В других СМИ
Загрузка...
Биньямин Нетаньяху. «Бульдозер» по обстоятельствам
© twitter.com/netanyahu
Премьер-министр Биньямин Нетаньяху голосует на праймериз партии «Ликуд» 5 февраля 2019 года.

Биньямин Нетаньяху. «Бульдозер» по обстоятельствам

Насколько изменится политика Израиля, если рекордсмен по беспрерывному стажу премьер-министр страны проиграет в апреле досрочные выборы
16 февраля 2019, 06:21
Реклама
Биньямин Нетаньяху. «Бульдозер» по обстоятельствам
© twitter.com/netanyahu
Премьер-министр Биньямин Нетаньяху голосует на праймериз партии «Ликуд» 5 февраля 2019 года.

Самый, самый, самый...

Речь идет о Биньямине Нетаньяху - первом израильском премьере, родившемся через год после того, как Израиль обрел независимость, рекордсмене по беспрерывному стажу пребывания на посту премьер-министра. А если он одержит верх на назначенных на 9 апреля этого года досрочных выборах в кнессет (парламент), то уже в июле сможет обойти Давида Бен-Гуриона и по общей продолжительности премьерства. И такой шанс существует.

А еще Нетаньяху много раз занимал различные министерские посты, в том числе три раза назначался шефом минфина, работал 31-м по счету министром связи, 8-м министром по делам Иерусалима и диаспоры, 8-м министром по делам религии. Наконец, был и до сих пор остается лидером партии «Ликуд».

При этом против Биньямина Нетаньяху неоднократно возбуждались уголовные дела, в основном связанные с обвинениями в коррупции, причем по трем из них было решено предъявить Нетаньяху обвинения до выборов.

Именно это обстоятельство может прервать, испортить или даже поставить жирную точку на блестящей карьере человека, более чем успешно пребывающего в политической обойме страны аж с 1988 года, когда его впервые избрали в кнессет от правой партии «Ликуд»

Этапы большого пути

Биньямин, или Биби, как его часто называют, родился 21 октября 1949 года в Тель-Авиве в семье Бен-Циона Нетаньяху, известного израильского историка. Детство Биньямин провел в Иерусалиме. В 1960 году вместе с семьей переехал в США, а после окончания средней школы вернулся в Израиль. В 1968 году Биби призвали в армию. Служил он не где-нибудь, а в элитном разведывательно-диверсионном отряде, участвовал во многих спецоперациях израильских коммандос во время «войны на истощение», которая представляла собой боевые действия меньшей интенсивности, заполнившие промежуток времени между полномасштабными войнами 1967-го и 1973 годов.

В декабре 1968 года Биньямину довелось участвовать в налете на Бейрутский международный аэропорт, в результате которого были взорваны 14 пассажирских самолетов арабских авиакомпаний. А 9 мая 1972 года, уже незадолго до «дембеля», капитан Нетаньяху получил ранение в ходе операции по освобождению бельгийского «Боинга-707», захваченного палестинскими террористами.

В следующем, 1973 году Биби поступил в Массачусетский технологический институт. Однако учебу прервала война «Судного дня». Биньямин  при желании наверняка мог бы «откосить», но надо отдать ему должное: молодой человек срочно прилетел в Израиль, будучи убежден, что в час смертельной опасности он должен быть со своим народом. Нетаньяху видел в этом свой долг еврея и израильтянина и вовсе не рассчитывал на какие-то бонусы, которые ему потом все-таки зачтутся при выстраивании политической карьеры.

Духовный наследник Жаботинского

На формирование мировоззрения Нетаньяху, политика и убежденного сиониста, огромное влияние оказал его отец - один из тех уважаемых в стране людей, на которых сегодня опирается современная израильская жизнь. Бен-Цион Нетаньяху, проживший долгую 102-летнюю жизнь, в свое время работал секретарем Владимира (Зеева) Жаботинского - основателя и идеолога правого сионизма, или, как его еще называют в Израиле, ревизионизма. В отличие от левых сионистов, вроде Хаима Вейцмана и прочих «арабофилов», считавших необходимым, используя дипломатические методы, по возможности «по-хорошему» договариваться с палестинцами, Жаботинский выступал за опору на еврейские военизированные структуры и жесткое силовое давление на местное арабское население.

Не случайно Бен-Гурион называл Жаботинского «Владимир Гитлер». Кстати, Муссолини тоже считал Жаботинского «еврейским фашистом» и даже рассчитывал на его помощь в распространении нацистских идей.

Понятно, что секретарь Бен-Цион Нетаньяху не мог не разделять взгляды своего шефа, так же как не мог потом не ознакомить с ними трех своих сыновей. Очевидно, самым восприимчивым оказался именно Биньямин Нетаньяху, который со временем стал фактически наследником и продолжателем дела Жаботинского.

Об этом можно судить хотя бы по такому отрывку из интервью Бен-Циона Нетаньяху, которое он дал зимой 2009 года информационному сайту NRG: «Палестинского народа нет. Искусственно создать страну для несуществующего народа невозможно. Речь идет о жителях определенной территории, которые создали вокруг себя имидж народа для оправдания своего присутствия и стремления к войне. <...> Их цель - наше уничтожение. Они этого даже не скрывают. Процент желающих существовать вместе с нами очень мал… с ними тоже надо говорить с позиции силы, на языке, который они понимают».

Заслуги «Биби»

В 1988 году Биньямина впервые избрали в кнессет от партии «Ликуд». К тому времени у него за плечами уже были две ученые степени по архитектуре и деловому администрированию, работа в им же созданном институте «Ионатан», который изучал проблемы терроризма, и обязанности израильского посла в США. В 1992 году Нетаньяху снова был избран в израильский парламент, а через год стал лидером «Ликуда». В 1996 году Биньямин Нетаньяху, обойдя своего главного противника Шимона Переса всего на 0,6% голосов, впервые занял кресло премьер-министра и сразу начал же сворачивать линию Шимона Переса - Ицхака Рабина на мирное урегулирование палестино-израильского конфликта по формуле «территории в обмен на мир».

Вместо этого новый премьер избрал жесткий курс, хотя именно в середине 1990-х годов евреи и арабы были наиболее близки к достижению компромисса почти по всем вопросам, которые их разделяли, в том числе по такому чувствительному, как судьба Иерусалима. В ответ - радикализация настроений в палестинской среде, теракты и напряженность, которая подвигла израильтян на дальнейшее закручивание гаек.

Поначалу Нетаньяху все же действовал осторожно, опасаясь разозлить американцев, да и многие европейские страны. Поэтому на словах он призывал к миру, а на деле провоцировал арабов, например, поощряя строительство еврейских поселений на оккупированных территориях, объясняя это нежеланием палестинцев «признавать право Израиля на существование». Бывший израильский политик Узи Барам так отзывался о первых шагах правительства Нетаньяху: «Было ясно, что правительство провоцирует палестинцев,.. и это ставило всех нас под удар».

Позиция Нетаньяху сводилась к отказу от создания суверенного палестинского государства, приема возвращавшихся палестинских беженцев и возврата им земель на Западном берегу реки Иордан, за исключением 30-35%. Одновременно правительство Нетаньяху настаивало на продолжении строительства еврейских поселений на оккупированных территориях и требовало для Иерусалима статуса единой и неделимой столицы Израиля.

Такое развитие событий привело к расколу израильского общества. Правые и религиозные партии выступали против расширения Палестинской автономии, а более либеральные политики настаивали на выполнении принятых ранее на себя обязательств или на признании неспособности правительства добиться выхода из создавшегося переговорного тупика.

Тогдашний президент Израиля Эзер Вейцман даже заявил в 1998 году, что Нетаньяху отбросил своей политикой ближневосточное урегулирование назад и тем самым поставил под угрозу безопасность еврейского государства.

Предан Израилю до исступления

В течение трех последующих президентских сроков Нетаньяху только ужесточал свой курс. Подавление палестинцев, особенно в секторе Газа, принимало крайне жестокий и даже бесчеловечный характер, особенно после прихода к власти в США Дональда Трампа, одного из самых произраильски настроенных американских президентов. При этом Нетаньяху сумел использовать потенциал недовольства тех израильтян, которые предпочитали решать проблемы с арабами с позиции силы, а не путем соглашений и компромиссов. Более того, он сознательно «раскрутил» эти настроения, придав им больше энергии, которую впоследствии использовал, чтобы через некоторое время вернуться в кресло премьера и цепко удерживать его на протяжении трех сроков подряд. Причем делал это с напором, будучи уверен в своей правоте, не доверяя ничьим гарантиям или подписям. Еще в 1997 году Евгений Примаков, занимавший в ту пору должность министра иностранных дел России, охарактеризовал Нетаньяху как «яростного защитника интересов Израиля».

И действительно, Нетаньяху отстаивает интересы Израиля до исступления: так, что порой теряет чувство реальности, превращая свои аргументы в фарс.

Например, когда Нетаньяху с плакатом в руках, на котором была изображена атомная бомба в разрезе, взятая чуть ли не из школьного учебника, пытался доказать, что Иран втихую продолжает создавать ядерное оружие.

Или же когда в Москву прилетела делегация израильских военных, чтобы своей численностью доказать непричастность Тель-Авива к гибели российского Ил-20 в небе над Сирией.

Многие в Израиле считают, что Нетаньяху в политике действует как бульдозер, прокладывающий путь по бездорожью. И это нравится далеко не всем израильским политикам и военным. Есть и такие, которые считают ошибочной критику ядерной сделки с Ираном, а также политику аннексии территорий на Западном берегу реки Иордан, что, по их мнению, может привести к концу сионистского государства, экономическому краху и международной изоляции.

Дело дошло до того, что в США отправилась группа бывших высокопоставленных военных и политиков, чтобы рассказать американским евреям об «ошибках Нетаньяху». В их числе полковник Шауль Ариэли, известный как топ-переговорщик с палестинцами, генерал Ави Мизрахи и бывший советник Шимона Переса Нимрод Новик.

Вместе с тем нельзя не отметить, что усилиями Нетаньяху Израилю удалось совершить своего рода экономический скачок, а также улучшить и даже нормализовать отношения с рядом арабских государств. Это говорит о том, что Биньямин Нетаньяху может быть не только Бульдозером, как его называют, но и весьма тонким политиком. По обстоятельствам...

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама