В других СМИ
Загрузка...
Своекорыстный хвост, который вертит вашингтонской «собакой»
© cbsistatic.com
Опасное сближение крейсера Chancellorsville с российским БПК «Адмирал Виноградов» не могло быть незамеченным командованием американской эскадры.

Своекорыстный хвост, который вертит вашингтонской «собакой»

Военно-морские силы США всегда играли и продолжают играть самостоятельную роль в формировании стратегического курса американской внешней политики. Речь идёт о «квази казус белли», который случился в дальневосточных морях в нынешнем месяце. Когда чуть было не столкнулись два крупных боевых корабля - американский и российский, последствия чего могли быть сколь угодно фатальными
19 июня 2019, 11:06
Реклама
Своекорыстный хвост, который вертит вашингтонской «собакой»
© cbsistatic.com
Опасное сближение крейсера Chancellorsville с российским БПК «Адмирал Виноградов» не могло быть незамеченным командованием американской эскадры.

Иногда бывает очень полезно для вдумчивого анализа событий сделать паузу и переждать первый натиск многочисленных «сливкоснимателей», которые всё равно ничего умного, впопыхах не скажут. Зато наверняка утопят в своём оглушительно-банальном хайпоблудии любую попытку поговорить на данную тему серьёзно и по-умному.

Но вот сейчас пенная волна первоначальных восклицательных междометий уже отошла, и появился некий запрос на спокойное осмысление случившегося.

Для начала - зафиксирую общеизвестное. А именно то, что виновата именно американская сторона, которая очевидным образом нарушила правила мореплавания и расхождения судов. Именно это единодушно и справедливо установило экспертное сообщество. И на том успокоилось.

Самое интересное

Между тем, самое интересное начинается как раз с этого места.

Прежде всего необходимо уточнить следующее: американский корабль-нарушитель, а это был ракетный крейсер USS Chancellorsville (CG-62), действовал не в одиночку. Что сразу исключает возможность списать эту историю на нерадивого командира данного плавсредства или на его зазевавшегося рулевого. А это, в свою очередь, фактически обнуляет версию о случайном или несанкционированном характере указанного инцидента.

Справка

Данный корабль действовал в составе авианосной ударной группы ВМС США во главе с авианосцем USS Ronald Reagan (CVN-76), на борту которого и находился штаб указанного соединения. Манёвры всех кораблей эскадры полностью контролировались штабом.

Руководство имело стопроцентную возможность в режиме реального времени управлять этими действиями. Из этого следует вывод, что опасное сближение крейсера Chancellorsville с российским БПК «Адмирал Виноградов» не могло быть не замеченным командованием американской эскадры.

А поскольку, находясь полностью в курсе происходящего, это командование не посчитало нужным запретить собственному кораблю крайне небезопасные эволюции, получается, что попытка столкновения с эсминцем ВМФ РФ точно не была личным самоуправством отдельно взятого американского командира, но была санкционирована вышестоящим штабом.

Кто конкретно устроил провокацию?

Остается понять - каким именно? Потому что служебная иерархия на командующем флотилией отнюдь не заканчивается. Действия всех боевых единиц ВМС США в Мировом океане в режиме реального времени отслеживаются и направляются высшим командованием американского флота, входящим в состав объединённого комитета начальников штабов. Иначе говоря, без санкции этой высшей военной инстанции США данная операция по противоправному противодействию кораблю российского флота просто не могла состояться. Особенно с учётом крайне жёстких мер, которые в ВМС США принято принимать в случаях несанкционированных действий личного состава. Тем более в ситуациях, влекущих угрозу национальной безопасности.

Есть все основания предполагать, что провокация против боевой единицы ВМФ РФ была санкционирована, как минимум, на уровне высшей командной инстанции ВМС США.

И здесь возникает любопытная вилка возможностей. Действительно ли это была сугубо флотская инициатива или же ниточка ведёт ещё выше - прямо в овальный кабинет вашингтонского Белого дома?

Однозначного ответа на этот более чем серьёзный вопрос не существует. И не только у меня одного. Однако в таких ситуациях, когда истина скрыта за практически непроницаемой завесой секретности высшего уровня, большую ценность для обоснованных рабочих предположений приобретает то, что в криминалистике называется «косвенными доказательствами». А когда нет прямых «вещдоков», вероятностные сценарии строго обязательны при любой оценке событий и для учёта в планировании.

В этой связи считаю уместным допущение о том, что данная провокация вполне могла обойтись и без санкции высшего политического руководства США - в лице их президента Дональда Трампа.

«Хвост» вертит «собакой»

Дело в том, что американский военно-морской флот и его адмиралитет, в первую очередь, имеет немало оснований и стимулов для относительно самостоятельной активности в указанном направлении.

Причиной тому является то обстоятельство, что именно ВМС США в совокупности с корпусом морской пехоты (КМП) по своему объективному положению является самой милитаристской частью американского государственного организма. И выделяется в этом смысле даже среди других видов и родов вооружённых сил.

Справка

Именно ВМС и КМП являются на протяжении, как минимум, последних ста лет главными пожирателями ресурсов и средств, идущих в Америке на военные цели. В среднем - до 70%.

Связано это с заокеанским геополитическим положением США и с тем, что именно флот и морская пехота исторически являются двумя составными частями большой «дубинки» американской глобальной гегемонии, посредством которой США пытаются держать в повиновении весь мир.

Прямая связь между статусом главного потребителя военных ресурсов и предельной ставкой на милитаризм не нуждается в особых пояснениях. Очевидно, что любая военная структура, благополучное существование которой зависит от непрерывного и практически безграничного вливания государственных средств, будет стремиться постоянно поддерживать такое положение дел. Рабочим инструментом для этого, в случае с флотом и КМП, как раз и является милитаризм. Раздувание которого постоянно приводит к тому, что его главными финансовыми бенефициарами становятся именно указанные структуры.

Иначе говоря, в данном случае мы наблюдаем некую отделённость интересов флота и морской пехоты, как сил, находящихся на острие американского глобального копья, не только от остальных видов ВС США, которые играют куда меньшую стратегическую роль, но и, прежде всего, от общего фона интересов и приоритетов всего американского общества, включая его государственное руководство.

В свою очередь, существенно большая заинтересованность военно-морских компонентов ВС США в нагнетании милитаристских настроений является для них объективным побудителем к самостоятельной стимуляции таковых.

Высшее руководство США может быть не заинтересовано в конкретных провокационных действиях против той или иной страны. Однако командование ВМС и КМП США, руководствуясь собственными интересами, может выступать как своего рода драйвер таких провокаций,  прикрывая их, естественно, в целях самосохранения, самыми благовидными предлогами и тщательной проработкой соответствующих сценариев.

Такое понимание повышенно провокационной роли военно-морского командования (вместе с КМП) в исторических судьбах США находит своё подтверждение в многочисленных фактах давнего и недавнего прошлого. Американский флот всегда по какому-то «роковому стечению обстоятельств», которые перестают быть странными с учётом описанных выше обстоятельств, оказывался в эпицентре всевозможных военно-политических кризисов и непосредственных поводов к войне.

Основные вехи страшного пути

Начало ХХ века. Американская агрессия против колоний Испании в Западном полушарии началась после взрыва броненосца США «Мэн» в порту кубинской Гаваны. Загадка этого взрыва не разгадана до сих пор, и, похоже, именно потому, что американская сторона на слишком стремилась её «разгадать».

1917 год. Поводом для вступления США в Первую мировую войну стало потопление немецкой подводной лодкой пассажирского лайнера «Лузитания» - с гибелью большого числа американских граждан. Это судно по каким-то загадочным причинам было лишено охранения в зоне боевых действий и фактически подставлено под торпеды противника.

1941 год. Американский Тихоокеанский флот, опять же загадочным образом, оказался совершенно не готов к удару японских авианосцев по главной базе флота в Перл-Харборе. Этот удар стал поводом для начала войны США против Японии за контроль над всей тихоокеанской акваторией - той самой войны, которую руководство США давно и основательно готовило. Примечательно то, что, несмотря на «неожиданность» этого нападения, самая ценная флотская «матчасть» - новейшие американские авианосцы были заранее выведены из обречённой базы и отправлены на учения. При этом все старые линейные корабли, которые по тогдашнему боевому уставу флота являлись неотъемлемой частью походного ордера и просто обязаны были участвовать в этих учениях, почему-то остались в базе - надо же было кому-то стать жертвой японской агрессии.

1964 год. Американские эсминцы «Мэддокс» и «Тернер Джой» совершили вторжение в территориальные воды Северного Вьетнама и якобы попали там под обстрел катеров противника. Сразу же после этого президент США Джонсон, недолго думая, отдал приказ о начале бомбардировок Демократической Республики Вьетнам, то есть, между прочим, о вступлении в войну, которая в конечном счёте привела к поражению США! Но вот что характерно - флот от этого только выиграл, «пробив» в конгрессе огромную кораблестроительную программу, включая серийное производство атомных авианосцев и ракетных подлодок! А как же иначе - вьетнамское поражение стало отличным стимулом к борьбе с «советской агрессией»!

Этого далеко не полного перечня сомнительных «подвигов» ВМС США более чем достаточно для того, чтобы понимать - в лице американского военно-морского командования мы имеем не просто беспрекословного исполнителя воли политического руководства США, но и матёрого провокатора военных конфликтов, как минимум, с вековым стажем подобной деятельности.

Его мотивация во всех указанных случаях остаётся одной и той же. Военная провокация способствует раздуванию американского милитаризма, а следовательно, максимальному росту военных ассигнований. А заодно и личных доходов вполне определённых должностных лиц из числа высшего командного состава и «капитанов» американского военного бизнеса.

Главный агрессор на планете

В свете всего этого целесообразно выразить глубочайшее сомнение в том, что очередная попытка устроить военно-морской инцидент - на этот раз с Российской Федерацией - была только банальной самодеятельностью, либо даже безалаберностью отдельно взятого американского капитана. Тем более что аналогичные провокации на данном Тихоокеанском «театре военных действий», в частности, против Китая, в последнее время стали для ВМС США практически повседневной нормой.

И нам следует на полном серьёзе считаться с тем, что отдельные военно-стратегические структуры США, и прежде всего их военно-морские силы, опирающиеся на мощнейший в мире военно-промышленный комплекс, обладают достаточно большой самостоятельностью для того, чтобы направлять внешнеполитический курс своего государства посредством подобных провокаций в угодном им направлении.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама