В других СМИ
Загрузка...
Brexit - пожиратель британских премьеров
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
Три британских премьер-министра, отвечавших за реализацию Brexit, потерпели фиаско на этом поприще.

Brexit - пожиратель британских премьеров

Три британских премьер-министра, отвечавших за реализацию Brexit, потерпели фиаско на этом поприще, потому что перед ними стояла задача опередить и время, и перемены общественного мнения в своей стране, а в итоге и Кэмерон, и Мэй, и Джонсон, наоборот, оказались в роли догоняющих
13 ноября 2019, 12:09
Реклама
Brexit - пожиратель британских премьеров
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
Три британских премьер-министра, отвечавших за реализацию Brexit, потерпели фиаско на этом поприще.

«Парламентский паралич» британского королевства, вызванный спорами об условиях выхода страны из состава Евросоюза, возможно, решится, а, возможно, нет на досрочных парламентских выборах, которые пройдут в Великобритании 12 декабря. Это стало понятно после того, как Палата общин британского парламента приняла соответствующий законопроект, предложенный консервативным правительством.

То, что «развод» Лондона и Брюсселя на каких-то взаимно приемлемых условиях в ближайшие месяцы состоится - уже очевидно. Но совсем не очевидно - наберёт ли на досрочных выборах палата общин то большинство, которое убережёт Бориса Джонсона от маячащей на горизонте отставки с поста премьера.

Так что Джонсон может стать третьим подряд после Дэвида Кэмерона и Терезы Мэй британским премьер-министром, который уйдёт в досрочную отставку в «эпоху Brexit».

75-й премьер-министр Соединённого Королевства (2010-2016) консерватор Дэвид Кэмерон не хотел выхода Великобритании из Евросоюза. Поводом же проведения референдума о выходе из ЕС для него послужило как стремление заручиться поддержкой наиболее патриархального крыла консерваторов, так и желание иметь эффективные рычаги давления в торге с ЕС, в отношениях с которым Британия выступала одним из доноров - причём, как было принято декларировать определёнными кругами тори, на довольно кабальных условиях.

В 2015 году после выборов в Палату общин, в которых убедительную победу одержали консерваторы, чтобы остаться в кресле премьера и иметь возможность сформировать однопартийное правительство, Кэмерон твёрдо пообещал правой части тори провести референдум, который впоследствии получил наименование Brexit. Он был так уверен в победе сторонников пребывания в ЕС, что даже приказал прекратить предварительную оценку последствий выхода из него. Однако в преддверии июньского референдума 2016 года неожиданно для Кэмерона соцопросы стали показывать высокую вероятность поддержки населением выхода из Евросоюза, что на самом деле изначально не вписывалось в планы тогдашнего премьера настолько, что он накануне проведения референдума даже пригласил президента США Барака Обаму агитировать за единство Лондона с Брюсселем, и это, впрочем, не возымело результата.

После референдума Дэвид Кэмерон был обречён уйти в отставку: к его разочарованию выяснилось, что Brexit желало большинство британского населения. Таким образом, Кэмерон, надеясь ловко сыграть на исторических реалиях, умудрился увязнуть в топи объективных обстоятельств.

76-й премьер-министр Великобритании Тереза Мэй (2016-2019) с учётом опыта своего предшественника, напротив, полагала, что, чем скорее она реализует «развод» с Евросоюзом, тем больше вырастет её авторитет в глазах оставшихся недовольными Кэмероном широкой общественности и тори, которых она представляла.

Тем не менее, когда 25 ноября прошлого года было подписано соглашение между Мэй и Евросоюзом, выяснилось, что в результате этого соглашения Великобритания оставляет не проясненными ситуацию с границей между Ирландией и Северной Ирландией, ситуацию по поводу зоны свободной торговли между Ирландией и Великобританией. Наряду с тем, согласно договоренностям, ни одно решение в отношении Гибралтара Великобритания не могла бы применить без согласия Испании.

Словом, тупик.

После этого лейбористы отвергли столь мягкий вариант Brexit. Не говоря уже о консерваторах - союзниках тред-юнионистской партии, прямо противостоящей ирландскому католическому сепаратизму. И на этом этапе реализация такого Brexit вполне могла бы обернуться быстрой потерей тори руля управления страной, который оказался бы у лейбористов.

Не мудрено, что палата общин несколько раз браковала «наработки» Терезы Мэй, и та отправилась в отставку.

76-й британский премьер хотела кратчайшим путём воплотить вожделённый большинством британской общественности Brexit, но, очевидно, не сразу поняла, какую степень угроз для целостности Соединенного Королевства могут нести её уступки Брюсселю.

В связи с этим нынешний 77-й британский премьер Борис Джонсон начал свою работу вкупе с иллюзиями, будто британское общество способно созреть для того, чтобы вообще до установленного Евросоюзом срока реализации Brexit (31 октября 2019 года) Лондон демонстративно хлопнул дверью без всяких договоренностей. Это привело бы Королевство к крупным и разнообразным убыткам, величину которых даже сложно с определённостью спрогнозировать.

К тому же первый министр Шотландии Никола Стерджен вновь дала понять, что её государство в составе Королевства моментально ответит на жёсткий Brexit новым референдумом о своём государственном суверенитете, и его итоги уж точно не повторят результат аналогичного референдума 2014 года.

И бескомпромиссный «камикадзе Джонсон», как он себя позиционировал, после того как Евросоюз всё-таки оказался готов на некоторые уступки по Brexit, неожиданно отрёкся от собственной прежней радикальной непримиримости и предложил выйти из ЕС прямо до 31 ноября на более мягких условиях.

Британский премьер сам предложил Евросоюзу оставить Северную  Ирландию ещё на четыре года после «развода» в таможенной зоне ЕС и дать «отступные». Однако, британская Палата общин, не особо доверяя Джонсону, отодвинула реализацию выхода из Евросоюза на три месяца, тем самым намекнув о целесообразности продолжения его работы на посту премьера.

С одной стороны, за три с половиной года попыток выход Великобритании из Евросоюза настолько упрочился, что «развод» на взаимно приемлемых условиях в любом случае случится в обозримые месяцы. И ему, судя по всему, уже ничто не помешает, ибо к тому конкретно дозрели обе стороны.

С другой, как показала политическая практика, три британских премьер-министра, отвечавших за реализацию Brexit, потерпели фиаско на этом поприще. Они должны были «опередить время и общественное мнение» своей страны. А в итоге и Кэмерон, и Мэй, и Джонсон оказались в роли догоняющих. И, даже если Борису Джонсону всё-таки доведётся в дальнейшем удержаться в премьерском кресле, основная его деятельность по развязке Brexit уже исчерпана.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама