В других СМИ
Загрузка...
Штурм Хамадана: забытая победа русского оружия
© Фото из архива
1-я Кавказская казачья дивизия генерала Баратова.

Штурм Хамадана: забытая победа русского оружия

3 декабря 1915 года русский экспедиционный корпус генерала Николая Баратова занял древнюю персидскую столицу - город Хамадан, сорвав попытки Германии втянуть Персию в войну с Россией
03 декабря 2018, 10:45
Реклама
Штурм Хамадана: забытая победа русского оружия
© Фото из архива
1-я Кавказская казачья дивизия генерала Баратова.

К сожалению, мы сегодня мало что помним о той, столетней давности, войне в Малой Азии и на Среднем Востоке, а на ней русским оружием были одержаны славные виктории. Среди забытых побед на одном из первых мест должен стоять захват войсками Кавказского фронта персидского (иранского) Хамадана.

Это был классический образец спецоперации по зачистке важной в геополитическом отношении территории от подготовленных к партизанской войне многочисленных вооруженных формирований террористов и диверсантов, тем более сложной, что проводилась она в пределах иностранного государства.

Берлин поставил на «джихад»

Начавшаяся в Европе 1 августа 1914-го Первая мировая война дала шанс Османской империи - союзнице Германии - откусить куски территории России. 19 октября 1914 года турецкие войска вторглись в нашу Батумскую область, 29 октября турецкие крейсера обстреляли Одессу, Севастополь, Феодосию и Новороссийск.

2 ноября 1914 года Российская империя объявила Османской империи войну, и турки сразу же блокировали Босфор и Дарданеллы, перекрыв экспорт пшеницы из России в Европу и поставки военных грузов от союзников. 

После провала блицкрига в Европе Германия с середины 1915 года стала добиваться вовлечения в войну против держав Антанты на Востоке, помимо Османской империи, еще и Персии, и Афганистана. Берлин поставил на «джихад» и стал - поставками оружия и подкупом сановников и чиновников - поднимать мусульманский Восток на «священную войну» против «завоевателей»: русских и союзных им англичан.

Русский очевидец писал о происходившем в городах Персии: «Мусульмане всего мира восстают против гнета и насилия, - повсеместно говорилось в проповедях священнослужителей в мечетях и речах дервишей на площадях. - Сунниты-турки уже подняли меч против креста… Шииты, очередь за вами! У порабощенных народов есть один друг - народ немецкий... У ислама защитник перед Аллахом - пророк, а на грешной земле - германский император».

Вслед за словами начались дела: в персидские города начали прибывать караваны с немецким оружием, а германские и турецкие инструкторы формировали отряды фанатиков и наемников и обучали их партизанским действиям. Деятельность инструкторов, кстати, контролировало турецкое верховное командование. Правда, ключевые посты в штабах были отданы германским генералам.

100 с лишним лет назад большая часть членов правительства Персии (включая премьер-министра, фактически правившего страной вместо юного шаха) встали на сторону немцев. Дипломатические миссии стран Антанты подверглись в стране разгрому и разграблению, русский и британский флаги - поруганию. В Исфахане фанатики убили русского вице-консула, остальные дипломаты были вынуждены искать убежища в представительствах нейтральных государств.

Опасаясь за свои жизни и жизни своих близких, многие русские чиновники, служащие, торговцы и миссионеры были вынуждены спешно покинуть Персию.

Чтобы прекратить эту вакханалию, в атаку пошел наш Кавказский фронт.

20 октября 1915 года главнокомандующий Кавказской армией великий князь Николай Николаевич донес в Ставку, что им сделано распоряжение о командировании в Персию экспедиционного корпуса численностью в 8 тысяч человек.

Командиру корпуса генералу Николаю Баратову была поставлена задача: «До объявления войны Персией России поднять престиж русского имени, а с момента объявления войны занять Тегеран с целью закрепления политического положения России в Персии».

Полководец суворовского типа

Генерал от кавалерии Николай Николаевич Баратов родился в 1865 году в семье сотника Терского казачьего войска, ведущего родословную от знатных грузинских князей Бараташвили. Окончил 2-е военное Константиновское училище, Николаевское инженерное училище и Николаевскую академию Генерального штаба. На Русско-японской войне командовал 1-м Сунженско-Владикавказским казачьим полком, лично ходил в лихие конные рейды. На фронте был произведен в генерал-майоры Генерального штаба.

В 1914 году Баратов принял под начало 1-ю Кавказскую казачью дивизию - одно из самых боеспособных соединений Кавказской армии. Сослуживцы отмечали, что он был военачальником суворовского типа: в оперативных решениях смелый до дерзости и одновременно расчетливый, главную ставку делавший на быстроту и скрытность маневра, ошеломляющую внезапность удара. Отличали Баратова и простота общения, и заботливость о людях, покорявшие казаков.

Подвижная завеса из казачьей конницы

30 октября 1915 года 14 тысяч российских военнослужащих, в основном терских и кубанских казаков, при 38 орудиях переправились по Каспийскому морю из Баку в персидский порт Энзели. И понеслось!

Русский экспедиционный корпус начал решительное наступление по двум направлениям - на Тегеран и на Кум. Казачья конница погнала врага так лихо, что «джихадисты» были моментально деморализованы и побежали, а германские и турецкие инструкторы уничтожены.

За два с половиной месяца активных действий немногочисленным русским экспедиционным корпусом в Персии была очищена от вражеских отрядов огромная территория - до 800 километров по фронту и столько же в глубину.

Наши потери в каждом из нескольких десятков боевых столкновений составляли буквально по несколько человек. Немаловажно, что терские и кубанские казаки Баратова избегали излишнего кровопролития и щадили обращавшихся в бегство иранских кочевников - не преследовали их, не рубили известным казачьим способом «от плеча до седла»...

3 декабря нашими войсками лихим штурмом был занят город Хамадан - древняя столица Персии. Этот город известен еще с III века до нашей эры. Тогда он назывался Экбатаном и был столицей древней Мидии. Здесь жил, работал, учил и был похоронен знаменитый врач и ученый Абу Али ибн Сина.

После захвата этого стратегически важного населенного пункта и последовавшего за этим разгрома германско-турецких диверсионных отрядов в районе Боруджерда, Доулетабад и Кума генерал Баратов установил на персидской территории подвижную завесу из казачьей конницы. Чуть где выстрел - летели казаки на горячих конях, и отряды противника разбегались.

Линия, через которую врагам переступить было невозможно, шла по линии Бирджан - Систан - Оманский залив. Таким образом, протурецки настроенным кочевым племенам и отрядам «джихадистов» преграждался путь в восточную часть Персии, к границам с российским Туркестаном (Средней Азией) и Афганистаном.

Те еще были «союзнички»...

Преграда оказалась эффективной, но такая решительность в действиях русского экспедиционного корпуса пришлась не по вкусу... английскому командованию.

Британцы отказались в Персии от дальнейших с нами совместных союзнических действий. За что и поплатились: турки перешли в наступление в Месопотамии (современном Ираке) и окружили британские войска в Кут-эль-Амаре. Лондон запросил у Петербурга срочной помощи. Казаки Николая Баратова спешно двинулись на выручку, но войска генерала Таунсенда - 12 тысяч штыков! - неожиданно и позорно капитулировали...

Как бы там ни было, но тогда своих целей Россия на Востоке достигла. С того момента, как ключевые населенные пункты Хамадан, Кум и Керманшах оказались под контролем русских войск, Персия оказалась отрезанной от турецкой тогда Месопотамии. Переход этой страны на сторону германско-турецкого блока был сорван, и в наше, вечно слабое и тревожащее, азиатское «подбрюшье» враг не прорвался.

Судьба генерала Баратова

После героической персидской эпопеи Николай Баратов организованно, без потерь личного состава и войскового имущества, вывел экспедиционный корпус в Россию. После Октябрьской революции вступил в ряды Белого движения. С 1918 года генерал был представителем Добровольческой армии в Закавказье. 13 сентября 1919 года в Грузии на него было совершено покушение: в его автомобиль бросили бомбу. Баратов остался жив, но лишился ноги.

После поражения Белого движения жил в эмиграции во Франции. Занимался организацией помощи военным инвалидам, с 1930 года возглавлял Зарубежный союз русских инвалидов и являлся главным редактором ежемесячной газеты «Русский инвалид».

Скончался генерал от кавалерии Николай Николаевич Баратов 22 марта 1932 года в Париже. Похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

Прокси-война современности

...Спираль истории вновь возвращает нас в те же места и сходные обстоятельства.

Силами российских войск в Сирии (экспедиционные корпуса у нас традиционно выдвигаются быстро и воюют лихо!) и пусками высокоточных ракет из акваторий Каспийского и Средиземного морей Россия сегодня участвует в борьбе с современными «джихадистами», возбужденными и вооруженными нашими противниками в необъявленной прокси-войне на Ближнем Востоке.

Кстати, был период, когда боевые самолеты Военно-космических сил России, наносившие авиаудары по международным террористам в Сирии, взлетали с иранской военной базы в Хамадане. Иран теперь наш союзник на Ближнем Востоке, как и Турция.

А проливы нам не достались

Намедни в Киеве объявили, что после инцидента у Крымского моста Украина намерена добиваться закрытия Турцией Босфорского пролива для прохода российских кораблей. Командующий украинскими ВМС Игорь Воронченко заявил, что это заставит «россиян знать, как нарушать нормы международного права».

А ведь проливы, соединяющие Черное и Средиземное моря, могли бы сегодня неформально называться не «турецкими», а «русскими».

...25 февраля 1915 года британские военные корабли обстреляли османские форты у входа в Дарданелльский пролив и приступили к осуществлению Дарданелльской операции. О ее подготовке Франция и Англия не поставили в известность Россию, о ней Петроград узнал по разведывательным каналам из Парижа.

Франция и Англия привлекли к операции Грецию. Это вызвало крайне негативную реакцию в Петрограде: появилась опасность, что Афины потребуют в качестве награды Константинополь. В случае успеха задуманной операции проливы в любом случае переходили под контроль союзников по Антанте. Это заставило Россию потребовать от них официальных заверений в передаче ей после войны и проливов, и Константинополя. В ход пошли даже прямые угрозы со стороны российского министра иностранных дел Сазонова.

Это подействовало, и 12 марта 1915 года Лондон официальной нотой гарантировал передачу России города Константинополя с прилегающими территориями, которые включали в себя западное побережье Босфора и Мраморного моря, Галлипольский полуостров, Южную Фракию по линии Энос - Мидия и, кроме того, восточное побережье Босфора и Мраморного моря до Исмитского залива, все острова Мраморного моря, а также острова Имброс и Тенедос в Эгейском.

Надежды получить контроль над черноморскими проливами были нами потеряны после Февральской и Октябрьской революций в России и выхода страны из войны, победа в которой была так близка...

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама