В других СМИ
Загрузка...
Новый вектор Америки стар: почему США берут курс на силовое решение проблем мировой экономики
© flickr.com
Заветам Рузвельта верны.

Новый вектор Америки стар: почему США берут курс на силовое решение проблем мировой экономики

События в Каракасе вскрыли глобальную стратегию Вашингтона. Изначально считалось, что основой этой стратегии является финансовое господство США в рамках Бреттон-Вудской системы, и, как следствие, возможность диктовать правила игры всему миру. Кто владеет инвестициями, тот владеет будущим
Реклама
Новый вектор Америки стар: почему США берут курс на силовое решение проблем мировой экономики
© flickr.com
Заветам Рузвельта верны.

Венесуэла показала, что параллельно с финансовой идет энергетическая игра. Ирак, Ливия и Сирия намекали, Венесуэла не оставила сомнений. Соединение финансового и энергетического фактора в стратегии США возвращает нас к истокам нынешней экономической модели мира - к Великой депрессии.

Бреттон-Вудская система и социокультурные границы

«Новый курс» по выходу из Великой депрессии Рузвельт строил на двух базовых принципах: госконтроль над движением банковского капитала и жесткое регулирование энергорынка. Первый принцип тогда касался только внутренних правил, второй - общемировых.

Оба этих принципа позже лягут в основу Бреттон-Вудской системы, сделают глобальный рынок заложником доллара. Сегодня любая попытка ослабить доминирование США в энергетике или финансах ведет к дестабилизации всей мировой экономики.

Единая финансовая пирамида требует единого центра принятия решений, единого карательного аппарата, единой правоохранительной и пенитенциарной системы. Это аксиома, ее надо просто зафиксировать. Изменение экономических правил сопряжено с неизбежным обвалом мировой экономики и общего уровня жизни. Этого не надо бояться, это надо понимать (закладывать в сценарий).

Эта же аксиома лежит в основе сегодняшнего кризиса: финансовая система носит единый (мировой) характер, а политические стратегии и военные цели разнятся. Пока Китай и Россия следовали в кильватере США, мировая экономика исправно росла. Как только Пекин и Москва решили идти своим путем, возникли проблемы. Англосаксонский кредитный механизм уперся в социокультурные границы, а инструмента согласования культурологических разногласий Бреттон-Вудская система не предусматривает.

Здесь важно понимать, что перераспределение влияния в пользу «новых центров силы» неизбежно влечет за собой перераспределение эффектов роста мировой экономики (глобальная прибыль). Не экономика, как нас пытались убедить, определяет лидерство политической системы, а ровно наоборот.

Что это значит? Это значит, что выбора у США нет. Миру прописана та самая пилюля (жесткий контроль над финансами и энергетикой), которую Рузвельт выписывал в свое время для экономики США…

Финансовый прокол

Нестыковка финансовой и политической картины мира поставила США перед выбором: согласиться с требованиями Китая и России или подорвать свои предыдущие обещания, зафиксированные в долларах.

Сегодня можно уверенно говорить, что кризис 2008 года и продолжающаяся до сих пор рецессия носят не циклический, а рукотворный характер.

Сложившуюся на момент кризиса модель глобального рынка (международная система разделения труда) США создавали политическими методами (собственноручно), и они же ее разбалансировали.

В этом смысле масштабная эмиссия, которую ФРС США запустила в 2008 году, была не ответом на кризис, а упреждающим ударом по устремлениям Китая и России. Согласно оценкам Счетной Палаты США, забалансовая эмиссия достигла 14 трлн долларов. Для сравнения, в конце прошлого века вся мировая наличность была в два раза меньше.

«Новые деньги» использовали для обратного выкупа активов у проникших в акционерный капитал ТНК (святая святых Запада) нуворишей (арабы, русские, китайцы, индийцы). В реальную экономику они не пошли. Санкции и торговые войны ограничили зону инвестиций радиусом действия американской палубной авиации.

Мотор мировой экономики заглох. Сегодняшний рост фондового рынка не отражает, а симулирует деловую активность. Только 2 доллара из каждых 100, пересекающих границы и океаны, привязаны к реальным торговым операциям.

Кооперация мировой экономики на базе финансовой глобализации провалилась. Единый регулирующий стандарт на основе правовой системы США сначала обрел имперский (силовой) характер, потом - на Украине и в Сирии - уперся в равный военный потенциал и рухнул под ударами русских «Калибров». Проблема «лишних» денег при этом никуда не делась, а только усугубилась.

Напечатанные бумажки висят на банковских балансах, порождая феномен отрицательных ставок по депозитам (отрицательное сальдо будущего), съедая пенсионные накопления и валютные сбережения всего мира. Чтобы они начали работать, надо либо изменить финансовые (то есть, политические) правила, либо проломить Россию и Китай.

А для начала надо «проломить» энергетические рынки и наполнить долларовую пирамиду нефтяными запасами всего мира.

Нефть всему голова

В свое время именно нефть легла в основу глобального рынка. На торговле нефтью отрабатывались правила. Нефть стала первым товарным обеспечением кредита. В нефтяной компании впервые была отработана технология «золотой акции».

Как отмечал создатель «Стандарт Ойл» Джон Рокфеллер, нефть - это единственный товар, который производится в одном месте (тогда - штат Пенсильвания), а продается по всему миру. Справедливости ради, надо сказать, что был еще Баку в пределах Российской империи, где тогда заправляли Ротшильды.

Борьба двух центров нефтедобычи за господство над глобальной торговлей на долгое время определила все политические коллизии, кризисы и войны планеты. Начиная с русско-турецкой, освободившей порт Батуми и устье Дуная для поставок русской нефти в Европу. Включая русско-японскую, поставившую крест на прямых (минуя Суэц) поставках русского керосина в Азию по Транссибу. Продолжаясь Первой мировой, разделившей новую ресурсную базу на Ближнем Востоке, и заканчивая Второй мировой войной, ставшей отчаянной попыткой прорыва немецкой военной машины к бакинским приискам.

Сегодня Ирак, Ливия, Сирия и Венесуэла - лишь продолжение большой игры. Дело в том, что нефть не является продуктом труда, ее стоимость образовалась без всякого участия человека, а процесс ценообразования является процессом перераспределения природной ренты по всей цепочке стоимостей, где основная часть оседает в виде налогов в бюджетах нефтепотребляющих стран.

Долгие годы основным распорядителем природной ренты был Международный нефтяной картель (МНК), который состоял из семи компаний, пять из них были американскими, одна британской, а еще одна англо-голландской. МНК обеспечивал 85% поставок нефти на мировой рынок. Так продолжалось вплоть до нефтяного кризиса 1971-73 годов.

Считается, что причиной кризиса стала арабо-израильская война Судного дня и последующее эмбарго. Но настоящей причиной является отказ США от золотого стандарта доллара, перевернувший всю мировую торговлю.

Накопленные арабскими шейхами долларовые запасы, как эквивалент золота, в один момент превратились в «зеленые бумажки». Не согласиться с этой аферой, означало потерять все сбережения.

В итоге страны-нефтеэкспортеры Ближнего Востока в обмен на повышение цен и увеличение роялти согласились с новой системой, обеспечив доллар «черным золотом». Всего один пример. После нефтяного эмбарго и шестикратного роста цен на нефть Европа и Япония потерпели чудовищные убытки, а американская Exxon (вся добыча Саудовской Аравии) показала рост прибыли на 60%.

Итогом кризиса стало создание элитного клуба стран-нефтеэкспортеров (G7) и роспуск МНК. Ренту стали распределять не через картельное ценообразование, а через биржу, где торговали фьючерсами («бумажная нефть»). Товарную биржу Нью-Йорка объединили с фондовой, рычаги управления мировой экономики перешли от нефтяников к крупным фондовым спекулянтам (инвестиционные банки).

Когда кредитно-денежная пирамида начинает шататься, одного финансового контроля над ключевым ресурсом (углеводороды остаются топливом мировой экономики) становится не достаточно. Практически одновременно с началом войны в Ираке (около 10% мировых запасов нефти) США устами госсекретаря Кондолизы Райс провозгласили новую внешнеполитическую доктрину, провозгласив отказ от мировой стабильности в пользу демократизации.

Результаты у всех на виду. На первый взгляд кажется, что в возникшем хаосе на Ближнем Востоке, в Ливии и Венесуэле (почти 18 % мировых запасов нефти) никакой конкретной выгоды для США нет. Но это только на первый взгляд…

В долгах как в шелках

Недавно Дональд Трамп заявил, что за два президентских срока он «выплатит» весь (21 трлн долларов) внешний долг США. Классическая экономика говорит, что это возможно только в том случае, если доходы США катастрофически (исходя из размеров долга и сроков) превысят заимствования. Достичь таких темпов роста производительности труда невозможно.

Казалось бы, можно наплевать на заявление Трампа и растереть его? Однако история энергетического рынка говорит нам обратное. Как уже отмечалось, в 1973 году долларовую пирамиду удалось наполнить активами через биржевую торговлю нефтью. Позже, в 1986 году, обвал нефтяных цен привел к росту долговой нагрузки и краху СССР, а массовая приватизация советского наследства в начале 1990-х как пылесос всосала в себя лишнюю ликвидность (долг США), превратив его в инвестиции.

Когда Трамп говорит о выплате американского долга, речь идет не о погашении кредитов. Речь о том, чтобы сохранить доллар в качестве главной расчетной единицы мира. Необходимо быстро наполнить долларовую массу реальными активами. Для США принципиально сохранить «волшебный механизм» мировых инвестиций, когда они берут на себя обязательства (эмитируют деньги), а платит по ним весь мир.

Кредитно-денежная система - это не кубышка с золотом и валютой, а сложная институциональная конструкция, венчает которую механизм принуждения к исполнению правил. Конечным гарантом являются авианесущие группировки и силы ядерного сдерживания. Но без реальных активов деньги не работают.

Проще всего и быстрее всего можно наполнить колоссальный объем обязательств, эмитированных ФРС США в последнее время, поставив на свой баланс запасы углеводородов. Стоимость от Бога, а затраты только военные.
Главное, что следует здесь понимать: сегодня судьбу глобальной экономики определяет не мировая биржа, а мировой ТВД - театр военных действий.

Впрочем, как и всегда. Ничего нового… 

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама