В других СМИ
Загрузка...
Виктор Есин: «Если бы мы вовремя отреагировали на намерение Трампа выйти из ДРСМД, договор мы, может быть, всё равно  не сохранили, но выиграли бы информационную войну»
© luxembourgforum.org
Экс-начальник Главного штаба - первый заместитель Главкома РВСН, генерал-полковник в отставке Виктор Есин.

Виктор Есин: «Если бы мы вовремя отреагировали на намерение Трампа выйти из ДРСМД, договор мы, может быть, всё равно не сохранили, но выиграли бы информационную войну»

На конференции Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы в Риме ведущий научный сотрудник Института США и Канады РАН, экс-начальник Главного штаба - первый заместитель Главкома РВСН (1994-1996гг.) генерал-полковник в отставке Виктор Есин рассказал еженедельнику «Звезда» о том, почему в сохранении Договора СНВ-3 заинтересованы и мы, и американцы, а предложение Трампа расширить рамки СНВ-3 - инициатива не первой свежести, о системах «Кинжал» и «Посейдон», не подлежащих учёту, о генсеке НАТО Столтенберге, которому Вашингтон не давал никаких полномочий рассуждать о ракетах средней дальности в Европе, а также о сражениях информационной войны, которые мы не всегда выигрываем
Реклама
Виктор Есин: «Если бы мы вовремя отреагировали на намерение Трампа выйти из ДРСМД, договор мы, может быть, всё равно  не сохранили, но выиграли бы информационную войну»
© luxembourgforum.org
Экс-начальник Главного штаба - первый заместитель Главкома РВСН, генерал-полковник в отставке Виктор Есин.

 «Возможность заключения нового соглашения о СНВ я исключаю»

- Виктор Иванович, то, что Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), как мне представляется, приказал долго жить, становится очевидным. А как отказ от ДРСМД повлияет на Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (Договор СНВ-3), срок действия которого истекает в 2021 году? Есть ли шанс на его продление или нужно заключать новое соглашение?

- После того, как Соединённые Штаты 1 февраля этого года сделали соответствующее заявление, а в ответ прозвучало аналогичное с нашей стороны и было сказано, что никаких инициатив по Договору о РСМД мы больше проявлять не будем, стало ясно, что 2 августа он канет в Лету. Другой вопрос, как будет развиваться ситуация с развёртыванием ракет, которые подпадают под действие этого договора. Определённой ясности нет. Но сохраняется возможность, что развёртывание таких ракет в Европе всё-таки не будет осуществлено. Это в определенном смысле минимизирует ущерб от разрушения Договора о РСМД. Если же такое развёртывание произойдёт в Азиатско-Тихоокеанском регионе, то это, конечно же, приведёт к обострению международной ситуации, но не так существенно, если бы это случилось в Европе. Это первое.

Второе. Конечно, слом ДРСМД сильно осложняет возможность продления Договора СНВ-3, как его у нас называют. Почему? Потому что распад Договора о РСМД произошёл на фоне утраты доверия между Россией и США в отношении соблюдения ими положений и процедур этого договора. И возникает закономерный вопрос: стоит ли продлевать Договор СНВ-3, если та и другая стороны склонны к нарушениям ранее достигнутых договоренностей? Но в то же время возможность продления Договора СНВ-3 всё-таки сохраняется, потому что у каждой из сторон существуют стимулы для его продления.

Для России - это стремление ограничить возможности Соединённых Штатов по наращиванию своего стратегического ядерного потенциала, о чём в прошлом году было заявлено Пентагоном в «Обзоре ядерной политики США», и тем самым не ввязаться в гонку ядерных вооружений с ними. У Соединённых Штатов также есть свой стимул. В чём он заключается? Об этом говорят военные США. Они заинтересованы в сохранении контроля над российскими стратегическими ядерными вооружениями, поскольку Россия именно с 2021 года начнёт серийное производство и развертывание таких перспективных стратегических наступательных вооружений, как МБР «Авангард» и «Сармат», усовершенствованных ПЛАРБ типа «Борей-А» и глубоко модернизированных стратегических бомбардировщиков Ту-160М2 с обновлённым ядерным вооружением.

Эти стратегические ядерные вооружения подпадают под сферу охвата Договора СНВ-3 и, следовательно, при его сохранении подлежат контролю на местах американскими инспекционными группами. Как считают в Пентагоне, это позволит получить им чрезвычайно важное представление о том, что делает Россия в области стратегических ядерных вооружений. К тому же в США в период до 2026 года не планируется развёртывание новых стратегических ядерных вооружений, что делает для американских военных ещё более привлекательным сохранение Договора СНВ-3.

Да, в США к этому времени будет подходить к концу процесс создания нового морского носителя - ПЛАРБ типа «Колумбия», который заменит ПЛАРБ типа «Огайо», но срок принятия на вооружение головной лодки - 2027 год, то есть за пределами возможного периода, на который может быть продлён Договор СНВ-3. И если принять во внимание эти стимулы, то сохраняется надежда, что Договор СНВ-3 может быть продлён на пять лет.

Возможность заключения нового соглашения я исключаю. Настолько испорчены российско-американские отношения, что надежды тут нет никакой. Крайне негативно сказываются санкции, которые американцы собираются ещё больше нарастить. На фоне непрекращающейся в США русофобии отношения между главами государств будут ухудшаться… Какие тут могут быть переговоры? Даже если бы президент Трамп этого захотел, американский конгресс не позволит ему какие-либо шаги в этом направлении сделать.

Поэтому у президентов Трампа и Путина остаётся единственная возможность сохранить контроль над стратегическими ядерными вооружениями - это продлить срок действия Договора СНВ-3, воспользовавшись положениями статьи 14 этого договора. Она не требует для этого одобрения законодательных органов. Достаточно будет правительствам США и России обменяться соответствующими дипломатическими нотами.

«Джон Болтон, помощник президента США по нацбезопасности, вообще противник любых переговоров»

- Есть какие-то признаки того, что это можно  сделать - продлить Договор СНВ-3? Например, Дональд Трамп потребовал от Пентагона направить несколько миллиардов долларов на строительство стены на границе с Мексикой, выделив на эти цели деньги, отпущенные на программу модернизации МБР «Минитмен». В то же время первый заместитель госсекретаря Андреа Томпсон говорила о том, что в новое соглашение между США и Россией нужно включить не только МБР «Авангард» и «Сармат», но и также «Посейдон» с «Буревестником» и даже «Кинжал». Хотя этот комплекс не только не имеет никакого отношения к Договору СНВ-3, но и вообще не относится к стратегическим вооружениям.

- Профессионализм многих из тех людей в Соединённых Штатах, которые на государственном уровне занимаются проблемами контроля над вооружениями, у меня вызывает, мягко говоря, удивление.

МБР «Сармат» и «Авангард», согласно положениям Договора СНВ-3, подпадают под его сферу охвата, «Кинжал» - по определению не подпадает, как и «Посейдон» с «Буревестником». Да, американцы сейчас заинтересованы, чтобы все системы, о которых говорил президент России Владимир Путин, подпадали под действие Договора об ограничении и сокращении ядерных вооружений, но тогда надо расширять рамки договора. Включать туда и американские вооружения, которые будут созданы.

А исходить из того, что раз у России появились новые виды вооружений, давайте мы только их ограничим - бессмыслица. Это невозможно сделать, надо заключать новое соглашение. В то же время американцы не стремятся к тому, чтобы начать с Россией новые переговоры по ограничению и сокращению вооружений.

Джон Болтон, помощник президента США по нацбезопасности, вообще противник любых переговоров. Это ведь он уговорил американского президента Джорджа Буша-младшего выйти из Договора по ПРО, а в 2011 году он выступил с большой статьей и речью, утверждая, что американцам не выгоден ДРСМД, и из него надо выходить.

И таких политиков, как Болтон, в США - немало. Это с их подачи президент Трамп, въехав в Белый дом, заявил, что Договор СНВ-3 - «плохая сделка». Убедить в этом американского президента было довольно легко, поскольку американцы вынуждены были сокращать свои стратегические наступательные вооружения, а мы имели возможность их наращивать. Потому что нам нужно было дотянуться до того лимита, который был прописан в этом договоре - 700 развёрнутых носителей и 1.550 боезарядов на них.

Мы и сегодня ещё не достигли этого потолка.

Но это чисто арифметический и крайне упрощённый подход. Главное в Договоре СНВ-3 - он обеспечивает стратегическую стабильность между Россией и США. Вот в чём суть этого соглашения, а цифры по носителям и боезарядам - показатель, на каком их уровне можно обеспечить эту стабильность. Не превышай эти уровни - и обеспечишь стратегическую стабильность. В этом весь смысл. Договор СНВ-3 не позволяет сторонам действовать вне рамок установленных им правил, а не то, кто наращивает, а кто - нет. Определили рубежи, и двигайтесь к ним. Не достигаешь потолка, я считаю, это не страшно. Необходимо иметь то количество носителей и боезарядов, которое позволяет тебе осуществлять надёжное ядерное сдерживание. И этого вполне достаточно.

Нам нет смысла стремиться к паритету с США, нам нужно иметь с ними стратегический баланс. Пусть у них чуть больше, у нас чуть - меньше, но это позволяет нам осуществлять надёжное ядерное сдерживание. И это - главное.

«Когда Трамп говорит о Китае, это только попытка обелить свою политику»

- То, что Трамп как повод для выхода из ДРСМД и недовольства Договором СНВ-3 пытается использовать  Китай, - это реальный показатель несостоятельности наших двусторонних соглашений или только зацепка, чтобы их разрушить?

Если говорить об истории вопроса, касающегося формирования не двустороннего, а многостороннего формата контроля над ядерными вооружениями, то Москва задолго до «инициативы» Трампа продекларировала свою приверженность последнему, считая, что его участниками должны стать все ядерные государства. Именно по инициативе России в преамбулу Договора СНВ-3 был включён соответствующий посыл о расширении поэтапного процесса сокращения и ограничения ядерных вооружений, включая придание ему многостороннего характера.

Но это перспектива отдалённого будущего, поскольку ещё не созрели необходимые военно-политические условия, поэтому первоочередной и неотложной задачей является сохранение Договора СНВ-3, а потом уже можно обсуждать, что делать дальше.

И когда Трамп говорит о Китае, это только попытка обелить свою политику. Когда Болтон прилетал в ноябре прошлого года в Москву, он не только о России говорил, но и о Китае, КНДР, Иране, имеющих наземные ракеты средней и меньшей дальности. Другие страны - Индию и Пакистан - он почему-то вывел за скобки.

- Как, впрочем, и Израиль.

-Да, я просто говорю, «другие страны». Болтон же откровенно прикрылся Китаем, причём очень ловко, чтобы разрушить контроль над ядерными вооружениями, к тому же обвинив Россию в надуманных нарушениях.

- Но если вернуться к наземным ракетам средней и меньшей дальности, американцы говорят, что не будут их размещать в Европе. Но ведь это неправда. Откуда они могут угрожать нам такими ракетами? Только из Европы.

- Это не Болтон сказал, это говорил Столтенберг, генсек НАТО. Болтон ничего подобного не говорил. Позиция Болтона простая: мы никакого решения не приняли, то есть решения в администрации президента США, где и как развертывать ракеты, нет.

А вот Столтенберг, успокаивая европейскую общественность, утверждает, будто никто и не собирается размещать ракеты в Европе. Но кто его будет спрашивать? На самом деле американцы говорят, что если будут разворачивать ракеты в Европе, то с обычным оснащением. Но это тоже уловка.

Никогда системы такого класса не создавались для одного типа боевого оснащения. Всегда есть и обычная боеголовка, и ядерная. Такие системы всегда - двойного предназначения. Это мировая практика.

Конечно, глупо было бы создавать носитель одного и того же класса сугубо для ядерного боеприпаса, а другой такой же - только для обычного боеприпаса. В Советском Союзе была ракета «Точка» с ядерным и обычным оснащением. Ракета «Ока» - тоже с ядерным и обычным оснащением. И американцы поступали так же со своими наземными ракетами средней и меньшей дальности.

- И «Искандер» так же?

- Да. Это рационально, и это всегда так делалось, поэтому утверждать, что всё ограничится обычными системами, - абсурдная попытка обмануть. Даже если представить, что американцы действительно сделают систему для применения обычных боеприпасов, то переделать её под ядерные - задача нескольких месяцев.

«Мы должны более активно заявлять свою позицию»

- На Люксембургском форуме много говорилось о роли общественности в предотвращении гонки ядерных вооружений, о контроле и недопустимости ядерной катастрофы. Что могут сделать эксперты и учёные, чтобы помешать неблагоприятному развитию событий?

- Я скажу так. Когда существовал Советский Союз, удавалось поднимать мировую общественность на борьбу с ядерной опасностью. Сейчас такого движения, по моему ощущению, практически нет. Во многом я это объясняю тем, что стоит кому-то, положим, в тех же Соединённых Штатах, выступить с подобными речами, его тут же заклеймят - «это рука Москвы».

Замечаю, что и у нас, когда делишься сомнениями, высказываешь свою точку зрения, это не всегда адекватно воспринимают. Например, многие российские эксперты, к которым принадлежу и я, полагают, что мы опоздали с проведением брифинга, где наглядно, по крайней мере для неангажированных специалистов, продемонстрировали, в чём отличия крылатой ракеты 9М728 от крылатой ракеты 9М729, которыми вооружён ракетный комплекс «Искандер», и что ракета 9М729 не способна обладать дальностью пуска более 480 километров.

А ведь надо было сделать не в январе этого года, а ещё в конце 2017 года, когда американцы назвали индекс этой российской ракеты, которую они считают нарушителем ДРСМД. Тогда ситуация не была бы столь критичной, и вопрос о выходе США из Договора о РСМД не зашёл бы так глубоко. Нежелание Москвы конструктивно действовать в 2017 году привело к тому, что мы имеем сегодня.

Если у партнёра возникли подозрения - прояви инициативу, пойди навстречу...

- Может, американцы просто искали повод, чтобы выйти из ДРСМД?

- Не исключаю. Инициаторы разрушения ДРСМД - не мы. Но чтобы не допустить такой ситуации, когда обвиняют нас, мы должны были бы действовать на опережение. Ещё раз: мы провели брифинг лишь в январе этого года, а в США решение о выходе из Договора о РСМД было принято в ноябре 2018 года. Мы явно опоздали. Я уверен: если мы хотим сохранить контроль над вооружениями, мы должны более активно заявлять свою позицию, воздействуя в том числе и на мировое общественное мнение. Не утверждаю, что в таком случае нам удалось бы сохранить ДРСМД, но мы однозначно выиграли бы в информационной войне. Мы бы показали всему миру: нам нечего скрывать. А это очень важно.

Рим - Москва

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама