспективные эшелоны ПРО, нацеленные, как говорят сами авторы, на противодействие, в частности, российской ракетной угрозе, американцы пока не знают, что в этой связи можно противопоставить современным российским МБР с РГЧ.

А что будет, если речь пойдёт о гиперзвуковом оружии? Между тем «речь» эта не просто уже звучит, а льётся всё набирающим силу потоком.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама