В других СМИ
Загрузка...
 Превратить завод Ильича в «Брестскую крепость» нацикам не удалось
© Светлана Кисилева
На комбинате Ильича шли тяжёлые бои.

Превратить завод Ильича в «Брестскую крепость» нацикам не удалось

Мариупольский металлургический комбинат имени Ильича дважды освобождали от нацистов: от германских и украинских фашистов
21 июля 2022, 06:42
Реклама
 Превратить завод Ильича в «Брестскую крепость» нацикам не удалось
© Светлана Кисилева
На комбинате Ильича шли тяжёлые бои.
Читайте нас на: 

Многострадальный завод Ильича

Одной из самых резонансных тем в информационной повестке не только российских, но и украинских, и западных СМИ остаётся тема предстоящего трибунала над боевиками полка «Азов» (здесь и далее экстремистская организация, запрещённая в РФ), сдавшимися в плен в Мариуполе. А также вынесение судом ДНР смертного приговора наёмникам из Британии Шону Пиннеру и Эйдену Аслину и уроженцу Марокко Саадуну Брагиму. Это вызвало бурю негодования среди так называемой «цивилизованной» части мирового сообщества, которая встала на сторону преступного киевского режима и поощряет его на убийства мирных жителей Донбасса, в том числе детей. Я предлагаю оставить юристам обсуждение правомочности данного вердикта с точки зрения буквы закона.

Кстати

Как заявила председатель комитета по уголовному и административному законодательству Народного совета ДНР Елена Шишкина, итоговый трибунал над украинскими военными преступниками в ДНР можно будет провести только после освобождения всей территории республики. При этом основой при организации международного трибунала в Донецкой Народной Республике послужит Нюрнбергский процесс.

Мы же с вами давайте просто вернёмся немного назад и вспомним некоторые из многочисленных преступлений, совершённых украинскими боевиками в Мариуполе. Об «Азовстали» говорилось очень много. Но помимо «Азовстали», в Мариуполе есть ещё и комбинат имени Ильича.

Когда-то это было мощное предприятие.
© Светлана Кисилева
Когда-то это было мощное предприятие.

Крупнейшее предприятие Приазовья, основанное, как ни парадоксально, прусским предпринимателем Адольфом Ротштейном и его американским собратом Эдмундом Смитом ещё в 1896 году, стало одним из трёх последних прибежищ украинских нацистов полка «Азов» в Мариуполе. Парадокс здесь заключается в том, что металлургический комбинат - детище западных промышленников - теперь разрушен по вине радикальных украинских формирований, безоговорочно поддерживаемых всё тем же Западом.

В эпоху СССР комбинат имени Ильича, названный так в честь Владимира Ильича Ленина, а вовсе не учёного-металлурга Зота Ильича Некрасова, как было решено в 2016 г. в рамках украинской кампании по переписыванию истории, стал титаном советской индустрии. Таким же, как и комбинат «Азовсталь», заложенный уже в период индустриализации в 30-е годы прошлого столетия. Они образуют единую промзону, но их разделяет река Кальмиус и расстояние примерно в пять километров.

Промышленные зоны Мариуполя.
© Светлана Кисилева
Промышленные зоны Мариуполя.

Вскоре после победы в Великой Отечественной войне над СССР нависла угроза войны уже ядерной, и все крупные советские предприятия оснащались подземными бетонными бомбоубежищами-бункерами с разветвлённой сетью коммуникаций, рассчитанными на то, чтобы укрыть всех сотрудников и позволить им продолжить работу в случае, если угроза станет реальностью.

Заводы им. Ильича и «Азовсталь», а также Мариупольский морской порт украинские радикалы превратили в неприступные, как им казалось, укрепрайоны. 

Именно поэтому, по мере того как силы народной милиции ДНР совместно с чеченским спецназом Росгвардии теснили противника к Азовскому морю, зачищая от него жилые кварталы Мариуполя, украинские боевики укрывались в промзоне и в порту. Наши войска вначале отсекли и освободили порт, вслед за этим, 15 апреля, прошла новость о том, что комбинат им. Ильича также полностью зачищен и перешёл под наш контроль.

Следы боёв.
© Светлана Кисилева
Следы боёв.

Масштабы разрушений на комбинате впечатляют: без применения тяжёлого вооружения засевших здесь «азовцев» было не выбить. Хотя, нельзя сказать, что завод полностью стёрт с лица земли. И, как заявил глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин, всё будет восстановлено, а производство вновь запущено.

И вот впервые после освобождения Мариуполя в городе проходит выставка трофейной военной техники и вооружения. На ней в основном представлены трофеи, которые были вывезены после взятия штурмом завода им. Ильича, завода «Азовсталь»: кроме тяжёлой военной техники жители города могут увидеть снайперские винтовки, автоматы и пистолеты, которые стоят на вооружении НАТО.

В составе группы журналистов 18 июля мне удалось побывать на заводе Ильича.

Украинские флаги в грязи под колёсами американских «Хаммеров»

Мариуполь понемногу оживает, люди всё чаще выходят на улицы, коммунальные службы разбирают завалы. Но на подъезде к заводу Ильича прохожих становится меньше, а вдоль трамвайных путей, сплошь усеянных клубками оборванных проводов электропередач, нам то и дело попадаются трупы мирных граждан: и женщин, и мужчин. Навскидку я их насчитала не меньше двадцати. Как они там оказались и по чьей вине, нам чуть позже расскажут многочисленные свидетели преступлений украинских нацистов. Тех самых, которых, по мнению западных политиков и журналистов, на Украине нет.

Тела погибших от снайперской пули нацика.
© Светлана Кисилева
Тела погибших от снайперской пули нацика.

Мы пересекаем заводскую проходную. Впереди идёт «Сэм» - сопровождающий от пресс-службы корпуса. Он осматривает территорию и помещения, и только убедившись в отсутствии «растяжек» и иной видимой опасности, делает нам знак следовать за ним. Но передвигаться всё равно приходится с максимальной осторожностью, внимательно глядя под ноги.

Возле дверей одного из цехов с граффити «Аллаху акбар!», которое в иное время могло показаться здесь странным, с удивлением встречаем группу людей. Теперь надпись просто говорит о том, что здание зачищено чеченским спецназом. А люди - бывшие работники завода, - пришли оценить масштаб ущерба и забрать что-то из уцелевших личных вещей. Мы просим их прокомментировать ситуацию. Женщина поначалу отнекивается, объясняя свой отказ неумением говорить на камеру. Но по мере того, как завязывается разговор, эмоции её захлестывают, и когда мы включаем запись, она её уже больше не замечает.

Территория комбината сильно пострадала.
© Светлана Кисилева
Территория комбината сильно пострадала.

Ирина Королёва, работник доменного цеха завода Ильича:

- Вот мой родной доменный цех, который был когда-то целым. Прошёл слух, что можно прийти, забрать свои трудовые книжки. А там сидел снайпер и стрелял. Много мирных жителей погибло. Молодая девочка погибла, я знаю точно. Ей не было и тридцати лет. Её убили на глазах моих знакомых вместе с маленьким ребёнком. Ему до четырёх лет было, он был у неё на руках. Это было там, на повороте, она ещё кричала им: «Это мой дом. Дайте мне пройти в мой дом». Её не пропустили. Всё было на глазах у многих людей.

Потом начали бомбить здесь за заводом Ильича. Там у нас есть посёлок Мирный. Его полностью уничтожили. Украинская армия. Точно так же, как они разбили наш драмтеатр. И говорили, что это - со стороны России. Никакая Россия ничего там не разбивала. Украинцы тупо начали стрелять из миномётов или гранатомётов… я не понимаю из чего. Они разбили полностью весь драмтеатр. Разбили роддом. Это было сделано всё в один день. Как-то так ребята.

Ирина Королёва: «Украинцы тупо стреляли из миномётов».
© Светлана Кисилева
Ирина Королёва: «Украинцы тупо стреляли из миномётов».

В тот момент, когда женщина заканчивает рассказ, к нам на автомобиле подъезжает «Муса» - командир одного из подразделений, осуществлявших зачистку завода. Они с Ириной тепло приветствуют друг друга, как старые знакомые. Оказывается, в «прошлой», довоенной жизни «Муса» был самым обычным металлургом и тоже работал на заводе Ильича. Он спрашивает, крепкие ли у нас нервы, и, получив утвердительный ответ, проводит нас к туннелю, где в целлофановых мешках вповалку, как попало, лежат трупы укровояк, уже начавшие тлеть. Хоронить их, по всей видимости, никто не собирался.

Неподалеку от этой «мертвецкой» находится импровизированный госпиталь, о чём свидетельствуют каталки для сидячих и лежачих больных. Если бы не они, ни один нормальный человек не заподозрил бы, что госпиталь может существовать в условиях той чудовищной антисанитарии, хаоса и беспорядка, которая сопровождает «воинов света» всюду, где ступает их нога. «Муса» прощается с нами, а мы продолжаем осмотр территории предприятия.

Нам то и дело попадается сожжённая украинская техника, брошенная в спешке форма - «азовцы» (боевики экстремистской организации, запрещённой в РФ) пытались вырваться из сжимающегося вокруг них кольца, переодевшись в гражданскую одежду. В одном из зданий обнаруживаем целый арсенал: автоматы, «монки» (противопехотные мины МОН-50), переносные зенитно-ракетные комплексы «Стрела», ящики с натовскими боеприпасами…

Брошенное националистами оружие.
© Светлана Кисилева
Брошенное националистами оружие.

Одна «монка» стоит прямо у входа. К счастью, в неё либо не успели установить детонатор, либо обезвредили. На стене красуется весьма недвусмысленная двойная зига. Ещё одно свидетельство того, что на Украине установлен самый настоящий нацистский режим, что подтверждается не только такими вот надписями, но и всеми действиями преступного режима и его приспешников. И всё же Запад упорно предпочитает этого не замечать. Вероятно потому, что сам украинских нацистов породил и выкормил. Так же как породил и выкормил фашизм в Германии в 30-х годах прошлого столетия.

Во всём этом хаосе и разрухе впечатляют украинские флаги, брошенные, будто замызганная тряпка, посреди свалки мусора и хлама. И украинские флаги в грязи под колёсами американских «Хаммеров» - часть помощи от «сердобольных» янки. На ум приходит аллегория: «Украина под колёсами США». Примечательна табличка на дверях одного из цехов: «Грязь и беспорядок - причина несчастных случаев». Поистине, нарочно не придумаешь. Смешно и грустно.

«Они стреляли на поражение. Причём, по всем подряд»

Время близится к вечеру, и нам пора собираться обратно. Мы выходим за проходную к заводоуправлению. На здании мемориальная доска: «Советским воинам, замученным фашистскими оккупантами в мариупольских лагерях для военнопленных. 1941-1943 гг.». Всюду лежат трупы мирных жителей, которых 80 лет спустя замучил фашизм уже украинский. Могли ли мы подумать, что такое станет возможным в XXI веке?

Неназвавшийся прохожий: «Они понимали, что дни их сочтены и стреляли на поражение».
© Светлана Кисилева
Неназвавшийся прохожий: «Они понимали, что дни их сочтены и стреляли на поражение».

И хотя после рассказа Ирины Королёвой, картина событий нам уже ясна, мы останавливаем прохожего и просим рассказать, что тут происходило:

- Я житель Мариуполя. Мы находимся возле офиса металлургического комбината Ильича. Вы, наверное, видите, какой тут беспорядок. И трупов полно. Примерно 7-10 дней назад, точнее не скажу, здесь ещё было жарко. Здесь были боевые действия. А в заводе, который напротив находится, оставались снайперы «Азова», и ещё дня 3-4 назад здесь никто не ходил, потому что это было опасно. Все знали, что они стреляли на поражение. Причём, по всем подряд. Думаю, они видели, в кого стреляют: в снайперскую винтовку, конечно, видно. Они, должно быть, понимали, что их дни сочтены, они оставались уже без тяжёлого вооружения и… как бы из вредности, я считаю.

Мы не успеваем поинтересоваться даже именем свидетеля. К нам подходит другой мужчина и вклинивается в разговор: «Вам рассказать, как укропы застрелили гражданского?» Видно, что у людей здесь накипело и, заметив журналистов, они спешат поделиться пережитым.

Владимир: «Васю пристрелили самым наглым образом».
© Светлана Кисилева
Владимир: «Васю пристрелили самым наглым образом».

Владимир:

Это случилось примерно две недели назад, - рассказывает Владимир. - Просто убили человека. Мы сидели в бомбоубежище на 3-й проходной под баней. Люди пошли к доменному цеху набрать кокса, чтоб готовить еду. Пошёл Вася и трое с ним. Саня «азовцам» что-то сказал нехорошее - но за слова, я думаю, не убивают - они ему выстрелили сначала в ногу. А потом через 10 минут пришли. Мы как раз стол расстелили, думали, сейчас его хоть как-то притянем, у меня жена - медик, вылечим ногу. А они говорят: «Забирайте своего барана». Это вообще! Мы пошли, лично я и Коля, с носилками и слышим: «Что вы его тянете? Выкиньте эту тварь, он на фиг не нужен никому. Пусть его собаки грызут». Вот это называется, «добрые люди»: пристрелили самым наглым образом. Это было на моих глазах. Я это видел, я свидетель!

Хотя некоторые из них, солдаты-срочники, нам помогали. А то был «Азов». Каски такие модные с камерами. Они и пристрелили. 

К нам подходит ещё один мужчина, назвавшийся Игорем. Он рассказывает о взрыве в драмтеатре, куда прибежал примерно через полчаса после случившегося, о спасённом им восемнадцатилетнем парнишке, которому перебило обе ноги. Юноше некуда было идти, и его приютили в бомбоубежище неподалеку и там выходили. Мы спросили Игоря, случалось ли ему иметь дело с украинскими нацистами. В ответ он попросит нас выключить камеры и диктофоны - именно по этой причине в статье не будет его фото - и только тогда согласился поведать нам о пережитом ужасе.

Нацистская символика повсюду.
© Светлана Кисилева
Нацистская символика повсюду.

Игорь:

- Там, где я живу, между «сталинками», есть шикарный особняк с фонтаном, куда мы ходили за водой. Через какое-то время эту территорию заняли военные ДНР. А буквально через дорогу в верхних этажах домов располагались украинцы. И однажды, когда я там проходил, они меня схватили и стали избивать: «Он сепарам помогал, мы видели». Хотели расстрелять. А тут как раз обстрел начался, и в доме произошёл пожар. Тогда они передумали меня расстреливать, сказали: «Мы тебе лучше смерть придумали», приковали наручниками к лестнице и ушли. Я сидел в ужасе при мысли о том, какая страшная смерть меня ждёт. Но тут увидел, как по лестнице спускается мужчина, обратился ко мне: «Ты чего сидишь, сгоришь же сейчас!» Я показал наручники. На моё счастье, мы увидели валявшиеся там ключи от них. Мужчина меня освободил…

Рассказ дослушать нам не довелось: началась артдуэль между силами ДНР, осаждающими «Азовсталь», и засевшими в ней боевиками «Азова». Ответные прилёты стали ложиться всё ближе. Поэтому мы спешно погрузились в машину и выехали обратно в сторону Донецка.

Ложь сивого Суэйна из The Washington Post

Пока я готовила этот материал, произошло событие, лишний раз наглядно демонстрирующее то, что западным СМИ правда в освещении украинского конфликта не нужна. Сразу после нашей поездки прошла новость о том, что командир полка «Азов» Денис Прокопенко обратился к мировым лидерам с призывом организовать коридор для выхода из «Азовстали» своих боевиков, мирных жителей и выноса тел «защитников Мариуполя», которые, по его словам, «должны быть похоронены с почестями». После того, что я увидела на заводе Ильича, подобное заявление одного из лидеров украинских нацистов показалось мне особенно циничным. И я опубликовала на своём телеграм-канале пост с фотографиями расстрелянных снайперами «Азова» мирных людей, пришедших на завод Ильича за трудовыми книжками незадолго до того, как он перешёл под контроль ДНР. И фотографию того, с какими «почестями» «Азов» обращался с телами своих солдат. Чтобы показать, насколько действия «азовцев» расходятся с их декларациями на публику.

Тела убитых мирных граждан возле комбината Ильича.
© Светлана Кисилева
Тела убитых мирных граждан возле комбината Ильича.

Моя публикация имела большой резонанс, и фотографии, на которые я поставила водяной знак, подтверждающий моё авторство, массово разошлись в интернете. Настолько массово, что привлекли внимание журналиста The Washington Post Джона Суэйна, который прислал мне письмо с вопросом, мои ли фотографии «гуляют» в Твиттере. Меня это насторожило, так как мне достаточно часто доводилось сталкиваться с «собратьями по перу» из западных стран, чтобы опасаться подвоха с их стороны. Поэтому я ответила предельно лаконично, что фотографии мои и стала ждать дальнейшего развития событий.

Продолжение последовало в виде статьи в модном жанре OSINT (англ. Open Source Intelligence - Разведка по открытым источникам) под названием «Новые видео демонстрируют тела гражданских лиц на улицах Мариуполя». Сухой текст отчёта «визуальной криминалистики» констатирует: «...17 тел в штатском были обнаружены на полукилометровом участке Никопольского проспекта... Улица находится непосредственно к югу от Металлургического комбината имени Ильича, который русские захватили на прошлой неделе.

Из видеозаписи не было ясно, когда именно люди погибли и как они были убиты». Далее сообщается, что согласно интервью работницы комбината Ирины Королёвой для агентства Associated Press, «в ходе ожесточённых боёв в этом районе было убито много местных жителей». С кем именно вели бои «русские», и как эти бои связаны с гибелью семнадцати гражданских у комбината имени Ильича, The Washington Post в отсылке к публикации Associated Press не сообщает. Зато сообщает о неких пророссийских СМИ, которые, опираясь на неназванные источники среди жителей Мариуполя, утверждают, что убийство совершено украинскими снайперами до овладения Россией металлургическим заводом имени Ильича.

Так что же странного в публикации The Washington Post? Странное то, что я по роду деятельности регулярно бываю на деоккупированных от украинских вооружённых формирований территориях Донецкой Народной Республики, к которым относится Мариуполь, и лично общаюсь там с людьми. Почему же вполне конкретные люди подаются журналистами WP как фрагментарные и непроверенные источники, из которых затем под видом OSINT для читателя формируется новая реальность, имеющая примесь правды, но далёкая от произошедших в действительности событий?

Беженцы.
© Светлана Кисилева
Беженцы.

«Неназванные» мирные жители, сообщившие об украинском снайперском огне, известны. Имеются аудиозаписи их комментариев, полученные непосредственно на месте убийства. Очевидцы, в том числе и упомянутая Суэйном Ирина Королёва, прямо указывают на провокацию, которая совершена украинскими вооружёнными формированиями в период пребывания комбината под их полным контролем. Возникают сомнения в добросовестности журналистов WP и при изучении их биографий. Как минимум, один из авторов заметки, тот самый Джон Суэйн, который писал мне по поводу моих фотографий, был в прошлом разоблачён журналистским сообществом США как соавтор фейков о российском вмешательстве в американские выборы. Подключение Суэйна к освещению событий на Украине свидетельствует о том, что пропагандистская машина Вашингтона, не имея более возможности вводить в заблуждение всю американскую аудиторию, сосредоточилась на долгосрочном обмане тех, кто склонен верить в сговор Трампа с Москвой и всемогущество российских спецслужб.

Однако результат рискует оказаться точно в соответствии с изречением 16-го президента США, «отца-основателя» и республиканца Авраама Линкольна: «Можно обманывать часть народа всё время, и весь народ некоторое время, но нельзя обманывать весь народ всё время». Не уверена, что мистеру Суэйну станет однажды стыдно за свою полуправду-полуложь. Но то, что всё больше и больше людей перестаёт верить пропагандистской машине западных официальных СМИ и ищет альтернативные источники информации - это я знаю точно.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама