В других СМИ
Загрузка...
В январе 1942 года началось наступление советских войск под Москвой.

«Мы не дрогнем в бою за столицу свою»

80 лет назад 7 января 1942 года в Рождество Христово началось наступление советских войск под Москвой. До этого был оборонительный период и контрнаступление
07 января 2022, 09:35
Реклама
«Мы не дрогнем в бою за столицу свою»
© waralbum.ru
В январе 1942 года началось наступление советских войск под Москвой.
Читайте нас на: 

Практически неизвестен факт, что в битве за столицу основную нагрузку по вскрытию вражеских войск вынесли радиоразведчики. Начальник разведки Западного фронта генерал Т. Корнеев напишет: «Главную роль в обнаружении наступательных группировок выполнила радиоразведка Западного фронта… К этому времени значительно лучше стали работать авиационная и другие виды разведки, но первенство во вскрытии оперативных и тактических резервов противника принадлежало радиоразведке».

«Немцы с пренебрежением относились к нашей радиоразведке»

В битве под Москвой разведку немецко-фашистских войск вели воины 474-го и 480-го дивизионов, 151-й отдельной радиостанции ОСНАЗ Западного фронта, 347-й дивизион Брянского фронта. В январе 1942 года к ним присоединился 339-й дивизион Калининского фронта.

Радиоразведчики старались добывать информацию о противнике, его группировках войск и направлении главных ударов.

Немецкие танкисты и пехотинцы обсуждают план совместных действий под Волоколамском.
© waralbum.ru
Немецкие танкисты и пехотинцы обсуждают план совместных действий под Волоколамском.

В сентябре 1941 года на основании донесений радиоразведки командованию был сделан доклад о развёртывании трёх группировок немецко-фашистских войск, готовых к наступлению на Москву. Части и подразделения одной из группировок располагались в районе Бобруйска, Мглина, Унечи, танковые войска - в районе Шостки. Во вторую группировку входила 9-я армия, со штабом в г. Велиже, что в Смоленской области, и 3-я танковая группа, сосредоточенная в районе Духовщины и Андреаполя. В районе Смоленска, Рославля, Починка, Монастырщины были вскрыты войска третьей группировки.

Начальник разведки Западного фронта генерал Т. Корнеев потом напишет в своих мемуарах: «23 сентября 1941 года разведка фронта точно установила, что противник готовится к наступлению и создал для этого крупную группировку войск перед Западным и Резервным фронтами.

На основании этих данных командование Западного фронта 25 сентября 1941 года отправило в Ставку первое донесение, а 26 сентября - второе донесение с указанием конкретных районов сосредоточения врага…»

Важно, что радиоразведке удалось установить и первые признаки непосредственной подготовки немецко-фашистских войск к наступлению. 28 сентября была вскрыта дислокация гитлеровских аэродромов в Духовщине, Смоленске, Климовичах, Унече.

В последний день сентября «слухачи» Западного фронта зафиксировали возрастающую активность разведывательной и бомбардировочной авиации противника. 1 октября удалось установить наращивание сил ВВС Германии на аэродромах Могилёва, Смоленска и Жлобина.

Наступление немецких войск.
© waralbum.ru
Наступление немецких войск.

Наступление немецко-фашистских войск по плану «Тайфун» началось 30 сентября на брянском и 2 октября на вяземском направлениях. В тот же день 2 октября радиоразведчикам удалось установить, что группировка, действующая из района Шостки, наступает в направлении Орла, а подвижные части гитлеровцев уже достигли железнодорожной линии Навля - Льгов.

Через два дня удалось вскрыть направления наступления частей рославльской группировки. Немцы шли на Юхнов и Медынь. Оставалось установить направления главных ударов 9-й армии и 3-й танковой группы. 5 сентября радиоразведка доложила: войска движутся в сторону Гжатска и Ржева. В ходе этой работы разведчики отслеживали также рубежи, достигнутые фашистскими войсками.

Следует отметить и ещё одну важную особенность. Как сказал мне однажды учёный, генерал-майор, лауреат Ленинской и двух Государственных премий Юрий Мажоров, «немцы с видимым пренебрежением относились к нашей радиоразведке. Сплошь и рядом первый и второй год войны шли передачи их разговоров прямым текстом, без зашифровки. И только в 1943 году они ввели жёсткое ограничение на работу с открытым текстом».

Лейтенант Ю. Мажоров.
© Фото из архива автора
Лейтенант Ю. Мажоров.

Что ж, такое «пренебрежение» было нам на руку. Уже в октябре 1941 года части ОСНАЗ Западного фронта начали вести регулярный радиоперехват открытых переговоров пехотных и танковых частей 3-й и 4-й танковых групп, 4-й и 9-й полевых армий «Центр», участвовавших в операции «Тайфун».

В последующем все фронтовые части радиоразведки добывали ценные разведсведения полученные именно таким путём.

Активное освоение сетей радиосвязи противника позволило выработать стройную систему перехвата открытых переговоров в тактическом звене гитлеровских войск.

«Привязать» позывные радиостанций к штабам

Поистине неоценимый вклад в дело изучения организации и тактики радиосвязи фашистской армии внесли документы добытые нашими солдатами и офицерами на фронтах и представляющие огромную оперативно-стратегическую ценность. Речь идёт о трофейных материалах по радиосвязи, которые определяли порядок назначения и смены позывных, частот и указывали их принадлежность к определённым воинским частям.

Радиоразведчики 490-го отдельного радиодивизиона.
© Фото из архива автора
Радиоразведчики 490-го отдельного радиодивизиона.

В достаточно толстом книжном томе, который представляла собой таблица «Д», были сведены воедино тысячи позывных, расположенных по строкам и вертикальным колонкам. Серьёзное изучение этого документа дало свой результат - удалось «привязать» позывные радиостанций к штабам дивизий, корпусов, армий.

10 октября радиоразведчики вскрыли дислокацию штаба 2-й армии, на следующий день - штаба 4-й армии противника. А вскоре радисты дивизионов ОСНАЗ пошли ещё дальше. 14 октября в составе 4-й немецкой армии было обнаружено соединение, которое прежде действовало против войск Ленинградского фронта и входило в состав 18-й армии вермахта. Стало понятно, что фашисты перебросили под Москву дивизию, сняв её с Ленинградского направления.

23 октября подобное повторилось на калининском направлении. Радиоразведкой была обнаружена часть из состава 41-го механизированного корпуса. Её также передислоцировали из-под Ленинграда. На следующий день удалось опознать 40-й механизированный корпус, который действовал в районе Можайска.

С 24 октября отчёты радиоразведчиков изменились: появились первые признаки того, что противник выдыхается, истощаются его силы и он начинает переброску резервов. На калининском направлении вышли в эфир радиостанции, принадлежащие резервной группировке войск, ранее дислоцированной в Смоленске. 25 октября «слухачи» частей ОСНАЗ засекли радиосеть 19-й танковой дивизии. Её перебросили с осташковского направления под Малоярославец. Начиналась большая перегруппировка войск. Шла замена свежими частями 4-й танковой группы. Далее войска этой группы следовали с малоярославецкого направления на можайское. 27 октября удалось вскрыть переброску частей противника через Фатеж на Орёл и дальше к фронту.

Командир 490-го отдельного радиодивизиона И. Логинов.
© Фото из архива автора
Командир 490-го отдельного радиодивизиона И. Логинов.

Интересен тот факт, что радиоразведке Красной Армии в этот сложный период удавалось не только раскрывать направления переброски сил и средств, их концентрацию, но и состояние войск. В частности, удалось узнать, что немецкие войска, наступающие на калужском и тульском направлениях в условиях распутицы и бездорожья, при недостатке автотранспорта вынуждены переходить на конную тягу. А это означало, что их поступательное движение нарушено.

Во многих танковых частях потери оказались настолько большими, что пришлось среди армейских шофёров искать бывших танкистов и пересаживать их на боевые машины.

29 октября радиоразведка доложила командованию фронта информацию о сосредоточении нескольких отрядов бомбардировочной авиации на аэродромах близ Ярцева и Вязьмы. Это говорило о том, что наступление противника на Западном фронте замедлилось из-за потерь в личном составе и технике. Противник подтягивает резервы. Также следует ожидать активизации действий дальней бомбардировочной авиации.

Зенитчики на обороне Москвы.
© waralbum.ru
Зенитчики на обороне Москвы.

«Противник не в состоянии начать наступление»

1 ноября командующий фронтом Георгий Жуков должен был ответить на вопрос Иосифа Сталина о том, позволит ли обстановка провести торжественное собрание и парад на Красной площади в честь годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.

В основу ответа, разумеется, были положены различные разведданные, но надо отметить, что свой вклад внесла и радиоразведка. Во всяком случае, выводы Жукова однозначно близки к тем, которые сообщала радиоразведка.

«В ближайшие дни, - писал в своём ответе Георгий Константинович, - противник не в состоянии начать большое наступление. Он понёс в предыдущих сражениях значительные потери и сейчас занят пополнением и перегруппировкой войск. Что же касается его авиации, то она может и наверняка будет действовать».

В ноябре 1941 года фашисты готовили новое наступление на Москву. Естественно, они проводили перегруппировку своих сил.

Перед радиоразведкой была поставлена задача: вскрыть вражескую группировку и разгадать замыслы фашистов. Что удалось сделать? С полным основанием можно сказать, сделано было немало. Радиоразведка выявила ударные группировки 2-й танковой армии под Тулой, 4-й армии южнее Наро-Фоминска, 40-го и 46-го мехкорпусов, объединённых в 4-ю танковую группу в районе Гжатска, 3-ю танковую группу северо-западнее Волоколамска, 9-ю армию и 41-й механизированный корпус западнее Калинина.

Что же касается авиации, то активизация авиационной разведки была замечена уже 5 ноября, а на следующий день вскрыто её сосредоточение на аэродромах Вязьмы, Ярцева, Сычевки, Ржева.

Аэростаты над столицей.
© waralbum.ru
Аэростаты над столицей.

Для предупреждения о приближении немецких бомбардировщиков была развёрнута служба ПВО - называлась она в ту пору ВНОС, что означало «воздушное наблюдение, оповещение, связь». Чтобы обнаружить самолёты, применялись звукоулавливатели, ночью к ним присоединялись прожекторы. Аэростаты на тросах заставляли гитлеровские самолёты подниматься выше и, таким образом, снижалась точность бомбометания. А вот дальность звукоулавливателей, как правило, не превышала 10-12 километров и толку от них было мало, особенно когда враг подошёл к самой Москве.

Для раннего оповещения о налётах посты ВНОС надо было иметь на территории не занятой противником, иначе эта служба не имела возможности своевременно предупреждать о приближающихся самолётах.

В воздушное пространство Москвы прорывались отдельные бомбардировщики и сбрасывали свой смертоносный груз.
© Фото из архива
В воздушное пространство Москвы прорывались отдельные бомбардировщики и сбрасывали свой смертоносный груз.

Понятно, что проблема раннего предупреждения в 1941 году стала крайне важной и болезненной. Справиться с этой задачей, к счастью, удалось радиоразведке.

Как правило, на бомбежку Москвы фашистские самолёты поднимались с разных аэродромов. Чаще всего это были аэродромы Минска, Барановичей, Орши, Могилёва. Стартовав и набрав высоту, бомбардировщики выстраивались в боевой порядок. Ведущий выходил в эфир, проверял связь, вызывая ведомых. Каждое звено отвечало ведущему, а в это время наши части ОСНАЗ перехватывали их переговоры и определяли примерный состав группы, а также пеленг самолётов.

Воздушный патруль ЯКов над Москвой.
© waralbum.ru
Воздушный патруль ЯКов над Москвой.

Через 20-30 минут процедура радиосвязи повторялась. Радиоразведчики принимали и эту порцию сигналов. В результате работы становилось понятно, откуда стартовали фашисты, куда летят и, наконец, сколько их. Подобные весьма ценные данные попадали в руки наших радиоразведчиков как минимум за час до подлёта немецких бомбардировщиков к Москве. Разумеется, сразу шло оповещение штаба ПВО столицы.

13 ноября радиоразведчики наших частей ОСНАЗ перехватили поистине историческую радиограмму. Штаб танковой дивизии, расквартированной в Ясной Поляне, сообщал, что их соединение выступит утром 14 ноября. На основании радиоперехвата военный совет Западного фронта предупредил войска о готовящемся ударе немцев в этот день. Таким образом, наступление фашистских войск на Клинском, Волоколамском и Можайском направлениях возобновилось 16 ноября.

Конники генерала Доватора выдвигаются на передовые позиции.
© waralbum.ru
Конники генерала Доватора выдвигаются на передовые позиции.

И вновь радиоразведчики отслеживали главные, ударные направления атак противника. 26 ноября части ОСНАЗ доложили о намерении фашистов обойти Истру с юга, 3 декабря - о задаче поставленной 2-й танковой дивизии достичь Алабушева, что в 20 километрах от Солнечногорска, 6 декабря о планах немцев выйти на рубеж канала Москва - Волга. В эти дни фашистское командование лихорадочно бросало в бой свои последние резервы. Обстановка на фронте сложилась крайне напряжённой. Радиоразведка по 3-4 раза в сутки докладывала в штаб данные о появлении новых частей на Дмитровском, Солнечногорском, Яхромском, Истринском направлениях. Стало известно, что части наступающие с севера уже были снабжены крупномасштабными картами Москвы.

Однако вскоре стали приходить первые сообщения о том, что наступление немцев выдыхается - войска понесли большие потери в живой силе и технике, не хватает оружия и боеприпасов, иссякают резервы горючего.

Советские войска перешли к наступательным действиям.
© waralbum.ru
Советские войска перешли к наступательным действиям.

С 6 декабря, с началом контрнаступления советских войск под Москвой, радиоразведка ОСНАЗ стала докладывать о направлениях отхода фашистов, рубежах обороны и очагах сопротивления, о резервах.

Можно сказать, что в целом суровый, боевой экзамен в битве под Москвой радиоразведка выдержала, она накопила боевой опыт, извлекла уроки из ошибок первых месяцев войны.

В документе ГРУ, подводившем итоги пяти месяцев войны указывалось, что сводки радиоразведки Западного фронта содержали высокую степень достоверности.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама