В других СМИ
Загрузка...
Горная Швейцария.

Нейтральные швейцарские «гномы» сдавали нацистам пленных советских солдат

Участь советских военнопленных в Швейцарии вряд ли когда-то широко освещалась нашими СМИ и обсуждалась общественностью. Для Второй Мировой судьба попавших в неволю солдат - это, пожалуй, одна из самых страшных и болезненных тем окончившегося 74 года назад планетарного вооружённого конфликта.
Реклама
Нейтральные швейцарские «гномы» сдавали нацистам пленных советских солдат
© Flickr.com
Горная Швейцария.

Месяц май любого года нашей жизни символически, едва ли не на подсознательном генетическом уровне связан с чествованием воинов-победителей - наших отцов, дедов и прадедов, их жён, сестёр и матерей, которые подарили нам мирное небо над головой и само право на существование.

К сожалению, существует в военной истории такая закрытая страница, которая, как минимум, вызывает ожесточённые споры с далеко неоднозначными выводами. Речь идёт о содержании советских воинов в концлагерях Западной Европы - в данном случае, Швейцарии.

Некоторые зарубежные, по большей части, немецкие специалисты настаивают на том, что Третий Рейх не обязан был-де обеспечивать солдат вражеской армии, оказавшихся на территории противника, «по меркам трёхзвездочных отелей». Нам объясняют, что, мол, шла война, немецкий народ не обладал значительными ресурсами, а советское руководство не желало вести переговоры через организацию Международного Красного Креста и заботиться о бойцах, томившихся в плену.

Канарис  возмутился ужасами, постигшими попавших в  нацистский плен

Только один представитель немецкого верховного командования, а именно начальник управления разведки и контрразведки адмирал Вильгельм Канарис, возмутился тогда теми нечеловеческими мытарствами, которые пришлись на долю наших несчастных соотечественников в местах заключения на чужбине. В сентябре 1941 года он направил докладную на имя начальника штаба Верховного главнокомандования вооружёнными силами Германии фельдмаршала Вильгельма Кейтеля. В сухих строках служебной записки сквозит возмущение теми «правилами», которым следовали гитлеровцы при обращении с военнослужащими РККА. По словам В. Канариса, подобные зверства ведут «к произвольным беззакониям и убийствам».

Однако высший чин Третьего Рейха наложил на записку подчинённого следующую резолюцию: «Размышления соответствуют солдатским понятиям о рыцарской войне! Здесь речь идёт об уничтожении мировоззрения. Поэтому я одобряю эти мероприятия и поддерживаю их». Эти исторические документы были подробно проанализированы российским историком и публицистом Александром Самсоновым еще в 2012 году.

Французское Сопротивление принимало советских солдат

Неудивительно, что, несмотря на страшную опасность, многие солдаты решались на побег из заключения, даже находясь порой за тысячи километров от дома. Массовые побеги наблюдались на стройке так называемого Атлантического вала, который немцы создали на территории оккупированной ими Франции для того, чтобы воспрепятствовать высадке союзников в Нормандии. Во многом, эти фортификационные сооружения возведены руками именно наших пленных. К чести французского Сопротивления, оно сумело оповестить местное население о советских солдатах; очень многие из них влились в ряды макизаров (французский вариант партизан) и доблестно сражались до самого освобождения страны от захватчиков.

В своё время мне удалось побеседовать с одним из последних живых свидетелей той эпохи во Франции, бойцом Сопротивления Жаном Фейгельсоном. Он сражался с фашистами в районе французского горного массива Юра.

Одним из самых ярких воспоминаний той эпохи, которое французский девяностолетний ветеран пронёс через всю жизнь, касалось его советских товарищей по оружию: «После того, как мы получили подготовку горного спецназа, нас направили в Альпы, на границу с Италией, где мы патрулировали горы в районе Мон-Сени (Mont-Cenis). Там была одна страшная гора, получившая название «Холодная вершина», где температура ночью могла упасть до минус тридцати. Правда, днём там было, как правило, теплее. Мы должны были перехватывать немецкие патрули, в задачу которых входило прочёсывание местности и уничтожение партизан. Именно там я и познакомился с русскими солдатами и стал их другом. К сожалению, все четверо русских были убиты в ходе тех боевых действий.

- Но ведь в том районе не могло быть частей РККА? Откуда же они взялись?

- Эти русские сбежали из немецких концлагерей. Они сделали вид, что согласны работать в качестве вспомогательной рабсилы при немецких частях и, как только представился случай, сбежали, чтобы влиться в ряды Сопротивления. Наш командир принял их в часть, а потом, по окончании войны, хотел отправить обратно в Россию. Мы выдали им французское обмундирование. Я был тогда удивлён, обнаружив во французских Альпах русских военнослужащих. В своё время я даже написал об этом статью, опубликованную в Вестнике французской армии.

Почему советские солдаты боялись швейцарцев

Любопытно, что русские солдаты, о которых рассказал Жан Фейгельсон, были обнаружены местными повстанцами в горах на границе с Швейцарией. То есть, исходя из элементарной географии, они могли бежать только из немецких лагерей, находившихся за территорией Швейцарии. Чтобы оказаться во Франции, военнопленным пришлось дважды пересечь наглухо закрытую и тщательно охраняемую границу - сначала между Германией и Швейцарией, а далее между Швейцарией и Францией, которая тогда тоже была частью Третьего рейха.

Почему же тогда они не остались на территории нейтрального государства, которое могло их интернировать до конца войны?

Вообще о политике, которой придерживалась Швейцария в своих отношениях с гитлеровской Германией, в том числе и по вопросу содержания и выдачи бежавших военнопленных, известно относительно немного.

Удивительно, но Швейцария была единственной страной, относительно которой организация Советского Красного Креста заключила соглашение об оплате содержания своих военнослужащих. В то же время Берн активно сотрудничал с Берлином, поставляя, в частности, гитлеровской армии малокалиберную зенитную и авиационную автоматическую 20-мм пушку «Эрликон» (фирма Oerlikon-Bührle) и некоторые другие виды вооружения.

Об этом достаточно подробно рассказано независимой швейцарской прессой - например, Томасом Майссеном (Thomas Maissen) на страницах национальной NZZ.

Неудивительно, что страна, которая придерживалась коллаборационистского курса с нацистами (его идеологом был швейцарский посол тех лет в Берлине Ханс Фрёлихер), активно выдавала Третьему Рейху спасавшихся от ужасов нацистского плена советских солдат. К сожалению, при пересечении границы многие из них погибали под огнём бдительных швейцарских пограничников, которые беззаветно охраняли покой государства, взявшего курс на «нейтралитет и экономическую интеграцию без политического присоединения» к миру свастики.

Так, на территории муниципалитета Базель существует могила четырёх советских солдат, убитых зимой в 1942 года при переходе германо-швейцарской границы. Их нашли и похоронили местные жители. Примечательно, что после войны, в уже освободившейся от нацизма Европе, швейцарские власти превратили место упокоения солдат в скромный мемориал, а в 2004 году даже поставили на него новую стеллу.

В этой связи нет ничего удивительного, что русские однополчане французского солдата Жана Фейгельсона предпочли пойти на безумный риск двойного пересечения границы, но не сдаться швейцарским властям, которые могли их выдать обратно на расправу в концлагерь.

Несмотря на такое своеобразное отношение к вопросу нейтралитета и общечеловеческим ценностям, швейцарское правительство всё же было вынуждено начать интернирование советских военнопленных после подписания соглашения с Советским Красным Крестом. Сотни беглецов получили цивилизованные условия содержания в 75 лагерях, открытых для них в горной Конфедерации. Правда, в 1944 году советское правительство направило в Берн ноту протеста по поводу жестокого обращения властей с советскими военнопленными. Всего на момент окончания войны в стране находилось 7.462 гражданина СССР. В 1946 году подавляющее большинство из них было вывезены через Марсель и отправлено обратно на родину.

Как советские граждане работали на Швейцарию

Примечательно, что, несмотря на средства, перечисляемые на их содержание СССР, швейцарцы решили рационально распорядиться попавшей к ним дармовой рабочей силой. Так, размещённые в лагере Андельфинген советские граждане - около 100 человек - были задействованы на прокладке труднодоступных горных дорог. Они получали за свой труд 20 франков в день и имели право свободно перемещаться после окончания рабочего дня за пределами места содержания. Единственный случай неповиновения в связи с празднованием 23 февраля (люди попросили предоставить им один выходной день) был решительно подавлен местными властями, а лагерь расформирован. Подробно судьба этих солдат отражена в книге Михаила Шишкина «Русская Швейцария».

Кроме того, именно русские военнопленные добывали уголь, необходимый для отопления в годы войны всего кантона Цюрих (фабрика и шахта Ридхоф).

«Никто не забыт! Ничто не забыто!»

В заключение хотелось бы отметить, что речь идёт не о том, чтобы обвинить в чём-то потомков швейцарских коллаборационистов, сумевших спастись от гитлеровского нашествия пусть и такой весьма неоднозначной ценой. В скором времени в нашей стране появится православный храм, на стенах которого должны быть выбиты все имена наших соотечественников, погибших в страшные годы того военного лихолетья. Хотелось бы, чтобы память о павших вдали от Родины, тоже была увековечена благодарными потомками, даже если их последнее пристанище находится за тысячи километров от границ нашей Родины.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама