В других СМИ
Загрузка...
Brexit nonstop: почему проблему вновь спрятали под скатерть
© europarl.europa.eu
Brexit - европейская проблема.

Brexit nonstop: почему проблему вновь спрятали под скатерть

Саммит Евросоюза в Брюсселе завершился одобрением проекта договора о выходе Великобритании из Евросоюза и принятием политической декларации о характере будущих отношений между Туманным Альбионом и ЕС. Но что реально достигнуто?
Реклама
Brexit nonstop: почему проблему вновь спрятали под скатерть
© europarl.europa.eu
Brexit - европейская проблема.

Глава Европейского совета Дональд Туск попытался состроить хорошую мину при плохой игре, заявив, что Великобритания и ЕС «останутся друзьями до конца наших дней». На самом деле ни на Британских островах, ни в континентальной Европе не знают, то ли радоваться, то ли плакать. С одной стороны, переговорный процесс между Еврокомиссией и Лондоном завершен формальным принятием договора о разводе. С другой стороны, всем понятно, что реально он не завершен, а принудительно остановлен - к запланированной дате, чтобы не сорвать весь дальнейший график Brexit`а.

Гибралтар раздора

В договоре нет решения по существу многочисленных проблем будущих отношений между ЕС и Великобританией. За 20 месяцев переговоров, которые велись после британского референдума 2016 года, Брюссель и Лондон практически ни до чего не договорились и все решения по конкретным проблемам перенесли на переходный период, то есть, засунули проблему под скатерть.

Теперь предстоит процесс ратификации договора 27-ю странами ЕС. И, естественно, он должен быть одобрен в британском парламенте. Пока премьер-министр Великобритании Тереза Мэй может облегченно выдохнуть. Самой острой проблемой к моменту саммита была угроза Испании применить право вето, если в договор еще до голосования не внесут положение о необходимости проведения отдельных переговоров между Лондоном и Мадридом о суверенитете над Гибралтаром - британским колониальным анклавом на юге Пиренейского полуострова.

Всем было ясно, что Мадрид использует удобный исторический момент, чтобы вновь заявить о своих 300-летних требованиях вернуть ему клочок суши площадью в 6,5 кв. км. В проекте договора содержалась ссылка на будущие отношения между ЕС и Лондоном после Brexit, которые должны быть определены «с полным уважением к соответствующим законным постановлениям». Испания расценила это как распространение норм будущих отношений между ЕС и Лондоном на все британские территории, включая Гибралтар. Но Испания не признает Гибралтар частью Великобритании и требует восстановления собственного суверенитета над этой территорией.

Буквально в канун саммита Испании положили в рот сладкую пилюлю в виде неких гарантий о проведении переговоров между Мадридом и Лондоном по этому вопросу. Это было похоже на отчаянную попытку ЕС потушить «испанский пожар» во что бы то ни стало. И это - победа Терезы Мэй, поскольку Лондон получил возможность кормить Мадрид «завтраками», как он кормил его уже 300 предыдущих лет. Можно уверенно предположить, что никакого решения по Гибралтару в «испанском варианте» принято не будет. Хотя бы только потому, что это будет стоить кресла не только Терезе Мэй, но и любому британскому премьеру. Мадриду помогли сохранить лицо, после того, как он накалял обстановку и поднимал ставки накануне саммита в попытке продавить свое решение, и уговорили не выносить сор из «дружной семьи» европейских народов.

«Домашние» враги Мэй

Однако «гибралтарский вопрос» - это, пожалуй, единственная реальная победа Мэй над своими противниками в процессе выхода Соединенного Королевства из ЕС. Никуда не делись ее домашние оппоненты - из рядов ее собственной Консервативной партии, которые считают, что премьер-министр в попытке осуществить «мягкий» Brexit сдала Евросоюзу слишком много позиций. Ярые евроскептики из числа консерваторов грозят провалить голосование в парламенте по договору о разводе с ЕС, которое должно состояться 12 декабря, и предрекают вотум недоверия Мэй и, соответственно, ее отставку.

Так что, предстоящее голосование в британском парламенте остается интереснейшей интригой в процессе Brexit`а. При этом, как и в каком ключе новый премьер-министр будет вести дальнейшие переговоры с ЕС с упором на «национальные интересы», тоже не ясно. Особенно, если учесть, что и ЕС не намерен сдавать свои позиции, как он их не сдавал во время переговоров, проходивших до нынешнего саммита.

Представители Еврокомиссии уже заявили во время саммита, что «голосование в британском парламенте будет самым важным за последние десятилетия, и британские депутаты должны понимать, что мы либо движемся вперед все вместе, либо входим в период еще большего разделения и неопределенности». «Если люди (в Великобритании) думают, что возможно обсуждать новый договор, то они должны знать, что это не возможно. Нынешний договор - лучший и единственно возможный», - отметили источники в Еврокомиссии, на которые ссылается европейская печать.

Тянем, потянем...

С момента официального выхода Великобритании из ЕС, который намечен на 29 марта 2019 года, начнутся переговоры «по сути» о том, как в дальнейшем будут сосуществовать она и Евросоюз. Этот процесс должен закончиться вместе с переходным периодом - 31 декабря 2020 года. Поскольку пока стороны не смогли реально ни до чего договориться, то откуда надежды, что они все уладят к концу 2020 года?

Есть один ключевой момент, который не выпячивается, но который имеет важное значение: Лондон выторговал у ЕС возможность в случае необходимости продлить переходный период один раз на некий срок. Пока не ясно, на какой. Главный переговорщик от ЕС Мишель Барнье предлагает в случае необходимости продлить такой период на два года. Ряд стран ЕС настаивает, чтобы это был один год.

О продлении переходного периода речь зашла потому, что у сторон нет реального понимания, как прийти к взаимоприемлемым позициям, прежде всего, по торговому соглашению, которое стороны просто обязаны заключить. Лондон будет стремиться устроить дело так, чтобы по максимуму добиться некоего особого статуса - не члена, но «друга» ЕС. Это позволит британцам вести торговлю с ЕС в максимально комфортных для себя условиях, но при этом быть независимым от распоряжений евробюрократии.

Но многие страны Евросоюза отнюдь не желают, чтобы Великобритания пользовалась льготами со стороны ЕС, но не несла никаких обязательств перед Евросоюзом.

Крайне проблемным является вопрос и о границе между Северной Ирландией и Республикой Ирландия. Практически у всех стран ЕС нет понимания «формулы», записанной в нынешний договор и предусматривающей «недопущение возникновения реальной границы», с таможней и проверками, между двумя Ирландиями. Страны ЕС опасаются, что - по крайней мере, в переходный период - Великобритания через принадлежащую ей Северную Ирландию сможет иметь неограниченный доступ к европейскому рынку.

Из серьезных вопросов выделяется также требование группы стран ЕС, которую возглавляет Франция, о предоставлении европейским рыболовным судам возможности вести рыбный промысел в британских водах, а в этом Соединенное Королевство не идет на уступки.

Это только некоторые из проблем, оказавшиеся в своей совокупности неразрешимыми на переговорах, которые велись после референдума 2016 года. Но они видятся неразрешимыми и на переговорах, которые начнутся в переходный период. В этой связи испанская El País напоминает, что недавно подписанное торговое соглашение между ЕС и Канадой вырабатывалось семь лет. А то торговое соглашение с ЕС, которое надеется подписать Великобритания, по данным источников El País в Еврокомиссии, «намного амбициознее, чем какой-либо другой договор, когда-либо подписанный Евросоюзом».

Так что, стороны будут спорить долго и нудно, и конца этому сегодня не видно. И уж точно процесс развода не завершится 31 декабря 2020 года.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама