В других СМИ
Загрузка...
В администрации Трампа прорабатываются меры по модернизации программ военной «помощи» лояльным американским интересам странам и режимам.

Военная помощь или экспансия?

Американская армия теряет способность справляться с многочисленными угрозами гегемонии своей страны. Поэтому в администрации Трампа прорабатываются меры по модернизации программ военной «помощи» лояльным американским интересам странам и режимам
Реклама
Военная помощь или экспансия?
© defense.gov
В администрации Трампа прорабатываются меры по модернизации программ военной «помощи» лояльным американским интересам странам и режимам.

Помощь в борьбе с терроризмом или за терроризм?

Различные рейтинговые агентства в области производства и продажи вооружений на протяжении десятков лет присуждают первое место США и их военно-промышленному комплексу (ВПК). Но его успешность напрямую зависит от многочисленных программ оказания помощи зарубежным странам в области безопасности.

Первый существенный эффект от этих программ ВПК США получил в результате поставок вооружения и военной техники по программам ленд-лиза в годы Великой Отечественной войны. Однако и после победы он не долго оставался без многомиллионных заказов. Благодаря администрации президента Гарри Трумэна, предприятия ВПК получили не только систему программ оказания военной помощи, но и Североатлантический военный блок (НАТО), для которого закупка американского вооружения и военной техники стала обязательной статьёй расходов.

В дальнейшем система оказания помощи в области безопасности получила проработанную законодательную базу, на основе которой Госдеп, Пентагон и администрация президента США могли по разным программам оказывать военную поддержку странам-союзникам, партнёрам и марионеточным правительствам вассальных государств.

Помимо поставок вооружения и военной техники, в интересах ВПК США работали выходящие за рамки оказания военной помощи программы, такие как «Международный контроль за оборотом наркотиков», «Обучение иностранных военных специалистов», «Миротворческие операции», «Помощь в борьбе с терроризмом» и множество других. Под эти программы, как правило, создавались фонды, которые осуществляли контроль за расходом финансов, поставками вооружений и военной техники.

Однако на такую успешную коммерческую деятельность ВПК США иногда накладывались и ограничения. Так, принятый в 1976 году закон International Security Assistance and Arms Export Control Act (далее - Закон 1976 года) налагал запрет на поставки вооружений государствам, которые «допускают систематические нарушения международно признанных прав человека, дискриминируют американских граждан, предоставляют убежище международным террористам (за исключением случаев, когда президент США принимает отдельное решение по данному вопросу) или нарушают соглашения с США об использовании военной помощи, включая применение её ненадлежащим образом, передачу третьим странам либо необеспечение охраны полученной продукции военного назначения».

Помимо ограничений, налагаемых Законом 1976 года, на снижение доходов ВПК США оказали события, связанные с окончанием холодной войны, развалом Советского Союза и Варшавского договора. Однако, существующая  в Америке на легальной основе (не путать с коррупцией) система лоббирования законодательных инициатив в 1994 году дала старт программе  «Партнёрство ради мира», благодаря которой Пентагон создал фонд - Warsaw Initiative Fund, которому были выделены средства из бюджета для финансирования подготовки вооружённых сил бывших республик СССР и стран Варшавского договора.

После событий 11 сентября 2001 года военная помощь для «борьбы с международным терроризмом» была предоставлена сразу 11 странам: Грузии, Джибути, Йемену, Колумбии, Нигерии, Оману, Пакистану, Узбекистану, Филиппинам и Эфиопии. В то же время теракты, произошедшие в Нью-Йорке, повлияли на то, что все программы по оказанию помощи в области безопасности со временем перешли в руки Пентагона.

В 2005 году Конгресс США предоставил министерству обороны право оказывать финансовую поддержку вооружённым силам зарубежных стран, нерегулярным воинским формированиям, группам лиц или отдельным лицам, содействующим силам специальных операций США в проведении контртеррористических мероприятий.

Под шкуркой мирной овечки

Позже монопольное право Пентагона на оказание военной помощи было зафиксировано и в директиве № 5132.03 министра обороны США от 24 октября 2008 года, в которой отмечено следующее: «Сотрудничество в сфере безопасности, является одновременно важным инструментом обеспечения национальной безопасности и внешней политики и неотъемлемой частью миссии министерства обороны».

В многочисленных поясняющих документах говориться о том, что помощь в области безопасности - это комплекс мероприятий, включающий обучение, консультирование, оснащение, осуществление, проведение образовательных обменов и наращивание институционального потенциала, используемых правительством США для того, чтобы иностранные партнёры могли эффективно, прозрачно и ответственно управлять своими собственными секторами безопасности.

Исследовательская служба Конгресса США как-то подсчитала, что Госдеп ежегодно тратит на такую помощь примерно 7,5 млрд долларов, а Пентагон тратит на свои программы помощи в области безопасности около 9,5 млрд долларов. При этом Государственный департамент США оказывает помощь в сфере безопасности правоохранительным организациям, невоенным органам безопасности, а также судебным системам, а Пентагон - иностранным военным, хотя в некоторых случаях он имеет полномочия оказывать помощь и невоенным силам безопасности.

Однако отдача от таких инвестиций в безопасность навсегда соответствует национальным интересам США. Поэтому Исследовательская служба Конгресса предложила оказывать такую помощь поэтапно: как только партнёр достигает ключевых показателей в области безопасности (и лояльности политике США), он может «перейти» в новый статус, который позволяет ему получить доступ к возрастающим по количеству и видам новой помощи, а также к другим преимуществам. Фактически это принципы MLM-пирамид типа гербалайфа, распространённые на военные закупки.

Таким образом, градация оказания помощи, по которой проходит партнёр США, состоит из четырёх уровней (этапов):

  • Первый уровень: предоставление нелетальных видов оборудования и индивидуальное образование.
  • Второй уровень: всесторонняя подготовка подразделений с нелетальными видами вооружений (связь, разведка, санитарное оборудование и т.д.).
  • Третий уровень: летальное вооружение и доступ в американские военные колледжи.
  • Четвёртый уровень: совместные учения высокого уровня, переговоры сотрудников высокого уровня, совместное планирование и проведение операций.

Наиболее прозрачными оказываются программы первого и второго уровня, программы третьего и четвёртого уровня проходят под грифом «top secret». Помимо Пентагона оказать помощь в области безопасности могут ЦРУ или АНБ, например через «Фонд реагирования на комплексные кризисные ситуации» под управлением Агентства США по международному развитию (U.S. Agency for International Development - USAID).

По своему уставу USAID должна заниматься поддержкой торговли, сельского хозяйства, здравоохранения, т.е. поддерживать «укрепление демократии» в развивающихся странах мира. Однако под шкурой мирной овечки часто скрываются специалисты по диверсионным или военно-политическим операциям. USAID с 1992 по 2012 годы активно сотрудничало с российскими НКО, такими как общество «Мемориал», ассоциация «Голос», «Центр «Транспаренси Интернешнл-Россия» и другими, потратив на «гуманитарные» проекты свыше 2,7 млрд долларов. Безусловно такая активность привлекла внимание наших спецслужб, которые выяснили, что подобная «помощь» напрямую влияла  на российские политические процессы и становилась источником финансирования протестного движения (Болотная площадь, Навальный и пр.) Поэтому с сентября 2012 года подрывная деятельность этого Агентства на территории России была прекращена.

Таскать каштаны из огня чужими руками

Продвижение НАТО на Восток финансировалось программой помощи в области безопасности - Partnership for Peace, которая в итоге привела бывшие страны Варшавского договора в «дружеские объятия» блока НАТО. Кстати, наш сосед Украина в 1994 году была первой из стран СНГ, которая присоединилась к этой программе, начав свой бесконечный путь в Североатлантический альянс.

В отличие от стран Прибалтики, ей пока не удаётся его пройти. В том числе из-за интересов России, которая ещё в 2007 году поставила стоп-сигнал (Мюнхенская речь президента России Владимира Путина) планам расширения НАТО на Восток. Поэтому США дали «зелёный свет» всем программам помощи в области безопасности для Украины, которые в итоге привели к событиям 2014 года (государственный переворот), гражданской войне на Донбассе и созданию квазифашистского государства, которое по рекомендации RAND Corporation должно постоянно раздражать и провоцировать Россию.

Аналоги произошедшего на Украине можно найти в разных частях света, где «партнёры» отрабатывают полученную помощь. На сегодняшний день одна часть этих  «партнёров» воюет в горячих точках в Африке, Латинской Америке и Азии, а другая отрабатывает программу «сдерживания» России и Китая, «покусывая за бока» союзников США по НАТО, чтобы они не выходили из фарватера американской внешней политики.

Благодаря программам оказания помощи в области безопасности алгоритм поддержания гегемонии США в мире может выглядеть следующим образом:

1. Подготовительный этап. Гибридная война, в результате которой происходит смена руководства государства либо ненасильственным путём (технология выборов, лояльность в обмен на санкции и пр.), либо путём государственного переворота (цветные революции, военная хунта и пр.), что в итоге может привести к созданию нового образования, например - террористического (ИГИЛ*) или квазифашистского (Украина).

2. Основной этап. Подключение военных и политических элит лояльного государства к программам оказания помощи в области безопасности, с целью создания постоянной зависимости от продукции ВПК США (поставки вооружений и военной техники), а также формирование силовых структур (армия, полиция, спецслужбы) подконтрольных соответствующим структурам в США.

3. Заключительный этап. Использование сил и средств лояльного государства для решения военно-политических задач в интересах США на континентальных ТВД.

Можно провести многочисленные фундаментальные исследования по всем американским программам «помощи в области безопасности», чтобы получить доказательства того, как эта помощь меняла картину мира в интересах мировой безопасности. Однако я уверен, что единственной целью этих программ безопасности было поддержание мировой гегемонии США любой ценой.

Примеров этому много - ведение военных компаний в Ираке и Афганистане, оказание помощи антинародным силам в Сирии и на Украине, политика сдерживания в Южно-Китайском море и Восточной Европе. Как говорят американские аналитики спектр глобальных вызовов безопасности США широк, поэтому военно-политическое руководство Госдепа и Пентагона должны постоянно работать с партнёрами и требовать от них вносить более существенный вклад в дело торжества демократии.

Однако в истории есть множество примеров того, как США обходились с партнёрами, которые не справлялись с поставленной задачей - их либо бросали на произвол судьбы, либо «заметая следы» неудачного сотрудничества попросту уничтожали. Южный Вьетнам, Ливия, Ирак, страны Латинской Америки заплатили за «дружбу» с США своим суверенитетом, а военизированные «повстанцы» из «Аль-Каиды»*, «ИГИЛ»*, «Талибана»* - своими жизнями.

Поэтому хочу напомнить всем тем, кто рассчитывает на помощь от США как перемену существования к лучшему, слова Генри Киссинджера: «Враждовать с США опасно. Но дружить с США смертельно опасно». В то же время мы наблюдаем как американская армия теряет способность справляться с многочисленными угрозами гегемонии своей страны. Поэтому в администрации Трампа прорабатываются меры по модернизации программ военной помощи.

------------
* Террористические организации, запрещённые в РФ.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама