В других СМИ
Загрузка...
Пара уходит в полет.

Ангелы кавказского неба

Любовь к Родине, мужество, честь и долг офицера-летчика, а еще верность другу «Грачу» помогли Ивану Нечаеву дотянуть на «тяжелораненом» самолете до базы
06 августа 2018, 10:45
Реклама
Ангелы кавказского неба
© mil.ru
Пара уходит в полет.

Наверное, есть какая-то закономерность в том, что многие из поколения офицеров, выбравших военную судьбу в 90-е годы, стали продолжателями профессии своих отцов. Преданность армии в нелегкую эпоху перемен они сохраняли, пожалуй, на генетическом уровне.  Вот и отец Героя России подполковника Ивана Нечаева - Владимир Викторович - многие годы прослужил офицером ВВС.  Еще мальцом впитав всей душой жизнь авиационных гарнизонов, Иван поступил в Казанское суворовское училище, считая это прямой дорогой в военную авиацию.

Казалось, мечты сбываются, когда Иван в 1997-м году стал курсантом  Качинского  высшего военно-авиационного училища летчиков. Но уже через год прославленная школа военных авиаторов была расформирована.  Нечаева перевели в Армавирское летное, затем он продолжил учебу в Борисоглебском авиаучилище. А лейтенантские звездочки довелось получать уже в Краснодарском авиационном училище.

Первый полет на учебном Л-39 курсанту Нечаеву запомнился неописуемым восторгом:

- Это было ощущение необыкновенной легкости и какого-то единения с бесконечным пространством, - делится он былыми ощущениями.

Служить лейтенанту Ивану Нечаеву выпало на Северном Кавказе, где в те годы шла настоящая война. Молодому летчику тоже довелось летать на штурмовки горных баз незаконных бандформирований, поддерживать с воздуха действия наземных войск.

- Первые же боевые вылеты помогли понять, что здесь не должно быть спонтанных действий, а надо сохранять самообладание и расчет, - анализирует свой опыт той поры пилот Иван Нечаев. - Боевая обстановка требует готовности к любым нестандартным ситуациям и умения из них выйти.

И эту готовность заместитель эскадрильи по воспитательной работе капитан Иван Нечаев в полной мере продемонстрировал в небе Южной Осетии.

Утром 8 августа 2008-го штурмовики 368-й авиационного полка поднялись в воздух с военного аэродрома в Буденновске.

- Цхинвал горел, - вспоминает Нечаев. - Грузинские танки словно состязались, кто больше выпустит снарядов по городским кварталам. Шли мы на малых высотах, поэтому все было видно как на ладони.

В самом начале той операции их полк понес немалые потери. Был подбит самолет подполковника Олега Теребунского, который после катапультирования двое суток выбирался из огненного кольца. Погиб майор Владимир Едаменко. Грузинский ПЗРК достал своей ракетой самолет командира - полковника Сергея Кобылаша, которого из зоны боевых действий удалось эвакуировать вертолетом.

11 августа заместитель комэска по воспитательной работе капитан Иван Нечаев вылетел ведущим в паре с майором Алексеем Гертером. Получив от авианаводчика координаты цели, ударили по колонне грузинских агрессоров. На повторном заходе Нечаев заметил поднимающуюся от земли белесую дымную дорожку. Сразу же заложил штурвальной ручкой крутой вираж - начав противоракетный маневр «бочку». Но буквально через пару секунд машину капитана словно подбросило сильным ударом.

- Уклониться от ракеты не хватило времени. В самом начале маневра понял, что подбит, - восстанавливает в памяти те мгновения Иван Нечаев. - Мигнул пожарный сигнализатор и тут же погас. Очевидно, огонь сбило мощным потоком воздуха. Оба двигателя работали, хотя их тяга резко упала.

Капитан Нечаев развернул штурмовик курсом на базу,  попросил ведомого посмотреть, какие повреждения у самолета. Алексей Гертер сообщил по радио:

- Все плохо, Ваня, можем не дотянуть...

Действительно, впереди был Кавказский хребет. «Земля» предлагала сесть на запасной аэродром или на крайний случай - катапультироваться. В густой облачности на какое-то время потерялся ведомый. Тянул только один двигатель, поэтому штурмовик все время норовил уйти с курса. Но Нечаев принял для себя жесткую установку - во что бы то ни стало привести машину на свой аэродром.

Чего это ему стоило, говорить не любит. Одно несомненно - живучести «сушке» прибавила и железная воля пилота, и его летное мастерство, и необычайная конструкция самолета. И все это вместе сотворило чудо - «тяжелораненый» «Грач», как называют штурмовик Су-25 в войсках, дотянул до своего аэродрома. На посадку Иван пропустил вперед ведомого, четко осознавая, что при приземлении поврежденного самолета, может случиться все что угодно. Ведь по всем последующим теоретическим раскладам специалистов из ОКБ Сухого, действительно произошло чудо: двигатели и фюзеляж оказались настолько серьезно повреждены, что машина должна была развалиться еще на подлете к Кавказскому хребту. Сейчас Герой России Иван Нечаев с долей юмора говорит, что ему помогли специальные авиационные ангелы, сопроводившие в этом нелегком полете через Кавказский хребет.

- Настоящий летчик всегда роднится со своей машиной душой, - поясняет Иван Нечаев. - Вот и я тогда подумал, что мы с моим «Грачем» вместе взлетали, вместе и вернуться должны на аэродром. Зазорно раненого друга в беде бросать.

И подполковник Нечаев твердо уверен, что в подобной обстановке любой из его боевых товарищей все исполнил бы точно так же.

После окончания Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина подполковник Иван Нечаев продолжает пилотскую службу, командует авиационным полком в Южном военном округе, передавая молодым летчикам свои боевые навыки и опыт стойкости перед трудными испытаниями.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама