В других СМИ
Загрузка...

Тереза Мэй продолжает «химичить»

Боевые отравляющие вещества испортили отношения России и Британии еще в начале прошлого века
26 марта 2018, 12:00
Реклама
Тереза Мэй продолжает «химичить»
© flickr.com

Вряд ли Маргарет Тэтчер позволила бы себе столь примитивную инсценировку, как «отравление» в Солсбери британского агента Сергея Скрипаля. Во-первых, масштаб личности совершенно другой - в отличие от нынешнего премьера Терезы Мэй, «железная леди» не только сама хозяйничала на своей политической кухне, но и на сомнительные провокации не разменивалась. Во-вторых, по первой специальности баронесса Тэтчер была химиком, поэтому, надо полагать, знала, что на раз-два-три анализ неизвестного химического вещества - ядовитого или совсем безвредного - не делается. Тем более невозможно за пару часов по запаху или на глазок определить, где это ОВ было произведено.

Но Тереза Мэй и глава британского МИДа эпатажный Борис Джонсон, хотя никакие они не нобелевские лауреаты по химии, с невероятной задачей справились практически моментально. Нынешняя хозяйка на «Даунинг-стрит, 10» - географ, Джонсон - потомственный журналист. Но для сочинения геополитических провокаций именно такое соединение душ, скорее всего, самое подходящее.

Понятно, что главной целью лондонского плана была президентская кампания в России, бесспорным фаворитом которой являлся Владимир Путин. А дату информационной атаки соучастники выбирали по ленинской формуле - это когда вчера было еще рано, а завтра будет поздно. То есть ядовитое облако должно было накрыть предателя Скрипаля в такой день, чтобы у Кремля до дня голосования не осталось времени на оправдания.

Однако Лондон подвело колонизаторское чванство. Это Лоуренс Аравийский в начале прошлого века в любом количестве вешал лапшу на уши доверчивым арабам, и все сходило за чистую монету. А тут едва Тереза Мэй успела обвинить Россию в химической атаке на Соединенное Королевство и разразиться нелепейшим ультиматумом, как посыпались неудобные вопросы, на которые организаторы провокации, похоже, не очень рассчитывали.

Например, откуда у России могло взяться боевое отравляющее вещество, если еще в прошлом году Москва полностью уничтожила все запасы ОВ, что и подтвердила Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО)? А вот Америка, которая самоассоциирует себя с сияющим градом на холме, якобы из-за финансовых проблем так и не утилизировала свои ядохимикаты.

Британия, кстати, тоже. Как заявил во время брифинга на Смоленской площади начальник войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ) Минобороны РФ Игорь Кириллов, вместо того, чтобы уничтожать химоружие, Лондон активно вкладывается в новые разработки отравляющих веществ, которые ведутся в научном парке Портон-Даун. Кстати, это подозрительное хозяйство расположено всего в паре километров от того места, где пострадали Скрипаль и его дочь.

Или еще одна любопытная деталь. Когда в допинг-пробе керлингиста Александра Крушельницкого ни с того ни с сего вдруг обнаружили лошадиную долю мельдония, особых проблем не было, потому что этот препарат и так считается самым русским. А вот ОВ, которое было использовано в Солсбери, напротив, надо было срочно русифицировать, и тогда британские пропагандисты придумали ему название «Новичок». Странный, конечно, выбор, зато как нельзя лучше вписывается в западное представление о русской сущности (спасибо «Любэ» за разъяснение!) - «водка, бабы, гармонь и лосось». Теперь вот еще и газ «Новичок»...

К тому же автор этого самого «Новичка» Виль Мирзаянов на заре 1990-х сбежал на Запад и даже опубликовал формулу ОВ в открытой печати - вари отраву не хочу. Кстати, в Портон-Дауне, по всем признакам, именно этим и занимаются.

Но если по уму, то травить агента Ее Величества экс-грушника Скрипаля надо было, конечно же, где-нибудь подальше - чтобы не возникали подозрительные географические ассоциации. Да и вообще, наши западные партнеры в последнее время работают настолько примитивно, что в пору усомниться в их когнитивных качествах: рассчитывали, что химическая провокация отвернет избирателей от Владимира Путина, а вышло наоборот - давно уже не было такой явки на выборах и такого единства. Но самое главное, что теперь Лондону придется, как выражаются в определенных кругах, отвечать за базар.

Это географу Терезе Мэй уже в день происшествия со Скрипалем было ясно, что здесь якобы не обошлось без «руки Москвы». А вот химики не спешат с выводами. Выясняется, что профильная ОЗХО может дать заключение о происхождении «Новичка» только недели через три. Но еще сильнее разочаровал британского премьера родной Скотланд-Ярд, который для выяснения подробностей запросил целых два месяца.

Не приходится сомневаться: если там есть в чем разбираться, то разберутся. Тем более что в теории и практики применения боевых отравляющих веществ Соединенное Королевство уступает разве что США, которые вылили на головы вьетнамцев более 72 миллионов литров различной отравы. Зато британцы были первыми.

Еще в 1854 году известный английский химик и фабрикант Чарльз Макинтош (это в его честь назван непромокаемый плащ) предлагал травить защитников Севастополя продуктами горения - то есть дымом и угарным газом. Но поскольку экспедиционное командование решило, что справится с городом и без химии, британский кабинет министров не пошел на применение ОВ под Севастополем.

А потом были Гражданская война в России и широкомасштабная интервенция, причем первыми химические боеприпасы применили именно англичане, высадившиеся в 1918 году в Мурманске и Архангельске. В ход пошло все - и артиллерия, и авиация. Причем на каждый ствол приходилось от 100 до 700 химических снарядов.

Надо сказать, что не все офицеры Его Величества были в восторге от химической войны. А вот сэр Уинстон Черчилль, наоборот, критиковал правительство, которое, по его мнению, проявляло излишнюю щепетильность: «Почему это непристойно для британского артиллериста выстрелить снарядом, от которого, собственно, туземцы чихают, - шутил он в лучших традициях английского черного юмора. - Это действительно слишком глупо...»

И стреляли. Практически целый год русский Север подвергался химическим обстрелам и бомбардировкам. Полностью вытравили несколько деревень. А когда пришлось уносить ноги, всю свою неиспользованную «химию» британцы ничтоже сумняшеся сбросили в Белое море - она и по сей день лежит на 70-метровой глубине.

Так что боевые отравляющие вещества у британцев, можно сказать, в крови. Если они в прежние времена травили почем зря целые народы, то что им стоило в политических целях прыснуть чем-нибудь в лицо уже использованному перебежчику?

Какую роль во всей этой шитой белыми нитками провокации сыграла лично премьер-министр Тереза Мэй, мы, принимая во внимание традиции британского секретного делопроизводства, узнаем в лучшем случае лет через пятьдесят. Но, судя по нарочито примитивному стилю, уже понятно, что до своего кумира Маргарет Тэтчер госпоже Мэй очень далеко. По крайней мере «железной леди» ее вряд ли назовут. А вот «химической» - это пожалуйста! Тем более что у слова «химичить» в русском языке есть и другой смысл - жульничать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама