В других СМИ
Загрузка...
«Свободная охота» Ивана Кожедуба
© Фото из архива
Иван Кожедуб.

«Свободная охота» Ивана Кожедуба

8 июня исполняется 100 лет со дня рождения самого результативного в авиации антифашистской коалиции лётчика-истребителя
08 июня 2020, 06:08
Реклама
«Свободная охота» Ивана Кожедуба
© Фото из архива
Иван Кожедуб.

Трижды Герой Советского Союза лётчик Иван Кожедуб во время Великой Отечественной войны ни разу не был сбит. И хотя его боевые машины (шесть за войну) горели в воздухе и получали многочисленные пробоины, он всегда сажал самолёт на свой аэродром. Родившийся в крестьянской семье в маленьком украинском селе и начавший воевать старшим сержантом, он стал маршалом авиации. Но прежде больших звёзд на погонах Иван Никитович заслужил маленькие красные звёздочки на борту истребителя - 64, по количеству сбитых самолётов врага.

Первый бой мог стать последним

Во время взлёта на первый боевой вылет молодой лётчик Иван Кожедуб потерял из виду ведущего. Заметив, что к аэродрому летят немецкие бомбардировщики, решил отличиться в первом же бою: пошёл в атаку в одиночку. Но сбить врага не удалось, наоборот, сам оказался под ударом «Мессершмитта-109». От зажигательного снаряда, метко выпущенного из авиапушки немецкого истребителя, жизнь советского лётчика спасла бронеспинка. Но это ещё не было концом злоключений. По подбитому «Ла-5» знатно отработала и прикрывавшая аэродром родная зенитная артиллерия. Три попадания практически лишили боевую машину управляемости, но пилот всё же сумел посадить её на взлётно-посадочную полосу.

Сослуживцы назвали это чудом: самолёт восстановлению не подлежал, его списали. А получивший нагоняй от начальства за безрассудство в бою старший сержант Иван Кожедуб оказался «безлошадным». Летать стал изредка, если в полку вдруг оказывался свободным из-за болезни или ранения лётчика самолёт. Кожедуба даже собрались отправить на пост оповещения…

Долгая дорога в небо

А он так рвался на войну! Ивана Кожедуба после выпуска оставили в Чугуевской военной авиационной школе пилотов готовить молодёжь, потому что он знал авиатехнику и летал лучше других однокурсников. Рапорты с просьбой отправить в Действующую армию Иван писал, начиная с 22 июня 1941 года. Но случилось форменное «горе от ума». Начальник авиашколы говорил рвавшемуся в бой инструктору, что фронту нужны хорошо подготовленные лётчики, и, стало быть, его задача - ещё скорее и лучше готовить курсантов…

Два старших брата - Яков и Александр Кожедубы - воевали, мать с отцом в родном украинском селе Ображеевка оказались в оккупации, а Иван в тыловом Чимкенте, куда эвакуировали школу пилотов, отрабатывал с новобранцами ВВС полёты по кругу. Рапорт за рапортом оставались без удовлетворения, пока осенью 1942-го старший сержант Кожедуб всё же не добился направления в Действующую армию. В ноябре его зачислили в 240-й истребительный авиационный полк. Но с фронтом вновь вышла незадача: под Москвой лётчиков части переучивали летать на новом одноместном истребителе «Ла-5».

В составе 4-го истребительного авиационного корпуса 2-й воздушной армии генерал-лейтенанта Красовского 240-й ИАП прибыл на Воронежский фронт в марте 1943 года.

«Экзамен» Курской дугой

От «ссылки» в «наземную авиацию» на пост оповещения Кожедуба спасло заступничество командира полка, разглядевшего в молодом пилоте большой потенциал лётчика.

Не ошибся командир. Звёздным часом для Кожедуба стала Курская битва. Воевать на белгородско-курское направление немецкое командование направило отборные авиационные части Люфтваффе. Завоевание господства в воздухе стало для советских лётчиков труднейшей задачей. Вылетать приходилось по несколько раз в день. Как и на земле, в эти дни бой шёл за боем.

6 июля Иван сбил первый немецкий самолёт - бомбардировщик «Юнкерс-87». 8 июля - ещё один, а 9 июля четвёрку советских «Ла-5» атаковали превосходящие силы фашистских истребителей. Кожедуб пошёл в атаку на ведущего немецкой группы и на предельной дистанции открытия огня сбил его первой же длинной очередью. «Мессершмитт-109» ушёл в отвесное пикирование, ударился о землю и взорвался. Остальные немецкие лётчики предпочли оставить «поле» воздушного боя. В тот день Иван ещё два раза поднимался в воздух и сбил ещё один истребитель противника.

В августе 1943-го Иван Кожедуб получил звание лейтенанта и был назначен командиром эскадрильи. Его боевой счёт рос стремительно.

В июле и сентябре 1943 года за боевые отличия Кожедуб был награждён орденами Красного Знамени, а в феврале 1944 года за проявленный в боях 1943-го года героизм и за лично сбитые самолёты противника ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В представлении говорилось: «Успешно выполнил 173 боевых задания, из которых: прикрытие своих войск на линии фронта - 64, сопровождение штурмовиков и бомбардировщиков - 88, на разведку войск противника - 13, патрулирование - 3, перехват самолётов противника - 5. Провёл 52 воздушных боя, в которых лично сбил 25 самолётов противника (12 Ю-87, 11 Ме-109, 1 ФВ-190, 1 Хе-111). В воздушных боях показал себя смелым и решительным лётчиком и командиром, умело руководящим лётным составом вверенной ему эскадрильи в бою».

Цифры

330 боевых вылетов совершил за годы Великой Отечественной войны лётчик-истребитель Иван Кожедуб;

120 воздушных боёв провёл лучший ас антифашистской коалиции Второй мировой войны;

64 самолёта врага уничтожил трижды Герой Советского Союза и будущий маршал авиации.

Удачливый «охотник»

Кожедуб геройски дрался в небе при освобождении Харькова, в боях на Днепре и в наступлении на Правобережной Украине и Молдавии. В мае 1944-го он получил новый самолёт «Ла-5ФН», именной - построенный на деньги пчеловода Василия Конева из Сталинградской области. Лётчик вскоре написал благодарственное письмо дарителю, доложив, что на этом самолёте за семь дней воздушных боёв в небе Румынии сбил восемь фашистских асов.

В июле 1944-го Ивана Кожедуба назначили на должность заместителя командира 176-го истребительного авиационного полка. На учебном аэродроме в Подмосковье, где он переучивался на новейший истребитель «Ла-7», капитана Кожедуба «нашла» вторая Золотая Звезда Героя Советского Союза.

Вернувшись на фронт, воевал на территории Польши. В небе над Вислой стал регулярно вылетать на «свободную охоту». В послевоенных мемуарах маршал авиации Иван Никитович Кожедуб напишет: «Охота» потому и называется свободной, что лётчик свободен выбрать цель и время атаки. «Охотник» должен построить правильный манёвр, атаку производить внезапно и своей внезапностью ошеломить врага, а главное - поразить его, уничтожить. Воздушный «охотник» должен бить наверняка».

Именно так он и бил, «охотясь» на вражеские железнодорожные составы,  эшелоны, автомашины и бронетранспортёры, но большей частью за немецкими самолётами. На один из участков фронта для обеспечения господства в воздухе германское командование направило группу лучших асов Люфтваффе. В ответ, чтобы показать противнику, кто во фронтовом небе хозяин, Ивану Кожедубу поручили возглавить группу из десяти наших опытных «охотников». Немецких асов советские асы перебили за несколько дней, отправив в последний штопор восемь вражеских истребителей. Лично Кожедуб уничтожил три самолёта.

Он стал идеальным воздушным бойцом - инициативным, дерзким, но расчётливым. Сослуживцы вспоминали, что автоматизм движений Кожедуба в бою был отработан до немыслимого предела. Отличный снайпер, он поражал цель из любых положений самолёта.

24 февраля 1945 года, находясь на «свободной охоте», Иван Кожедуб сбил немецкий реактивный истребитель «Мессершмитт-262». А два последних самолёта врага он уничтожил 17 апреля 1945 года. Обе немецкие воздушные боевые машины упали на разбитые улицы горящего Берлина.

«В счёт будущей войны»

Две воздушные победы у Ивана Кожедуба не засчитаны. О воздушном бое с непредвиденным противником стало известно только через много лет после войны.

В апреле 1945 года группа наших истребителей под началом Кожедуба ввязалась в бой с «мессершмиттами», атаковавшими «летающие крепости» союзников. Немцев отогнали, но неожиданно на «Ла-7» напали опоздавшие к драке «мустанги» - американские истребители из группы прикрытия бомбардировщиков. Трассирующими снарядами чудом не были сбиты наши самолёты. Кожедуб понял, кто его атакует, но решил не бежать, куда подальше, а проучить. Один самолёт США он подбил попаданием в фюзеляж. Дымя, тот пошёл на снижение в сторону занятых Красной Армией позиций. Второй американский истребитель после попадания в двигатель пулемётной очереди взорвался в воздухе.

Бой против союзников наше командование «замяло». Выжившего пилота первого «мустанга» передали американцам. Он считал, что его сбил немецкий «фокке-вульф» необычной раскраски. Переубеждать не стали.

Майору Ивану Кожедубу командир 3-го истребительного авиационного корпуса генерал-лейтенант (будущий маршал авиации) Евгений Савицкий сказал: «Эти победы - в счёт будущей войны».

Устроил американцам «чёрный четверг»

Как в воду глядел Савицкий. Получивший в 1945-м третью геройскую Звезду Иван Кожедуб в 1951 году на Корейской войне командовал 324-й истребительной авиадивизией. Самому ему подниматься в небо запретили категорически. Но ещё со времён службы лётчиком-инструктором в Чугуевской военной авиационной школе он хорошо умел учить других.

12 апреля 1951 года над рекой Ялуцзян произошёл один из самых крупных воздушных боёв войны в Корее. Американцы собирались устроить грандиозный налёт. В воздух поднялись 48 бомбардировщиков под прикрытием 42 истребителей, дополнительно для подавления ПВО взлетели ещё 36 истребителей-бомбардировщиков. Им наперерез поднялись 44 истребителя 176-го гвардейского и 196-го авиационных полков дивизии гвардии подполковника Кожедуба.

В историю Корейской войны и военной авиации США день 12 апреля вошёл под названием «чёрный четверг». Американские ВВС одномоментно потеряли 12 бомбардировщиков и 6 истребителей. А всего с апреля 1951 года по февраль 1952-го лётчики 324-й истребительной авиационной дивизии сбили 200 самолётов противника.

На Украине помнят настоящих героев

В буйное послемайданное время в украинском городе Шостка, где будущий советский ас в 1930-х учился в техникуме, активисты одной из радикальных националистических партий вывесили билборд с портретом Бандеры. Подобные теперь во многих городах Украины красуются. Но на этот раз свидомые в вышиванках ошиблись адресом: разместили свою наглядную агитацию рядом с музеем трижды Героя Советского Союза Ивана Никитовича Кожедуба.

Провисела тряпка недолго. Сначала её облили краской, затем вообще сорвали. Больше плакатов с мордами фашистских прихвостней рядом с музеем героя Великой Отечественной войны никто размещать не решается.

Прямая речь

Герой Российской Федерации, Главнокомандующий Военно-воздушными силами Российской Федерации (январь 2002 - май 2007), генерал армии Владимир Михайлов:

- Иван Никитович Кожедуб был и остаётся образцом для каждого боевого лётчика. На войну он пришёл уже опытным пилотом: как лучшего на курсе его оставили в авиашколе инструктором для обучения курсантов. Передать знания способен только человек сам знающий своё дело досконально. Кожедуб изучил самолёт - до винтика, летал - блестяще, стрелял - без промаха. Ну и смелый был человек, поэтому такой большой у него личный боевой счёт на фронте.

Меня самого как золотого медалиста тоже по выпуску оставили в Ейском высшем военном авиационном училище лётчиков служить лётчиком-инструктором. Брал пример с Кожедуба и не ошибся. Всегда помнил слова Ивана Никитовича, что храбрость без закалки - холостой выстрел. Закалка пилота - это знание матчасти в совершенстве, лётное мастерство, воля. Будет у тебя всё это, ты и драться в небе будешь отлично.

Ещё запомнился тост от Кожедуба. Его всегда вспоминали в застольях лётчики ВВС Московского военного округа, где мне довелось служить. Ветераны вспоминали, что маршал авиации произносил его с юмором: «Выпьем за лучших сынов России! За нас, товарищи!»

Хотя, что здесь смешного? Военные лётчики - действительно лучшие сыновья Родины, а трижды Герой Советского Союза Кожедуб был лучшим из лучших.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама