В других СМИ
Загрузка...
Кайид руси - наставник и боец
© kremlin.ru
Президент России Владимир Путин 11 декабря 2017 года на авиабазе Хмеймим

Кайид руси - наставник и боец

Чтобы побеждать - нужно научиться воевать. Этому сейчас и обучают российские военные советники сирийских военнослужащих. Эффект очевиден
09 марта 2018, 11:20
Реклама
Кайид руси - наставник и боец
© kremlin.ru
Президент России Владимир Путин 11 декабря 2017 года на авиабазе Хмеймим

"Летчики, моряки, силы специальных операций, разведка, военнослужащие органов управления, снабжения, военной полиции, медицинской службы, саперы, советники в боевых порядках сирийской армии проявили лучшие качества русского, российского солдата", - сказал президент России Владимир Путин 11 декабря 2017 года на авиабазе Хмеймим в Сирийской Арабской Республике. Не случайно глава государства в одном строю с конкретно выполнявшими боевую работу военнослужащими упомянул и тех, кто обучает сирийских солдат искусству войны.

История вопроса

Сегодня российские военные советники наиболее широко представлены именно в Сирии. Это у наших офицеров неплохо получается - на протяжении многих десятилетий.

Группа советских военных специалистов в сирийской армии появилась в 1956 году - по приглашению тогдашнего правительства страны и президента Шукри аль-Куатли.

Не будем лукавить, в борьбе за влияние на Ближнем Востоке наша страна использовала тогда в Сирийской Арабской Республике (САР) не только гуманитарную помощь, но и направляла в регион действующие контингенты советских войск. В итоге ряд стран региона, да и вдобавок Северной Африки, получили независимость и возможность для самоопределения, причем без навязывания коммунистической идеологии. Та же Сирия осталась суверенной республикой и смогла сформировать самостоятельную армию, не без помощи, разумеется, советских военных специалистов. Они там находились на должностях советников вплоть до 1991 года.

Официально считается, что военное присутствие СССР в Сирии существовало до 1974 года. Наши военспецы поучаствовали в боевых действиях на сирийско-израильском фронте в 1967 году ("Шестидневная война"), в 1970-м ("Война на истощение"), 1972-м ("Война в воздухе"), 1973-м ("Война Судного дня"), 1982-м (Ливанская война) и в 1983-м (оккупация и морская блокада Ливана силами НАТО). При этом штат военных советников и специалистов, в том числе, солдат срочной службы, существовал вплоть до 1991 года. На последнем этапе этот контингент уже не принимал участия в боевых действиях. "Зачехлили" ракеты даже советские силы и средства ПВО, которые активно применялись в предшествующие годы.

В межвоенный период советские военные советники выполняли задачи на уровне управленческих структур подразделений сирийской армии вплоть до уровня "полк - бригада", а также во всех учебных военных заведениях.

За период с 1956 по 1991 год в Сирию по линии Министерства обороны было откомандировано более 16 тысяч человек, в том числе 294 генерала и чуть более 11 тысяч офицеров. Солдат-"срочников" и служащих было на порядок меньше - около 2,5 тысяч.

По сути, это был не боевой контингент, а именно аппарат советников, часть из которых при этом принимали непосредственное участие в боевых действиях. В атаки они не ходили, но порой подменяли сирийских коллег при отражении воздушных атак. За весь этот период в Сирии погибли и скончались от ранений и болезней 44 человека – коэффициент потерь для боевых действий минимальный.

Менталитет и чувство долга

- Высший командный состав сирийских вооруженных сил большей частью прошел обучение в советских военных академиях и училищах, - рассказывает бывший военный советник в САР полковник Анатолий Матвейчук. - Работать с ними даже в плане языкового барьера было достаточно просто, плюс навыки военного искусства у них присутствовали. Сирийские военачальники охотно изучали наш опыт ведения боевых действий во время Великой Отечественной войны, прислушивались к "методичкам" боевых действий в Афганистане, но не всегда принимали их во внимание, хотя рельеф местности по территориям был очень схож.

Большой минус в боевой подготовке сирийских военных, по мнению Анатолия Матвейчука, это национальная ментальность.

- В переводе на русский, банальная лень, - говорит он. - И если офицер во время боя мог сказать: "Что-то мне не хочется выполнять сейчас поставленную задачу", то это вызывало у нас, советских офицеров, полное недоумение. Вот это "не хочу" рушило все представление о военной дисциплине, строгой подчиненности, единоначалии.

В таких ситуациях инициативу приходилось брать в руки именно советским военным советникам. Зачастую наши сами садились за приборы управления зенитного комплекса или рассчитывали координаты стрельбы артиллерийской батареи.

- У наших военнослужащих обостренное чувство воинского долга, - считает полковник Матвейчук. - Вот и недавняя гибель в Сирии подполковника Игоря Черемисина, который был командирован для оказания помощи солдатам сирийской армии в освоении нового вооружения, тому подтверждение. Мог, как говорится, отсидеться в окопчике, но во время минометного обстрела боевиков учебного центра вышел на позицию и самостоятельно открыл огонь из артиллерийского оружия на поражение. Не воевать он ехал, но ценой своей жизни офицер спас жизни многих сирийских курсантов.

Победная психология

Военное присутствие России в Сирии не ограничивается лишь действиями авиации Воздушно-космических сил, Сил специальных операций и корабельной группировки в Средиземном море, плюс налетами неотразимых крылатых "Калибров". Есть еще и не слишком публичная, кропотливая работа военных советников, опытных профессионалов, которые помогают сирийским военным обрести новые боевые возможности. Авиация и крылатые ракеты, бесспорно, убедительный аргумент в решении военного конфликта, но пока нога солдата не зависнет над окопом противника, результат боя не очевиден. И именно российские военные советники смогли остановить в сирийских войсках массовое дезертирство, повернуть ход сражений, сопровождавшихся прежде постоянными неудачами и поражениями, в победоносное наступление.

Сегодня российские военспецы прикомандированы ко многим подразделениям сирийской армии. Наши офицеры обучают артиллеристов, танкистов, саперов, спецназовцев. Разобраться с картами в генштабе - тоже помогают.

- Здесь есть еще и психологический мотив, – говорит военный эксперт Владислав Шурыгин. – Вспомним ситуацию трехлетней давности, когда расклад военных сил был явно не в пользу войск Башара Асада. Правительственную армию теснили по всем фронтам, и казалось, что ни сегодня-завтра Дамаск капитулирует перед джихадистами и отрядами оппозиции. Но тут появились русские - в небе, на море и на земле. И не просто ударили и удалились, как обычно действует армия США, а оказали реальную военную помощь. Без применения, заметим, крупных воинских контингентов, танков и артиллерии. Сделали все красиво, но самое главное - помогли расправить крылья сирийской армии, которая, вкусив вкус победы, пошла в решительное наступление. Во многом благодаря российским военным советникам, которые знаменитую "Науку побеждать" нашего легендарного Александра Суворова учили не по художественной литературе, а на реальном опыте боевых действий. И сирийцы, уже готовые было поднять руки и сложить оружие, уверенно перешли к наступательным действиям. Для них даже банальное присутствие российских офицеров, пусть и немногочисленных, стало мощным стимулом для достижения побед. Ну, а наши плохого не посоветуют. Они еще помнят как деды Берлин брали...

*Кайид руси (араб.) - русский командир

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама