В других СМИ
Загрузка...
Культурная патология: почему немцы превратились в нацию убийц
© Фото из архива
Немецкие солдаты и офицеры в ожидании приказа о начале атаки 22 июня 1941 года.

Культурная патология: почему немцы превратились в нацию убийц

22 июня самая короткая ночь в году, это астрономический факт, с которым ничего не поделать. А вот короткую память мы себе позволить не можем
22 июня 2020, 05:55
Реклама
Культурная патология: почему немцы превратились в нацию убийц
© Фото из архива
Немецкие солдаты и офицеры в ожидании приказа о начале атаки 22 июня 1941 года.

Так и нет чёткого объяснения, почему наследники Гёте, Шиллера, Баха и Дюрера, оказавшись в 1941 году на оккупированной советской территории, в массовом порядке превратились в кровавых мясников, в нацию убийц. Кто не согласен с таким определением, пусть обратится к статистике, которая уже давно не является секретной: за годы Второй мировой войны, которую Германия, уточним, вела на два фронта, погибли 1.760.000 мирных немецких граждан и (сравните!) - 15.700.000 советских женщин, стариков и детей. Причём военные потери СССР составили порядка 11 млн человек.

Патологоанатомическое воинство

В разных источниках эти цифры разнятся, но не критично, поэтому вывод может быть один: от рук палачей в немецких мундирах и в мундирах сателлитов Третьего рейха погибло наших сограждан больше, чем на фронте, где по определению не было беззащитных, где все были вооружены и могли дать ответ. А это значит, что геноцид против народов, населяющих в сороковые годы прошлого века территорию СССР, доказанный факт. В том числе и документально - в так называемом плане «Ост», подписанном начальником штаба Верховного командования вермахта генерал-фельдмаршалом Вильгельмом Кейтелем.

Так что не стоит делить немцев на хороших в армейских мундирах и на плохих в эсэсовских. Все они одним миром были мазаны. Возможно, и сейчас ничего не изменилось. Накануне 9 Мая один немец, судя по всему, не слишком пожилой, посмотрев жуткий по содержанию, но абсолютно правдивый фильм Элема Климова «Иди и смотри», заявил, что с таким народом (то есть с нами) так и надо было обращаться - как с животными.

Они и обращались. Как только вермахт пересёк границу, сразу же повеяло дремучим средневековьем, от которого на славянских землях давно отвыкли, - сверхчеловеки в массовом масштабе стали сооружать виселицы в городах и прочих населённых пунктах. А где не успевали - очень торопились, вешали на балконах и деревьях, вообще на чём придётся. И при этом активно запечатлевали процесс на фото- и кинокамеры, то есть визуализировали на долгую и добрую память. Потом, правда, эта «наглядная агитация» стала доказательной базой в материалах Нюрнбергского суда. Но это было потом… А сейчас интернет позволяет и нам вглядеться в радостные рожи палачей, запечатлённые на фоне казнённых. Увидеть  такими, какими их видели наши отцы и деды. Весьма вероятно, что это и есть тот самый немецкий романтизм во всей красе, который, по Гегелю, делает гомо сапиенса практически равным Богу, освобождает личность от пут человеческих условностей и общественной морали, в результате чего из обыденной тоски окружающий мир становится «великим, чудесным, фантастическим и  ужасным»...

Но какие этические и эстетические категории применить к издевательствам над телами казнённых? Вот знаменитый посмертный снимок Зои Космодемьянской, с которой, уже повешенной, «шутники» из 332-го полка (командир подполковник Рюдерер) содрали одежду, а потом на потеху отрезали грудь. Или ещё один снимок - пленный красноармеец Виктор Яценевич (тоже Герой Советского Союза посмертно), которому, прежде чем бросить в костёр, оторвали руку, отрубили ноги, отрезали половой орган и вспороли живот. 

Но это только два случая из многих тысяч, документально подтверждённых. На самом деле таких свидетельств в архивах превеликое множество, однако не всё можно показать - кровь и сейчас стынет в жилах, зато сразу понимаешь Илью Эренбурга, написавшего стихотворение «Убей!» - убей немца, хотя бы одного…

В годы войны это было очень актуально и справедливо. А сейчас, 75 лет спустя? В оправдание говорят, будто немецкая нация была унижена Версальским договором 1918 года, что социальный дарвинизм никто не отменял, что немцев оболванил Гитлер, внушив им чувство превосходства над другими - прежде всего над славянами, евреями, цыганами и прочими азиатами, которых можно резать, как кроликов, что это была «другая война» - не за территории, а тотальная - за полное уничтожение противника (народа, этноса), поэтому, дескать, и взятки гладки. Какие могут быть претензии к немцам, всё же объяснено - они не могли иначе!

Не могли что? Не делать душегубки, не строить лагеря смерти в промышленных масштабах, не могли не варить мыло из заключённых, не могли не делать абажуры из человеческой кожи, не могли не удобрять сады и огороды пеплом сожжённых?.. Возможно, для цивилизованного Запада таких объяснений достаточно. Действительно, война штука жестокая, корёжащая нервную систему, стирающая грани дозволенного, за которые запросто можно перейти в боевой обстановке и даже не заметить.

Но когда целый народ или подавляющая его часть превращается в патологоанатомов-любителей, это уже странно, и объяснить подобное только воздействием пропаганды невозможно. Здесь определённо что-то другое, глубинное.

Вот и Александр Сокуров свой фильм «Фауст», снятый на немецкие деньги, начинает практически с прозекторской. И очень многие в России досмотрели киноленту только до этого кадра - дальше стало не по нутру, а западного зрителя, похоже, ничего не смутило: на Венецианском кинофестивале создатель фильма получил «Золотого льва».

Наверное, заслуженно. Но речь сейчас не о творческом успехе Александра Николаевича, мастерство которого неоспоримо, а о чётком попадании «картинки» в мировоззрение западного зрителя вообще и немцев в частности. С их известной физиологичностью, проявившейся, например, и в порнографии, с пунктуальностью и сентиментальностью - до сих пор поисковики находят на бывших немецких позициях слезливые до приторности фотокарточки. А это уже национальная особенность, это уже культура.

Гегемон в мундире

В 1984 году на экраны вышел фильм Алексея Симонова «Отряд», действия которого происходят в только что захваченной немцами Литве. И там есть такой эпизод: наш раненый боец, которого через мгновение добьют штыком, спрашивает у немецкого солдата: «Рабочий или крестьянин?» Надо отметить, что в конце 1980-х постулат о пролетарском интернационализме ещё действовал, но уже вызывал большие сомнения. Впрочем, убедиться в том, что Карл Маркс сильно перемудрил с классовой теорией, можно было ещё в 1941 году (о чём и фильм «Отряд»).

А до войны ортодоксальные марксистские теоретики, насколько можно судить, на полном серьёзе полагали, что как только вермахт, состоящий преимущественно из рабочих и крестьян, перейдёт границу с СССР, он тут же начнёт брататься с Красной Армией, и на этом всё закончится - торжеством марксизма-ленинизма и троцкизма, конечно же. Однако выяснилось, что помимо собственных цепей у пролетариата каждой страны, каждой нации есть и другие ценности, что не классовая теория правит миром, что понятие «культура» объёмнее.

Более того, пролетарский интернационализм, в общем-то, так и не состоялся, а вот капиталистический интернационал, пожалуйста, -  существует в глобальном масштабе.

Да и так называемый западный мир тоже сложился не на классовой основе. И войну они ведут с нами не классовую (впрочем, и Россия уже три десятилетия не государство победившего пролетариата), а этно-культурную, где слово «русский» - уже само по себе оскорбление, обозначающее врага. А это ничто иное, как голимый национализм. Так чего удивляться тому, что на Западе (даже наши бывшие союзники по антигитлеровской коалиции) активно переписывают историю, пытаясь - и не безуспешно! - романтизировать Третий рейх и представить нас варварами, которые дошли до Берлина только ради того, чтобы изнасиловать два миллиона трепетных немок в белых фартушках и накрахмаленных чепчиках?

Чтобы помнили

Ну и что из того, что факты не «бьют», что если бы в 1945 году изнасиловали такое количество немок, через девять месяцев в Германии был бы бэби бум, а ничего подобного даже близко не случилось? Что из того, что в Красной Армии официально ставили к стенке за ненадлежащее обращение с мирным населением, а немецкой армии предписано было не церемонится с унтерменшами любого пола - только не попадайся за связь с неполноценными, не смешивай в открытую кровь? А они и не попадались.

Вот сюжет из дневника рядового Рудольфа Ланге. На лесную опушку, где расположились танки для заправки, согнали полтора десятка молодых женщин и девушек, заставили раздеться, поиздевались и растащили по кустам. «Должен тебе признаться, Фриц, - написал Ланге в фатерлянд, -  эти проклятые девки под конец нам надоели своими воплями и царапаньем...» Поэтому все были убиты - одним вырезали груди, другим проломили головы и перерезали горло. И уехали «воевать» дальше.

А вот декабрь 1942 года, село Снорки. Как сообщило Совинформбюро, фашисты сожгли больше десятка домов вместе с жителями. Была изнасилована Александра Гвардейцева, девушке было всего 17 лет. После долгих издевательств, ей отрезали груди и расстреляли. Всего в Снорках и соседней деревне Головицы было расстреляно свыше полутора сотен стариков, женщин и детей. В деревне Головицы немцы  расстреляли колхозницу Марию Заболотскую с тремя детьми в возрасте от одного года до шести лет. Причём годовалый ребенок был убит выстрелом на руках у матери. А вот в деревне Пески Ленинградской области был публично повешен колхозник Иван Морозов за то, что спрятал свою дочь от немецкого офицера, который хотел её изнасиловать. Дом его, конечно же, тоже сожгли. В назидание.

Ещё более жестокую расправу оккупанты учинили 22 мая 1942 года над жителями деревни Кижинцы Духовщинского района. «Молодых женщин и девушек изнасиловали, после чего подвергали пыткам - отрезали груди, конечности, многие были раздавлены танками и сожжены живьём. На месте было обнаружено 59 трупов женщин и детей», -  говорится в сообщении с места события.

Полагаете, истинные арийцы сильно переживали и мучились кошмарами по ночам?

Чтобы не было иллюзий, вот вам выдержка из дневника ефрейтора Маровитца, место действия - оккупированный Псков: «...Потом мы пошли на рыночную площадь. Дело в том, что там вешали двух русских, и мы должны были поглядеть на это. Когда я пришёл на площадь, там собралась большая толпа. Оба русских болтались на страх другим. С такими долго не рассуждают, их быстро подвесили так, что они сразу задохнулись. Комичное ощущение испытываешь, глядя на это...».

Или дневниковое откровение обер-ефрейтора Иоганнеса Гердера: «25 августа. Мы бросаем ручные гранаты в жилые дома. Дома очень быстро горят. Огонь перебрасывается на другие избы. Красивое зрелище! Люди плачут, а мы смеёмся над слезами. Мы сожгли уже таким образом деревень десять».

«Присутствовал ли ты при массовых расстрелах? - спрашивает в письме своего брата Герберта унтер-офицер Мартин Бергед. - Это всё-таки, должно быть, ужасно. Но как иначе поступать с этой сволочью? Самое простое заставить их вырыть себе могилы и затем - выстрел в затылок. Тогда по крайней мере эта шайка не будет пожирать наш хлеб».

Самое примечательное, что после войны трудно было найти хоть одного немца, который бы знал о существовании концлагерей или был в курсе политики тотального истребления, действующей на востоке... Все поголовно служили или во вспомогательных частях, или выполняли приказы через силу. Этакие душечки, на счету которых 16 миллионов жизней ни в чём не повинных людей.

И как выясняется, нацизм заразен. Им переболели исключительно все, кто воевал под знамёнами Гитлера, - и бандеровцы, и прибалты, и мадьяры, которых в плен старались вообще не брать. Теперь же, на нашу голову, появилась ещё одна исключительная нация - американцы. Настолько исключительная, что из-за отсутствия подходящего объекта, пожирает саму себя.

Никто не забыт, ничто не забыто?

Однажды в Черногории после того, как мы любезно пообщались с немцами (не бросаться же на них?), хозяйка отеля напрямую, без всякого предисловия спросила: «А вы что, уже всё им простили?» Неужели и в самом деле уже простили?..

Точно знаю, что те, кто пережил оккупацию, и дожившие до сегодняшнего дня ветераны, которых сейчас осталось совсем немного, не простили. А вот последующие поколения получали информацию о зверствах немцев и их прислужниках на нашей земле уже дозированную и адаптированную. Так повелел идеологический аппарат ЦК КПСС - чтобы ненароком не ранить души братьев по соцлагерю и собственных сограждан из союзных республик, которые исключительно «по стечению обстоятельств» записались в ваффен СС.

И вот дожили: они, нацисты, оказались защитниками цивилизации, а мы… Мы - поработители Европы и вообще не имеем право на существование, поскольку у нас другой культурный код. Поэтому нас можно обвинять без доказательств, нам можно безбожно врать, нас можно душить санкциями за просто так и т.п.

А ведь мы действительно не заметили, насколько изменился мир вокруг нас. Просто проглядели из-за неэффективности своего идеологического аппарата, страдающего непрофессионализмом и бестолковостью. Недавно натолкнулся в Сети на блог, украшенный украинским трезубцем на фоне германского орла. А там текст, автор которого рассказывает, что в его селе есть (ещё сохранился) обелиск,  установленный на месте дома, в котором немцы сожгли всех сельчан. Причём, по его мнению, за дело: каждый день немецкий офицер посылал за свежим молоком в это село ефрейтора, а его отловили и убили. В общем, попартизанили на свою голову, не без иронии отмечает автор поста, а немцы, как он утверждает, на самом деле просто так никого не сжигали живьём, а тщательно разбирались. Вот только «совки» лезли на рожон - сопротивлялись, какую-то Отечественную войну устроили…

Самое примечательное, что эти откровения получили отклики.  Один даже выразил благодарность автору за то, что он, дескать, открыл ему глаза. 

На Западе, где полки книжных магазинов завалены мемуарами недобитых фашистов, таких просвещённых пруд пруди. Почему же они стали появляться и у нас, и на постсоветском пространстве, несмотря на очевидную примитивность нацистской идеологии? А всё зависит от уровня и качества образования. Индивиду, обученному по болонской системе, достаточно сказать, что «Германия превыше всего!», и эта мысль укоренится в его голове, потому что для другой места уже нет. Такой же физиологический процесс происходит и в том случае, когда, кроме тезиса о величии Украины, в сознании больше ничего не помещается.

Ну а американцам вбили в головы, будто они лучшие люди земли. Слова от первоисточника несколько отличаются, но принцип действия один и результат на выходе похожий: тупой - ещё тупее - готовый националист или на худой конец какой-нибудь маньяк.

Но теперь мы вроде бы начинаем осознавать, что перестроив нашу систему образования на западный лад - как и завещал доктор физико-математических наук Владимир Филиппов, внедривший ЕГЭ, - мы, сами того не желая, стали готовить такие кадры, которые начинают «понимать» тех, кто уже приходил к нам с мечом, да и сегодня не прочь наведаться. А откуда тогда появился тезис о том, что если бы победили немцы, сегодня мы пили бы баварское пиво?  От них - от просвещённых.

И самое главное. Как известно, 22 июня самая короткая ночь в году - это прописная астрономическая истина. Но если и наша память по аналогии тоже будет короткой, даже не сомневайтесь - обязательно найдутся желающие переделать мир. И заметьте: переделать не под нас. Один раз нам уже намекнули, что мы лишние на планете. И давно бы повторили попытку, если бы у нас не было ядерных зарядов и современных носителей к ним. Другого языка сверхчеловеки не понимают.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама