В других СМИ
Загрузка...
«Сыр мы делать научились, так зачем нам Европа мигрантов и трансгендеров?»
© youtube.com/UCZzKheNI5ti2Y6gDbue2fvg
Политолог-американист Дмитрий Дробницкий.

«Сыр мы делать научились, так зачем нам Европа мигрантов и трансгендеров?»

О том, что к «ситуации» с Валиевой в США, похоже, готовились заранее и почему там запретили детскую сказку «Щелкунчик», о «перебалансировщике» Джейке Салливане, «давиле» Энтони Блинкене и представителях других кланов, которые борются за влияние в Белом доме, а также о том, почему война сейчас никому не по карману, еженедельнику «Звезда» рассказал политолог-американист Дмитрий Дробницкий
24 февраля 2022, 06:44
Реклама
«Сыр мы делать научились, так зачем нам Европа мигрантов и трансгендеров?»
© youtube.com/UCZzKheNI5ti2Y6gDbue2fvg
Политолог-американист Дмитрий Дробницкий.
Читайте нас на: 

Два мира, две культуры

- Такое впечатление, будто Камила Валиева представляет угрозу национальной безопасности Соединённых Штатов. Вот скажите, Дмитрий Олегович, что надо «американскому народу» от пятнадцатилетней девчонки, тем более, что с допинг-пробой ясности не было с самого начала?

- Ситуация прогнозируемая. Хотя дело до конца не решённое, в основных американских средствах массовой информации буквально тут же прозвучало: вот русские и попались... Как и положено, рассказали, что за вещество обнаружили в пробе, рассказали о предыдущих случаях и о том, почему российская команда выступает без флага и гимна. Надо сказать, довольно широко осветили ситуацию.

- С официальной властью понятно, а вот рядовым пользователям американских соцсетей какое удовольствие травить совсем юную фигуристку?

- Просто отрабатывают информационную повестку. Но существуют люди, которые на этом зарабатывают, отчего и получают удовольствие - Всемирная сеть дело такое... Так что не вижу ничего удивительного. 

Было вполне ожидаемо, что даже намёк на происшествие в команде наших олимпийцев вызовет самую бурную реакцию, причём системную. И судя по тому, как быстро всё произошло, к «ситуации» с Валиевой явно готовились.

- В годы перестройки утверждали, будто русские и американцы похожи друг на друга - чуть ли не братья по духу. Что-то не очень похоже…

- Ещё до перестройки, в период разрядки, издавался журнал «Советский Союз», а с их стороны - журнал «Америка», где я и прочитал своими глазами, что русские и американцы, дескать, сильно похожи. Такие же слова произносит и один из персонажей - правда, второстепенный - в фильме о полёте российских и американских космонавтов, который назывался «Космическая одиссея-2010». Но это, конечно же, легенда, поскольку без понимания, что, несмотря на идеологические разночтения, по обе стороны Атлантики живут такие же люди, а не существа с крысиными головами, никакой разрядки не было бы. Вот мы и твердили радостно: если принять в наш колхоз простых парней с Оклахомщины, всё будет замечательно. А американцы - что в Рязани живут совершенно нормальные мужчины и женщины, поэтому никакого повода для экзистенциальной ненависти к советской стране нет. Это, дескать, режимы и идеологии сражаются, а не люди.

Журнал «Советский Союз».
© farm6.staticflickr.com
Журнал «Советский Союз».

- Но идеологии всё-таки сражались, разве нет?

- Сражались. Например, у нас первичным был марксизм-ленинизм, у них - якобы свобода и демократия. И это принципиально. А вот борьба за мир, разоруженческая тематика, геополитика, политика в области стран третьего мира и остальное - это структурно как бы второй идеологический эшелон, который и находился под влиянием постулата о схожести. Мы совершенно спокойно читали Джона Стейнбека и других американских авторов, в том числе достаточно современных, а они читали Льва Толстого, Фёдора Достоевского и даже переводили Роберта Рождественского, поэтому считалось, что культурный слой един, что мировая культура общая, просто мы немножко по-разному её интерпретируем.

Но поскольку и мы, и они строим себя на общей культурной платформе, то и магистральный путь развития у всех один - общечеловеческий. На Западе полагали: достаточно дать русским демократию, и всё будет зашибись!

Положим, демократии мы нахлебались, и где теперь это единое культурное пространство?

- Сейчас ситуация несколько другая: теперь мы признаём, что между нами и Евроатлантикой различия существуют. Если мы стараемся сохранить свой культурный код и традиции, то в США практикуется cancel culture - культура отмены, и они много чего успели отменить. Впрочем, ситуация от этого становится только чище - в том смысле, что мы стали лучше понимать, насколько мы культурно разные.

- И что ещё они успели отменить?

- Например, традиционный балет. «Щелкунчика» помните? И всё это с подачи творческой интеллигенции, с подачи академической элиты, которая воспитывает подрастающее поколение, в том числе будущих политиков.

Ведущие театры мира отказываются от балета «Щелкунчик» из-за расовых стереотипов.
© culture.ru
Ведущие театры мира отказываются от балета «Щелкунчик» из-за расовых стереотипов.

- Полагаю, запрет на «Щелкунчика» не для тех, кого готовят управлять страной, а может быть, и всем миром. Эти из профессиональных соображений должны, как завещал у нас великий Ленин, обогатить свою память всеми знаниями, которые выработало человечество. А вот рядовому американскому электорату, по их представлениям, «Щелкунчик», возможно, и ни к чему.

- Вы ошибаетесь, даже в университетах Лиги Плюща, где получают путёвку в жизнь конгрессмены, сенаторы и президенты, всё то же самое. Они вообще стали там настолько леволиберальными, что даже невинный доклад, допустим, о нейтрино нельзя прочитать, не высказавшись о трансгендерах, о расовом неравенстве, про изменение климата и по другим «насущным» вопросам такого же свойства.

- Было время, когда и у нас на каждый чих цитировали пленумы и партийные съезды. К счастью, это прошло. А теперь, выходит, всё повторяется - как обычно в виде фарса, но уже за океаном?

- Мы стали настолько культурно разными, что остался буквально один шаг, чтобы наконец-то признать: мы разные цивилизации, и пытаться изменить друг друга бессмысленно. Да и не надо никого переделывать, лучше оставить в покое. Это было бы неплохо.

Кланово-племенная Америка

- Андрей Козырев, когда служил при Ельцине по дипломатической части, говорил, будто у России нет национальных интересов. Да и какие интересы могли быть у «бензоколонки с ракетами»?.. И тут Россия выкатывает американцам жёсткие требования по безопасности и добивается их признания в письменной форме. Американцы к такому «бесцеремонному» обращению, конечно же, не привыкли…

- Американские средства массовой информации получили заказ и пытаются представить дело так, будто речь идёт исключительно об Украине. Кто бы что бы ни сказал, у них одно слово в ответ - «Украина». Скажешь «бином Ньютона - «Украина», скажешь «42» - всё равно «Украина». Это такая операция прикрытия, такая дымовая завеса.

Но мыслящие люди даже там вполне осознали, что Россия полноценно возвращается в лигу великих держав. С этим придётся считаться и надо думать, как осуществить перебалансировку сил. Пока же в США до конца не решены два ключевых вопроса - о власти и о деньгах.

- Вопрос о власти понятен. А вот вопрос о деньгах в Америке, это про что?

- Сначала о власти. Речь не о том, что республиканцы вполне могут взять реванш на первичных выборах в Конгресс. Есть ещё и кланы, которые противодействуют друг другу. Например, представитель клана Клинтонов, помощник Байдена по нацбезопасности Джейк Салливан, человек очень хитрый, враг расчётливый и хладнокровный, и всё-таки Салливан реалист, он - перебалансировщик. Аспенская группа представлена госсекретарём Энтони Блинкеном. Это такие отмороженные давилы, которые могут давить и больше ничего не знают.

Теперь к деньгам. Как только американский долг перешагнул рубеж в тридцать триллионов долларов, ситуация существенным образом изменилась. Выяснилось, что производство денег уже не даёт такого эффекта, как раньше. Тут много факторов сложилось, в том числе ковид, но и без вируса инфляция всё равно достигла бы таких значений, которые никто и представить не мог.

Помощник Байдена по нацбезопасности Джейк Салливан, человек очень хитрый, враг расчётливый и хладнокровный.
© flickr.com/whitehouse
Помощник Байдена по нацбезопасности Джейк Салливан, человек очень хитрый, враг расчётливый и хладнокровный.

Статистика за январь: 7,5% инфляция в рознице и 20-25% в промышленности. Это не просто много, это ужас для доллара! При этом совершенно ясно, что все ресурсы исчерпаны, и простимулировать дальнейший спрос невозможно. Поэтому придётся делать другое - сокращать число западных государств и других союзников США, которые содержатся на эмиссионный доход.

А следом встаёт вопрос: насколько сокращать и какими будут потери для метрополии.

- Получается, Дональд Трамп был на правильном пути? А в Европе его за деньги невзлюбили - потому что собирался урезать им содержание?

- В администрации Байдена, когда он только пришёл к власти, сложился некий симбиоз: помимо аспинского клана и клинтоновского, там был ещё клан цифровиков (Большая Цифра), представленный главой администрации Роном Кляйном. И они полагали, что достаточно будет сделать всё, как при Бараке Обаме, и вернётся глобализация - всё будет нормально, всё будет решаться. Но в аппаратной борьбе победили реалисты, условно говоря - группа Джейка Салливана, которые отлично понимают, что придётся делать то, что начал Трамп - сбрасывать балласт. А различие у них с Трампом, можно сказать, риторическое.

Для Трампа Соединённые Штаты Америки - это прежде всего национальное государство.
© donaldjtrump.com
Для Трампа Соединённые Штаты Америки - это прежде всего национальное государство.

Если для Трампа Соединённые Штаты Америки - это прежде всего национальное государство, то для группы Салливана, которая, как уже было сказано, представляет реалистический подход в нынешней американской политике, внешней и внутренней, США - это блок демократий или того, что они обозначают демократией.

После образования AUKUS, а это первый закладной камень, стало более-менее ясно, как будет строиться этот так называемый Альянс демократий. Не все европейцы туда попадут, зато совершенно точно войдёт Австралия.

- Подбор по признаку англосаксонской крови? 

- Если как следует порыться в американцах, то в их рядах обнаружится очень много этнических немцев. Так что давайте говорить серьёзно - не в крови дело. Большее значение имеет, например, единство экономических представлений. И в этом смысле Лондон подходит меньше, чем Канберра, поскольку Австралия - это гигантское пространство, куда можно влить стремительно обесценивающийся доллар и разрабатывать полезные ископаемые. Это перспективное пространство для строительства, для размещения людей, в конце концов Австралию можно вооружить до зубов, что как бы тоже мультипликатор роста. А потом Австралия расположена в удобном месте - на торговых путях Китая.

Австралия - это гигантское пространство, куда можно влить стремительно обесценивающийся доллар и разрабатывать полезные ископаемые.
© pixabay.com
Австралия - это гигантское пространство, куда можно влить стремительно обесценивающийся доллар и разрабатывать полезные ископаемые.

Ну а чтобы отойти из Европы на заранее подготовленные позиции, надо будет подвести определённую рамку. Впрочем, у американцев уже отработана техника ухода из мест, где они наводили порядок. Надо уходить быстро и чтобы позади всегда оставался хаос.

- А какого рода хаос американцы могут оставить после себя в Европе - экономический?

- Представьте себе Бельгию, в которой, как известно, расположена штаб-квартира НАТО. Так вот, на 94% экономика Бельгии постиндустриальная, то есть индустрии там всего 6%, и это, что примечательно, пиво, ничего другого не производится. Что означает: граждане Бельгии живут на инвестиционный доход, проще говоря - на те деньги, которые печатает европейский Центробанк, который является дополнительным эмиссионным контуром Федеральной резервной системы США. Чтобы совсем было понятно: евро - это не самостоятельная валюта.

- Хотя какие были надежды, что со временем евро составит конкуренцию доллару…

- Какие ещё надежды! Если убрать эмиссионный зонтик, возможности которого сейчас гораздо меньше, уровень жизни в Бельгии будет такой же, как в Йемене. Для полноты картины приплюсуйте сюда мигрантов, которые примутся грабить оставшееся, и белое население, которое абсолютно отвыкло жить некомфортно и тяжело работать.

Поэтому хаос в Европе, конечно же, будет, в этом я уверен. Хаосом, как стеной, американцы собираются отгородиться от союзников, которых приходится содержать.

Граждане Бельгии живут на инвестиционный доход, проще говоря - на те деньги, которые печатает европейский Центробанк.
© pixabay.com
Граждане Бельгии живут на инвестиционный доход, проще говоря - на те деньги, которые печатает европейский Центробанк.

- Если кланы решают всё, то какой сейчас строй в Америке - родоплеменной или как там - родоклановый? А в Европе какой строй?

- Запад напоминает Средневековье, когда от кланов зависело больше, чем от государства. Позже строй государства становится абсолютистским, а в начальный период большую роль играли корпорации - ремесленные, военные и, конечно же, духовенство. В средневековой Европе было не важно, кто ты - швед, франк, немец, а важно, к какой корпорации и к какому роду ты принадлежишь. Если, например, к третьему колену Габсбургов и при этом служишь - ты человек. Так и сегодня. А того американского общества и той Европы, которую мы знали в девяностые годы прошлого века, уже нет.

Война никому не по карману

Как только мы выложили на стол проект договора о стратегической безопасности, было сказано, что это не меню, из которого можно выбирать по вкусу. Если согласны - принимайте целиком. Западным друзьям наши предложения не понравились. Так о чём с ними разговаривать?

- Моё мнение: никакой договор, во всяком случае в обозримом будущем, подписан не будет. Тем не менее какие-то контакты по деэскалации - не юридически обязывающие договоры, а именно контакты, чтобы чего не вышло, чтобы не случилось войны - необходимы. Хотя бы потому, что войну сейчас никто не потянет - это сказки, будто кризис решается войной, это полная ерунда.

- Подлётное время американских ракет с баз вокруг России короче школьной перемены. Нам же, чтобы ответить, нужны ударные системы наподобие, скажем, «Сармата» или другого такого же вундерваффе - например, подводного левиафана «Посейдон». Это к тому, что мы просто обречены развивать военно-техническую науку и разрабатывать высокие военные технологии, чтобы защитить себя и просто выжить. А что делать?

- Каждая страна в первую очередь развивает те системы вооружений, которые ей необходимы. У американцев было своё чудо-оружие - авианосцы, которые сейчас теряют значение, хотя потратиться на это вундерваффе пришлось очень сильно. Однако Соединённые Штаты шли на любые расходы и упорно строили эти монстры. У нас другие приоритеты.

Авианосец «Гарри Трумэн» с кораблями сопровождения.
© navy.mil
Авианосец «Гарри Трумэн» с кораблями сопровождения.

Например, выяснилось, что США и их союзники безнадёжно отстают от нас в Арктике - буквально с вытаращенными глазами они смотрели на наши ледостойкие самодвижущиеся платформы «Северный полюс», на то, как рос проект «Ямал СПГ». А когда мы закладывали новые ледоколы, они говорили: а зачем вам это? Теперь наши успехи в Арктике считаются чуть ли не чудом.

Пусть так, но это чудо имеет нормальное физическое объяснение.

- Вы как-то отметили, что век классической дипломатии окончился. Стало быть, и классические международные институты типа СБ ООН отживают свой век? Кстати, такой же точки зрения придерживается и советник президента Байдена по нацбезопасности Джейк Салливан. Так что же, отречёмся от старого дипломатического мира? А что взамен?

- Тот же Салливан говорил, что помимо МВФ, Всемирного банка и всего прочего, США должны опираться и на другие формы управления. Так что мысль об окончании века классической дипломатии родилась не в одной голове. А уйдёт нынешняя система в небытие, по всей видимости, вместе с долларом. Сколько можно поддерживать эту «мировую валюту»? Ну десять лет, ну максимум двенадцать. За это время всё должно быть переделано.

Атомный ледокол «Арктика» проекта 22220 уже введён в строй.
© РИА Новости
Атомный ледокол «Арктика» проекта 22220 уже введён в строй.

- Чего же мы за ООН так держимся? Вот и посол России в Вашингтоне Анатолий Антонов жалуется: дескать Госдеп не выдаёт нашим ооновским сотрудникам визы.

- Мы прекрасно понимаем, что нужны другие институты. Но пока новых не придумали, надо использовать площадку ООН, другие традиционные площадки и разговаривать там, пока разговаривается. Это нормально. Другое дело, что не надо возводить ооноцентричный порядок в абсолют и чего-то ждать. В этой связи вспоминается японский солдат, которого нашли на Филиппинах через десять лет после окончания Второй мировой войны. Он думал, что война ещё не закончилась…

- Хорошо, будем считать, что Америка отступает. А кто наступает - Китай? И где в этом процессе место России?

- Нам предстоит создать своё собственное окружение. Мы должны контролировать вокруг себя территорию с населением в 400 - 500 миллионов человек. В экономическом смысле это вполне разумный порядок цифр. Плюс, конечно, освоение различных сред.

Сейчас я говорю не про киберпространство, а про стратегические среды - это Арктика и, конечно же, космос. Но главная задача - освоение своего региона. Что, впрочем, не означает, будто эти территории должны войти в состав Российской Федерации, достаточно, если они будут находиться под нашим протекторатом.

И дело это очень серьёзное. Без идеологии, которая у нас пока что не сформулирована, оно не решается.

- Даже если мы восстановим Советский Союз до последнего квадратного километра, 400 миллионов человек всё равно не набрать, поскольку на момент распада в СССР проживали 293 миллиона. Где возьмём недостающих? И как?

- Особо подчеркну: мы говорим не о порабощении, не о завоевании, мы говорим об экономике - о рынке, о распространении своего влияния. Советский Союз засбоил в тот момент, когда перестал расширять свой рынок - кроме родовых проблем социалистической системы хозяйствования, существовала и такая проблема.

- А что с Западом - снова железный занавес?

- К этому вопросу я отношусь совершенно спокойно. Сыр мы делать научились, так зачем нам Европа мигрантов и трансгендеров?

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама