В других СМИ
Загрузка...
Маршал Халифа Хафтар

Ливийская турбулентность: США не хотят, Россия не может

Уход маршала Хафтара из политики грозит новым витком гражданской войны
27 апреля 2018, 11:11
Реклама
Ливийская турбулентность: США не хотят, Россия не может
© wikimedia.com
Маршал Халифа Хафтар

Уход с политической сцены главкома Ливийской национальной армии (ЛНА) маршала Халифы Хафтара одних ливийцев поверг в шок, у других вызвал прилив энтузиазма. Соратники 75-летнего политика утверждают, что его здоровье не вызывает опасений, конкуренты говорят о том, что он пребывает в коме или уже умер. Но даже эта неопределенность вызвала тревогу как в самой Ливии, так и за ее пределами. Возможный уход Хафтара, самого влиятельного политика, может не только ввергнуть страну в новый виток гражданской войны и сделать ее раздел необратимым, но и повлиять на нефтяной рынок.

Кто станет новым главкомом ЛНА

Еще одним последствием болезни Халифы стало усиление борьбы за власть в ЛНА между ближайшими соратниками и родственниками главкома. На днях было совершено покушение на начальника штаба ЛНА генерала Абдурразака ан-Надури. По сообщениям ливийских СМИ, принадлежащих к лагерю противников Хафтара, кандидатура ан-Надури была предложена спикером восточного парламента Агилой Салехом качестве одного из преемников маршала Хафтара, однако против выступили Египет и ОАЭ. Говорить о какой-то связи между покушением на ан-Надури и предполагаемым началом борьбы за власть в ЛНА пока вроде бы нет причин.

Тем не менее, принять на себя руководство ЛНА, скорее всего, думают и трое сыновей Хафтара, которые командуют элитными частями. Их наверняка поддержат и другие родственники главкома, также занимающие ключевые посты в ЛНА, недаром оппоненты маршала называли ЛНА семейным предприятием Хафтара. Но для этого им может не хватить авторитета среди «старой гвардии».

Между тем перспектива разорвать ЛНА на части совсем не улыбается политикам на востоке Ливии. Созданная из остатков бывшей армии Каддафи ЛНА быстро превратилась не только в наиболее боеспособную военную структуру, но и стала несущим элементом сложившегося на востоке страны в Киренаике триединого центра власти. Помимо ЛНА со штаб-квартирой в Мердже, в него вошли «прописавшаяся» в Тобруке Палата представителей (парламент) во главе с Агилой Салехом Исой и обосновавшееся в Аль-Бейде временное правительство с премьером Абделлой ат-Тани. Заменив Хафтара на другого, не имеющего авторитета маршала, ЛНА лишается цементирующей основы. В такой ситуации среди вычищенных Хафтаром из многих населенных пунктов исламистов наверняка найдутся желающие «отжать» назад потерянные территории.

План Саламе пробуксовывает

Болезнь Хафтара пришлась на время, когда шансы на успех поэтапного плана урегулирования ливийского кризиса, подготовленного постоянным представителем Генерального секретаря ООН Гасаном Саламе, упали почти до нуля. Даже автор дорожной карты для Ливии все больше впадает в уныние. По словам официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, «политический процесс в Ливии пробуксовывает». И такая ситуация была вполне предсказуема чуть ли не с самого начала.

Причин несколько. Во-первых, ливийцы так и не вылечились от недуга, ярко проявившемся еще сотню лет назад во время войны за независимость против итальянских и других колонизаторов. Вместо того, чтобы объединиться и нанести мощный удар по своим врагам, они часто обращали оружие друг против друга, предавали своих же соплеменников. Такую же недоговороспособность и нежелание переступить через собственный эгоизм ради общенациональных задач многие ливийские политики демонстрируют и сегодня.

Во-вторых, Ливия в отличие, скажем, от Европы, населена отнюдь не самыми законопослушными гражданами. Страна разорвана на несколько крупных и множество мелких частей, поделенных между разного окраса местными князьками, фанатиками-исламистами и откровенными бандитами, за которыми, как правило, стоят свои вооруженные отряды. И слова здесь не помогут, принудить стороны к национальному примирению можно только силой оружия.

В-третьих, слишком долго и навязчиво стоящие за ООН западные державы навязывали ливийцам идею безальтернативности дорожной карты Саламе, убеждая, что в противном случае Ливия снова скатится в гражданскую войну. Несколько месяцев назад с этим трудно было спорить, однако сегодня вероятный уход Хафтара и близкий к провалу план Саламе все равно ставят Ливию на порог новой междуусобной войны, возможно, еще более кровопролитной.

Исламисты консолидируются

Гражданская война, дух которой уже витает в воздухе, скорее всего, закрепит нынешнее состояние феодальной раздробленности, и на политической карте вновь появятся такие названия как Триполитания и Киренаика. Вряд ли такой чести удостоится не имеющий выхода к морю Феццан - его, вероятно, поделят сильнейшие.

Кроме того, на западе Ливии могут закрепить нынешний статус-кво такие города-государства, как Мисурата, Зинтан, Зувара и ряд других; на востоке - Дерна, которую Хафтар осаждает вот уже два года, но так и не может взять, и которая стала анклавом джихадистов. Не исключено, что с помощью исламистов и Бенгази снова перейдет под контроль «Братьев-мусульман» и остатков «Аль-Каиды» (организации запрещены в РФ).

Неслучайно, еще до болезни Хафтара, на западе Ливии началась консолидация военно-политических группировок, не подчиняющихся ни одному из основных центров власти. О новом джихадистском альянсе сначала объявили лидеры Мисураты и Зинтана, затем к ним присоединились руководители Завийи. Кстати, еще недавно зинтанские считались союзниками Хафтара, злейшего врага мисуратских. Неожиданный переход Зинтана в оппозицию ЛНА эксперты связывают с резкой активизацией подрывной деятельности Катара и Турции, так и не прекративших поддерживать исламистов в Ливии.

Так что раздел Ливии на мелкие части - это не беспочвенные слова, а реальная перспектива. Ни для кого не секрет, что такие планы вполне серьезно рассматривают в США, Франции и Великобритании. В конце концов, существуют же планы расчленения Саудовской Аравии, Сирии, а что касается Ирака, то он уже фактически разделен. Так чем же «хуже» Ливия?.. Правда, категорически против раздела Ливии выступает Рим, поскольку очередной черный передел Ливии грозит Италии еще более мощным потоком беженцев.

Теперь даже в Европе многие понимают: чтобы покончить со смутой и сохранить страну, надо было помочь Хафтару или, по крайне мере, не мешать ему. Маршал оказался единственным человеком, который не побоялся бросить вызов политическому исламу и анархии, и во многом преуспел.

В 2014 году с похода на Бенгази он начал операцию «Достоинство» и в течение короткого времени Хафтар сумел подчинить себе территорию Киренаики и навести там порядок. Маршал с боем взял ряд городов и нефтеналивных портов в районе «нефтяного треугольника», обеспечив контроль за значительной частью экспорта «черного золота» и положив конец его разграблению так называемыми милициями. Затем маршал Хафтар овладел стратегическими позициями в районе Джуфры и Барака, заменив некомпетентных глав администраций. Но довершить начатое помешала болезнь...

Король без королевства

В отличие от Киренаики, где существует относительный порядок, Триполитания, в которой пытается править бал прозападная креатура Фаиз Сарадж, пребывает в состоянии почти полной анархии. Еще года полтора назад его власть не распространялась дальше пределов военной базы, охраняемой иностранным спецназом. Да и в Триполи, в начале 2016 года, Сарадж с министрами прибыл на борту итальянского военного корабля.

Поскольку собственной «армией» Сарадж так и не обзавелся, «командовать» приходится вооруженными отрядами нескольких военно-политических группировок, объявивших себя лояльными. Большая часть западного региона Ливии находится под властью многочисленных группировок преимущественно исламистского толка. И хотя теперь у Сараджа выросли шансы избраться президентом, он рискует стать королем без королевства, поскольку вряд ли сможет распространить влияние на всю страну. На это нет сил.

Возобновившиеся на днях бои за аэропорт Миатига, единственную уцелевшую воздушную гавань связывающую столицу с внешним миром, наглядное тому подтверждение. Лояльные Сараджу и укомплектованные в основном салафитами отряды спецназа пытаются отбросить от аэродрома 33-ю бригаду Таджурской группировки, выступающей на стороне такого политического рудимента, как Правительство национального согласия (ПНС) во главе с Халифой Гвейлом, представляющего, главным образом, «Братьев-мусульман».

Тем не менее Сарадж пользуется поддержкой ООН, а его правительство считается вполне легитимным органом власти. На самом деле легитимность Правительства национального единства вызывает большие сомнения, поскольку до сих пор его не утвердила Палата представителей, вполне законно избранная еще в 2014 году и признанная ООН. Однако на западе Сараджу откровенно благоволят, а вот Хафтара до недавнего времени не замечали в упор.

Все дело в том, что многих испугала независимость маршала - в нем видели чуть ли не второго Каддафи, такого же жесткого, неукротимого и страдающего диктаторскими замашками. Действительно, Хафтар часто перегибал палку, но в гражданской войне, как известно, жестокости и зверства всегда обоюдны, а правых не отделить от виноватых. Главком ЛНА - типичный представитель касты военных, то есть людей, которые очень часто определяют и еще долго будут определять судьбы многих стран «третьего мира».

Многие считали Россию чуть ли не основным союзником Хафтара. Одно время главком ЛНА зачастил в Москву, где встречался с министром обороны Сергеем Шойгу, главой МИД Сергеем Лавровым и секретарем Совбеза Патрушевым. Даже деньги печатал в России. На Западе поднялась форменная истерика, когда Хафтар пообещал предоставить в распоряжение Москвы военные базы на ливийской территории, а взамен просил оружие для борьбы с джихадистами. Россия отказала, сославшись на действующее со времен восстания против Каддафи вето, заявив, что занимают равноудаленную позицию по отношению ко всем ливийским игрокам. Насколько такая линия была оправдана, покажет ближайшее время. Но похоже, что с уходом Хафтара Ливия устремилась в зону новой, более жесткой турбулентности.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама