В других СМИ
Загрузка...
Приговоры 12-ти подсудимым оказались обвинительными.

Каталонских сепаратистов пожалели. Но проблемы остались…

Верховный суд Испании вынес приговор организаторам референдума о независимости Каталонии, который был проведён в автономной области 1 октября 2017 года. Этот вердикт уже назван историческим. Однако приговор только обострил ситуацию в Каталонии и её отношения с центральной властью
Реклама
Каталонских сепаратистов пожалели. Но проблемы остались…
© twitter.com
Приговоры 12-ти подсудимым оказались обвинительными.

Как и ожидалось, все приговоры 12 подсудимым оказались обвинительными. Однако, исходя из того, насколько жёстким мог быть приговор по букве уголовного кодекса Испании, можно сказать, что каталонцев пожалели. Однако решение судей будет определять положение во всей Испании на неопределённую перспективу.  

Девять из двенадцати подсудимых приговорены к тюремным срокам от 9 до 13 лет по статьям «организация мятежа» и «растрата государственных средств». Трое остались на свободе, но получили поражение в правах на 1 год и 8 месяцев. Наибольший срок - 13 лет - получил  бывший каталонский вице-премьер и лидер партии «Левые республиканцы Каталонии» Ориол Жункерас. Трое бывших советников каталонского правительства Рауль Ромева, Жорди Туруль и Долорс Басса приговорены к 12 годам. Остальные получили от 9 до 10,5 лет тюрьмы. Испанские правоохранительные органы возобновили запрос европейским странам о выдаче находящегося в бегах экс-главы каталонского правительства Карлеса Пучдемона.

Испанская печать отмечает, что судебный процесс над организаторами референдума о независимости Каталонии имел глубокое политическое значение для Испании. На карту поставлена целостность королевства. Добейся Каталония независимости или хоть каких-то серьёзных уступок, которые в будущем так или иначе могли бы привести к её независимости, это стало бы началом конца Испании в нынешнем виде.

Вся Испания состоит из автономных сообществ со своей историей, культурой, а некоторые - и со своим языком. В случае выхода Каталонии из состава Испании вопрос о независимости тут же активировала бы Страна басков. Баскская сепаратистская подпольная организация ЭТА только в 2011 году прекратила террористические акции против представителей центральной власти. А о своём окончательном роспуске ЭТА заявила лишь в 2018-м. На северо-западе Пиренейского полуострова существует ещё одно самобытное автономное сообщество - Галисия, которая до XV века была де-факто независимым государством, чей язык ближе скорее к португальскому, чем к испанскому. В Галисии тоже помнят о своей бывшей независимости. 

Одним словом, Мадрид понимал, что его ответ на каталонский референдум должен быть недвусмысленным, решительным и даже резким. Но не таким резким, чтобы поднять новую волну каталонских героев-мучеников, которые будут готовы жертвовать собой, идти в тюрьму и пополнять чашу народного недовольства до того критического уровня, после которого уже никакие репрессивные меры не остановят каталонцев от нового витка борьбы за независимость.

Именно поэтому, думается, Верховный суд счёл необоснованным применять к подсудимым статью за «организацию восстания», которая предусматривает сроки от 15 до 25 лет. Суд прибёг к статье об «организации мятежа», которая тянет максимально на 15 лет. Да и то самому главном подсудимому дали не «на всю катушку». В приговоре указывается, что осенью 2017 года в Каталонии были зафиксированы «бесспорные эпизоды насилия», но суд считает, что их недостаточно, чтобы осудить лидеров автономного сообщества за восстание.

Таким вердиктом Мадрид показал Барселоне, как это ни странно прозвучит, что он не хочет вражды и очень хочет видеть Каталонию в составе общего королевства.

Чтобы распознать этот сигнал, посланный Мадридом Барселоне, достаточно посмотреть, чем отличаются статьи испанского уголовного кодекса «об организации мятежа» (ст. 544) и «об организации восстания» (ст.472). Статья о мятеже применяется к тем, кто «действует публично и путём организации беспорядков с целью насильственно или незаконным способом воспрепятствовать осуществлению законов» или «препятствовать любой законной власти, официальному органу или публичному должностному лицу в законном осуществлении ими своих функций...». С другой стороны, статья о восстании применяется в отношении тех, кто «насильственно и публично» восстает с целью «отменить, приостановить или полностью или частично изменить Конституцию» или «объявить независимость части национальной территории».

Верховный суд вполне мог инкриминировать подсудимым то, что они хотели, как говорится в уголовном кодексе, «объявить независимость части национальной территории». Ведь на самом деле именно этого каталонцы и добивались. Но этого в приговоре не прозвучало.

Более того, обвинённые уже с первого часа могут рассчитывать на так называемый «свободный режим», который предполагает их свободное перемещение по городу в дневное время и возвращение в тюрьму лишь на ночь с понедельника по четверг. И именно поэтому можно говорить, что Мадрид подсудимых пожалел, а всем каталонцам послал сигнал примирения.     

О том, что Мадрид хочет мира с Барселоной и не видит никаких других способов совместного проживания на Пиренейском полуострове ярко свидетельствует характер поведения исполняющего обязанности премьер-министра Испании Педро Санчеса. Ещё в начале октября Санчес, отвечая на вопрос о возможных беспорядках в Каталонии после объявления обвинительного приговора, заявил, что в случае необходимости центральная власть без колебаний применит 155-ю статью испанской конституции. Она  предусматривает прямое правление из Мадрида в любом автономном сообществе в случае дестабилизации обстановки. Теперь же, буквально накануне объявления судебного вердикта, Санчес  посетил Барселону и выступил с очень «либеральной» речью, в которой обошёл вопрос о применении 155-й статьи, как будто её не существует. Он сказал, что будет «защищать в Каталонии политический плюрализм и Испанию, которая известна своим многообразием».

Стоит отметить ещё одну важную деталь. В ходе процесса над каталонскими сепаратистами Мадрид чувствовал солидарность со стороны европейской бюрократии. Накануне референдума о независимости в 2017-м каталонские лидеры посетили Брюссель с целью заручиться поддержкой руководства ЕС или по крайней мере его пониманием. Однако ни того, ни другого в столице Евросоюза они не нашли. Брюссель с крайней тревогой смотрел на исход референдума и на борьбу Мадрида и Барселоны. Для всех было ясно, что отделение Каталонии от Испании приведёт не только к расчленению последней, но и к вспышке сепаратизма во всей Европе.

Никто не гарантирует, что тлеющие тихим огоньком сепаратистские настроения в Великобритании, Франции, Италии, Германии не разгорятся опасным пламенем, которое разрушит весь Евросоюз.

Потому-то в Брюсселе каталонцам ещё в 2017 году было сказано, что в случае отделения от Испании им никто не гарантирует автоматическое членство в ЕС, где лидеры Каталонии мечтали видеть свою родину после обретения независимости. А по объявлении нынешнего приговора официальный представитель Еврокомиссии заявил о «полной поддержке конституционного порядка в Испании, включая судебные решения».

Вместе с тем, трудно рассчитывать, что приговор суда послужит умиротворению в Каталонии. Всё наоборот. Как и ожидалось, он вызвал массовые манифестации в автономном сообществе. Центральные магистрали каталонской столицы оказались перекрыты протестующими, заблокированы подъезды к аэропорту Барселоны. Ореол Жункерас после объявления приговора заявил из тюрьмы: «Они (власти в Мадриде) знают, что независимость неизбежна». Председатель правительства Каталонии Ким Торра объявил, что просит короля Испании Филиппа VI и действующего председателя правительства Педро Санчеса о «срочной встрече» для того, чтобы «урегулировать кризис, который открывается с объявлением приговора» Верховного суда. Торра заявил, что вынесенный вердикт - это «оскорбление демократии и презрение к каталонцам».

Такое впечатление, что в Каталонии всё только начинается. И чем закончится - не ясно. Но ясно одно, что натянутые до критического состояния отношения Мадрида и Барселоны будут определять положение во всей Испании на неопределенно долгую перспективу и имеют очень мощный  конфликтный потенциал. А кроме того, они могут спроецироваться на весь Евросоюз.  

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама