В других СМИ
Загрузка...
Генеральный конструктор ОАО «Камов», доктор технических наук, академик РАН, Герой Российской Федерации, Лауреат Ленинской премии Сергей Михеев

Главный оруженосец Камова

Жизнь и вертолеты генерального конструктора Сергея Михеева
Реклама
Главный оруженосец Камова
© wikimedia.com
Генеральный конструктор ОАО «Камов», доктор технических наук, академик РАН, Герой Российской Федерации, Лауреат Ленинской премии Сергей Михеев

В Послании Федеральному Собранию 1 марта 2018 года Президент России Владимир Путин отметил огромный вклад тружеников промышленности в укрепление обороноспособности страны, назвав их настоящими героями нашего времени. «Тихо, скромно, без всякого самолюбования, с полной отдачей сил и на протяжении многих лет работали тысячи, именно тысячи наших специалистов, замечательных ученых, конструкторов, инженеров, увлеченных своим делом талантливых рабочих. Все они, так же как и наши военнослужащие, которые демонстрировали в боевых условиях лучшие качества российского воинства, все они и есть настоящие герои нашего времени».

Один из них - генеральный конструктор ОАО «Камов», доктор технических наук, академик РАН, Герой Российской Федерации, Лауреат Ленинской премии Сергей Михеев.

«Хочу строить самолеты»

Кухонные разговоры почему-то чаще всего получаются самыми задушевными. Недавно вечером, сидя на кухне, Сергей Викторович оторвал взгляд от чашки с чаем и внимательно посмотрел на жену: «Рая, а почему ты выбрала именно меня?»

За 56 лет совместной жизни они уже настолько хорошо изучили друг друга и знали, о чем сейчас думает каждый, что вопрос не нуждался в уточнении. Словно продолжая давно начатый разговор, Раиса Александровна раздумчиво произнесла: «Понимаешь, какая штука, я обратила внимание, что ты инициативно всегда за что-то берешься и делаешь, и у тебя все получается, как тогда на целине - помнишь?»

Конечно, он все помнит: и целину, и ночь под звездным небом Алтайского края и многое другое. Он помнит себя с шести лет, когда с родителями жил в Хабаровске. Был праздник, на котором он впервые увидел вблизи настоящий самолет. Шестилетнего Сережу поставили на крыло, и он буквально прилип к кабине пилота, рассматривая загадочные приборы. А дома сказал маме: «Хочу стать летчиком».

Евдокия Петровна всегда серьезно относилась к мечтам сына о будущей профессии - до этого он говорил ей, что хочет стать сапожником, чуть позже -кинорежиссером. Каждый раз Евдокия Петровна направляла фантазии сына в нужное, по ее мнению, русло. Вот и тогда сказала, что ему лучше не летать, а строить самолеты. А на следующий день в доме собрались гости, и взрослые задали малышу сакраментальный вопрос: «Кем ты хочешь стать, мальчик?» И Сережа ответил: «Строить самолеты!» - «Ну, тогда тебе прямая дорога в Московский авиационный институт».

Целых 11 лет он жил с мыслью о поступлении в МАИ, а когда, наконец, приехал в столицу и пришел в приемную комиссию института, оказалось, что не хватает одной справки с места работы отца - третьего секретаря райкома партии.

Выпускник 10-го класса отправился за ней не куда-нибудь, а в приемную ЦК КПСС. В 10 утра он зашел в тесную комнатушку, где строгая тетенька поинтересовалась у него, по какому вопросу он обращается в столь высокую партийную инстанцию. А выяснив, что ему не хватает справки о месте работы отца, позвонила в институт…

Когда Михеев вновь оказался у дверей приемной комиссии, его уже там ждали и приняли как родного. Так что можно было утверждать, что в институт он поступил по звонку из ЦК КПСС. Но это не вся правда, вступительные экзамены Сергей Михеев сдал абсолютно без блата и - поступил!

Лекции в институте по конструкции вертолета читал легендарный Иван Павлович Братухин, по аэродинамике - Леонид Сергеевич Вильдгрубе, по экспериментальной аэродинамике - начальник 5-й вертолетной лаборатории ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт имени профессора Н.Е. Жуковского) замечательный экспериментатор Апполинарий Константинович Мартынов. Практические работы вели прекрасные знатоки своего дела Валерий Никитич Далин, Федор Семенович Курочкин, Владимир Иванович Шайдаков. Примечательно, что Сергей Викторович помнит всех, кто его учил, помогал, кому он, без преувеличения, обязан своей профессией.

В ту пору Владимир Шайдаков сам только недавно окончил факультет самолетостроения по специализации «вертолетостроение». Работал на кафедре «Конструкции и проектирования вертолетов» в качестве лекционного ассистента академика Бориса Николаевича Юрьева, ученика Николая Егоровича Жуковского и изобретателя автомата перекоса (1911 г.), сделавшего возможным постройку вертолета.

Дела этих талантливых ученых и педагогов продолжают их ученики - значит, память о них живёт в работе многочисленных коллективов и, конечно, в проектах новых вертолетов.

Подъемная сила таланта

Сергей Михеев никогда не искал легких путей, работу - престижней, а тему дипломной работы - «проходимее». При распределении он выбрал ОКБ «Камов», потому что там полным ходом шли испытания скоростного винтокрыла Ка-22. Если подходить с житейской точки зрения - поступил нерационально, поменяв комнату в столице на темную комнатенку в частном доме в подмосковной Ухтомке. Но в главном деле всей своей жизни, несомненно, выиграл.

Великий конструктор Николай Ильич Камов сам решил судьбу выпускника: «Пойдешь работать в отдел перспективного проектирования». Это был царский подарок судьбы. С высоты огромного конструкторского опыта Михеев это видит особенно ясно. Здесь рождались фантастические идеи, воплощались в чертежах самые смелые замыслы и велись самые жаркие споры.

Молодому сотруднику повезло вдвойне - он стал «оруженосцем» Камова, носил за ним огромные тубусы с чертежами и схемами на все заседания коллегии Министерства авиационной промышленности (МАП). Таким образом, он был в курсе не только всего, что делалось в ОКБ, но и во всей отрасли. Это был огромный пласт жизни отрасли, да что там отрасли - страны. И самым большим счастьем было почувствовать свою причастность к ней.

В мае 1966 года Камов поставил перед отделом задачу подготовить макет двухместных саней для выставки товаров народного потребления на ВДНХ СССР. Несколько дней напряженной работы - и проект готов. Макет аэросаней «Ветерок» получил медаль ВДНХ СССР.

3 января 1967 года первый заместитель главного конструктора Игорь Александрович Эрлих собрал у себя группу конструкторов: «Поручено два военных вертолета Ка-25 переделать в гражданский вертолет-кран Ка-25ДК и отправить в мае на авиасалон в Ле-Бурже. Кто с этим справится?» - спросил Игорь Александрович.

Ведущий конструктор Юрий Лазаренко ответил: «С этим справится Михеев». «Очень хорошо», - сказал Эрлих.

Работали в две смены. Сергей Викторович приходил на завод с первой, а уходил после окончания - со второй. Рабочий стол поставил прямо в цехе, там же подписывал чертежи и принимал решения. Во второй половине мая вертолеты улетели во Францию. Это был производственный успех и первая самостоятельная работа, после которой последовал приказ о назначении Михеева ведущим конструктором ОКБ. По выражению Сергея Викторовича, это было «попадание в десятку».

Однажды Раиса Александровна задала мужу вопрос: «Сергей, кем ты хочешь стать?» - И совсем как в детстве, Сергей Викторович ответил, не задумываясь: «Главным конструктором».

Назначение главным конструктором завода готовилось долго и скрупулезно в МАП, Минобороны, ЦК КПСС. Заведующий отделом оборонной промышленности ЦК КПСС Иван Дмитриевич Сербин вызывал к себе Михеева на беседы четыре раза.

Однажды на рабочем столе Михеева зазвонил телефон. Звук у этого звонка был не совсем обычный, какой-то особенно громкий и настойчивый, как если бы звонок шел с междугородного коммутатора. Михеев снял трубку. На другом конце линии абонент, не представляясь, решительно произнес: «Есть мнение тебя назначить не главным конструктором, а ответственным руководителем предприятия - Приорова. Что скажешь по этому поводу?»

Михеев ответил не раздумывая: «Если доверяете, доверяйте все!»

Раздались длинные гудки, видимо, человек на другом конце провода положил трубку. Только после того, как схлынуло внезапное напряжение, Сергей Викторович понял, что разговаривал с Сербиным, и именно такой ответ от него ждал завотделом ЦК.

В 1974 году Сергей Михеев стал главным конструктором Ухтомского вертолетного завода, а в 1987-м - генеральным конструктором Вертолетного научно-технического комплекса имени Н.И. Камова (ВНТК имени Н.И. Камова).

Завтра начинается сегодня

Вся жизнь Сергея Михеева - сплошная изнуряющая гонка: выполнить очередное и обязательно срочное государственное задание, уложиться в план, сдать заказ к назначенному сроку. А что потом? Сергей Викторович стремился опередить время новыми идеями и проектами вертолетов. Так было всегда, по крайней мере, на протяжении последних 30 лет. Особенно трудными стали годы перестройки и периода безвременья, когда появились новые формы собственности и новые экономические отношения. В этих условиях всех заботила главная проблема - как сохранить уникальное предприятие, специалистов, трудовой коллектив. Тем более, что на тот момент ВНТК остался без госзаказа.

На международной конференции в США к Михееву подошел молодой человек, представился: Ken Norie из компании VIH Logging Ltd. Сейчас Кен Нори - президент и главный исполнительный директор Авиационной группы VIH (Vancouver Island Helicopters), кстати, Михеев дружит с ним до сих пор. А тогда, на конференции, Нори представлял компанию своего отца. Его заинтересовали возможности использования вертолета Kа-32 для трелёвки леса (транспортировки поваленных деревьев, хлыстов, сортиментов на погрузочную площадку). Один такой опытный вертолет - его называли «Бабушкой» - стоял на аэродроме в Ухтомке. Договорились, что машина, пилоты и технический персонал будут работать в Канаде на лесозаготовке.

«Нанимаем Ил-76, перевозим вертолет и людей, и они в Канаде начинают возить лес. Через три месяца - смена экипажа. В течение одного сезона наработали 960 летных часов, я и людей, и завод обеспечил твердой валютой, – вспоминает Михеев. - Это была чистейшей воды моя инициатива. Потом я им продал этот вертолет».

За время сотрудничества Министерство торговли Канады помогало сертифицировать вертолет по американским нормам летной годности FAR (Federal Aviation Regular), которые признают в качестве национальных 80% государств мира. И дело пошло. «Я им еще три вертолета продал. Сейчас они наработали 50 тысяч часов», - рассказал генконструктор «Камова».

Факт получения сертификата стал важным шагом к освоению мирового рынка. Машина стала конкурентоспособной. Сегодня вертолеты Ка-32 успешно эксплуатируются во многих странах мира. В общем, времена изменились, и можно смело заглядывать в в будущее на 10-20 лет вперед. У генерального конструктора Михеева объемная папка с новыми проектами и глобальными программами - например, создания системы транспортной доступности для массового потребителя. Для чего нужны скоростные вертолеты гражданского назначения, чтобы полет из одного города в другой стал чем-то вроде поездки на метро.

Но в первую очередь скоростные вертолеты нужны на поле боя, убежден Сергей Михеев. Все вертолетостроение, по его мнению, будет развиваться в сторону увеличения скоростей. Не случайно американцы говорят и пишут, что после 2020 года вертолеты будут летать со скоростью не менее 500 км/час. Скорость становится тактическим приемом - можно навязать бой, а можно стремительно выйти из боя...

Каким же будет скоростной вертолет будущего? Конечно, двухместным. «Я сделал систему катапультирования на двухместном вертолете, я, вообще, сторонник того, чтобы у всех членов экипажа были равные возможности катапультироваться - это чисто человеческое отношение», - говорил Сергей Михеев на международной летной конференции, когда пообещал пилотам сделать надежную катапульту на скоростном вертолете. История жизни этого выдающегося конструктора, ученого и просто замечательного человека подсказывает: у него все получится.

Звание Героя Российской Федерации Сергею Михееву присвоено «за мужество и героизм при создании новой военной техники».

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама