В других СМИ
Загрузка...
О «журналистике» с развед-прищуром
© flickr.com
Современные СМИ могут использовать свои полномочия для ведения разведывательной деятельности против собственной страны.

О «журналистике» с развед-прищуром

Современные средства массовой информации обладают настолько широкими легальными полномочиями, что могут, вольно или невольно, использовать их для ведения разведывательной деятельности против собственной страны
21 августа 2019, 12:30
Реклама
О «журналистике» с развед-прищуром
© flickr.com
Современные СМИ могут использовать свои полномочия для ведения разведывательной деятельности против собственной страны.

Давно заметил, что практически все острые материалы по военным и, особенно, по оборонно-промышленным вопросам  публикуются преимущественно СМИ либерального толка. Что в наших условиях в большинстве случаев равнозначно направлению прозападному и, чего греха таить, антигосударственному.

Что характерно, эти материалы выделяются довольно глубоким раскрытием темы и высоким уровнем осведомлённости авторов. Как правило, такие публикации опираются на многочисленные, обычно анонимные, источники в военных и военно-промышленных кругах. Для чего широко применяется внедрённое в российское законодательство ещё в начале 1990-х годов право СМИ не разглашать источники собственной информации, даже при публичном обсуждении узкоспециальных, а порой и совершенно секретных вопросов. 

При этом сами эти анонимные информаторы явным образом заинтересованы в регулярности такого сотрудничества. Подумайте сами: кто станет просто так, от нечего делать, регулярно «сливать» конфиденциальную информацию медиа-структурам, которые ещё неизвестно как могут её интерпретировать либо даже использовать во вред самому информатору. Очевидно, что делается это за деньги. Причём явно не за маленькие. 

 

Крупные либеральные издания содержат серьёзные штаты весьма подготовленных, в том числе и в специализированных военно-учебных заведениях стран НАТО, сотрудников, которые систематически и, естественно, под видом чисто журналистского интереса изучают состояние Вооружённых сил РФ и предприятий оборонной промышленности. И делают это практически на экспертном уровне. В том числе и благодаря полученным в зарубежных учебных центрах специальным знаниям и навыкам сбора информации.

Для такого всестороннего мониторинга могут использоваться самые разнообразные методики - от точечной работы с теми же безымянными «источниками» до организации крупномасштабных пропагандистских провокаций с участием десятков однонаправленных СМИ.

Целью таких провокаций может быть побуждение официальных, в том числе и военных, инстанций к активному информационному противодействию - путём опровержения недостоверных медийных вбросов и предоставления корректной военно-политической информации. Что облегчает соответствующим экспертам возможность выявления истинной картины военной деятельности изучаемой страны. И даже в какой-то степени её намерений и конкретных планов.

Принцип здесь точно такой же, как при ведении военно-воздушной или военно-морской разведки у российских берегов. Когда находящийся вблизи границ РФ натовский самолёт или корабль маневрирует или даже имитирует готовность к атакующим действиям, то имеет целью вынудить российскую сторону максимально активизировать ответные мероприятия и, как говорят военные, «вскрыть» систему обороны на данном направлении.

Информационной провокацией именно такого сорта выглядит, в частности, истерика, поднятая не так давно  властями Южной Кореи, причём на ровном месте, по поводу мнимого вторжения российских и китайских военных самолётов в воздушное пространство этой страны.

Эта пропагандистская шумиха была моментально подхвачена определённого сорта местными СМИ, безапелляционно-обвинительный тон которых явно свидетельствовал об организованном старте целенаправленной медиа-провокации.

Даже при том, что Минобороны РФ весьма оперативно, компетентно и достаточно лаконично отреагировало на эти обвинения, полностью их опровергнув, задачу, которую поставили перед собой организаторы этой спецоперации, можно считать частично выполненной. Ибо теперь соответствующие СМИ получат дополнительный легальный стимул для наращивания  усилий по сбору информации по таким важным аспектам военной деятельности РФ, как организация боевой службы российской дальней авиации и перспектива российско-китайского военно-стратегического сотрудничества. Ещё бы - «широкая общественность встревожена, озабочена и ждёт объяснений»!

Следует отметить, что такая систематическая и целенаправленная работа требует серьёзных организационных усилий и очень существенного финансирования. Именно поэтому российская пресса государственно-патриотической направленности, при всём её естественном интересе к военно-политической проблематике, выглядит в этом отношении несравнимо более бледно. И она явно испытывает дефицит, как в средствах, так и в достаточно подготовленных и, следовательно, требующих адекватного материального поощрения экспертных кадрах.

В свою очередь, государственные и военно-профильные издания строго придерживаются политики разумной сдержанности в освещении конкретных вопросов военного строительства, ориентируясь в этом смысле на официальную позицию соответствующих государственных структур. То есть, грубо говоря, не суют свой нос, куда не положено. Это и, по сути, правильно, и очень патриотично. Но, увы, в нынешних условиях принципу «Не навреди!» следуют далеко не все.

И те же либеральные издания отнюдь не ограничивают свой интерес к военной тематике сугубо официальной повесткой дня. Многие из них фактически ведут собственную военно-исследовательскую деятельность по любым интересующим их направлениям. Практически всегда успешно находя заинтересованные в сотрудничестве «источники». И часто поднимая такие темы, от раскрытия и публичных спекуляций на которых, в том числе и на крайне примитивном, обывательском уровне, государственные интересы России отнюдь не выигрывают.

Очередным наглядным подтверждением того факта, что деятельность указанных СМИ в сфере выведывания военных секретов России практически перестала быть отличимой от прямого шпионажа, стала их реакция на недавнее происшествие на одном из испытательных полигонов ВМФ РФ в Архангельской области. Вопреки тому, что российское Минобороны, действуя в полном соответствии с законом «О государственной тайне», ограничило публичную информацию об этом инциденте сведениями, не раскрывающими характер проводимых там секретных мероприятий, некоторые СМИ тут же кинулись выяснять подробности: что именно там взорвалось и какого типа вооружение стало тому причиной.

То есть пресса откровенно и беззастенчиво попыталась влезть в сферу сугубо государственной и военной тайны, попытки постороннего проникновения в которую иначе, как шпионаж, квалифицировать невозможно.

Причём степень утраты чувства меры и пределов допустимого со стороны таких СМИ дошла до того, что они не считают нужным даже скрывать своих попыток получить доступ к военным секретам государства. И открыто пишут об этих намерениях в своих заголовках.

А вот перед вами оригинал этой дотошной спецжурналистской деятельности, который мало чем отличается от стандартной разведывательной сводки любого учреждения шпионского профиля:

«Взрыв и пожар, произошедшие на военном полигоне в Архангельской области в ходе тестов жидкостного реактивного двигателя, могут быть связаны с испытаниями мобильной пусковой установки для гиперзвуковой ракеты "Циркон". 

По их словам, испытания ракетного вооружения, предположительно, данной установки, проводились в июле текущего года недалеко от села Ненокса, где расположен 45-й государственный центральный морской испытательный полигон ВМФ России.

Активизацию работ по "Циркону" подтверждают открытые источники, согласно которым в конце 2018 года на полигоне красноармейского научно-исследовательского института "Геодезия" по заказу НПО машиностроения проводились испытания изделий 3Л2211 и 3Л2212 (скорее всего,  двигательные установки первой и второй ракетных ступеней), произведённых, вероятно, пермским НПО "Искра"»

Фактически те плотность и разносторонность в изучении российских военных секретов, которые на постоянной основе демонстрируются подчас откровенно прозападной прессой, вполне коррелируют с тем уровнем разработки данной специальной тематики, который характерен для профессиональной разведывательной деятельности в целом.

У меня нет прямых оснований утверждать, что это и есть самая настоящая разведка в интересах иностранных государств - потенциальных военных противников РФ, однако при этом невозможно отрицать очевидное.

Использование возможностей средств массовой информации для сбора сведений военно-стратегического и военно-промышленного характера, что обеспечивается практически неограниченными «правами» т.н. «демократических» СМИ, представляется потенциально весьма продуктивным и перспективным направлением деятельности иностранных спецслужб.

Которые поступили бы крайне непрофессионально, если бы проигнорировали открывающиеся на этом поприще возможности. Как бывший офицер разведуправления штаба военного округа Советской армии, могу уверенно утверждать, что наши иностранные коллеги подобного непрофессионализма себе позволить точно не могут. И полностью используют для сбора информации разведывательного характера те возможности, которые находятся в пределах доступного для либеральных, в том числе политически ориентированных на Запад, местных СМИ.

Тем более что любой, даже начинающий разведчик прекрасно знает «вечнозелёную» истину шпионажа - 90% всей интересующей разведку информации добывается из так называемых открытых источников.

То есть из газет, журналов, а сегодня уже из интернет-сайтов и социальных сетей. И если к этому прилагается ещё и специальная, обильно финансируемая программа поощрения и целеполагания такой специфической «журналистской» деятельности, то её результат может быть очень даже внушительным. А вот со знаком плюс или минус - это с какой стороны посмотреть.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама