В других СМИ
Загрузка...
«Вожак танковой стаи»: как взводный старший лейтенант Алимерза Асланов «превращает» «срочников»  в надёжных танкистов
© Фото автора.
Выходим на огневой рубеж.

«Вожак танковой стаи»: как взводный старший лейтенант Алимерза Асланов «превращает» «срочников» в надёжных танкистов

Удивительная слаженность и даже некоторая боевая лихость столь мобильного и по-боевому дерзкого подразделения вызвали желание поближе познакомиться с этими бойцами
10 сентября 2019, 06:15
Реклама
«Вожак танковой стаи»: как взводный старший лейтенант Алимерза Асланов «превращает» «срочников»  в надёжных танкистов
© Фото автора.
Выходим на огневой рубеж.

Из клубов пыли на крутом косогоре вынырнула пара танков и, на ходу развернув башни, коротким залпом громыхнула в сторону перевала. Буквально через несколько секунд бронированные громадины снова окутались облаком пыли, увлекая за собой боевые машины пехоты. По плану тактических учений танковый взвод Алимерзы Асланова вместе с пехотой отрабатывал сложную и весьма динамичную комбинацию оборонительных и сдерживающих действий для срыва наступления «противника». Взводные маневренные группы, усиленные танками, в первом эшелоне обороны мотострелковой бригады  своим активным манёвром и  меткостью огня в засадах дали возможность основным силам соединения отобрать инициативу у «противника».

Самый близкий к солдатской жизни офицер

Всего за восемь минут боя танковый взвод, действуя в засаде, нанёс «противнику» максимальное поражение внезапным огнём прямой наводкой, а ещё через десять минут, стремительным броском отойдя на заранее подготовленные позиции, закрыл «противнику» возможность наступать в удобном направлении.

Удивительная слаженность и даже некоторая боевая лихость столь мобильного и по-боевому дерзкого подразделения вызывали желание поближе познакомиться с танкистами этого подразделения.

- Командир танкового взвода старший лейтенант Асланов, - коренастого сложения крепыш крепко пожал мою руку.

Командир взвода, говоря казённым языком строевой военной службы, - первичная строевая  офицерская должность. Отталкиваясь от статистики фронтовой поры, - самая смертельно рискованная командная должность в пехоте и у танкистов. Исходя из повседневного армейского уклада, - самый близкий к солдатской жизни офицер.  В его обязанностях, по внутреннему уставу, - одиннадцать лаконичных в своей конкретности пунктов. Каждый из них можно выполнить ради «галочки», для отчёта, а можно наполнить работой своей души. И результат в таком варианте получится несравнимый.

Алимерза Асланов признаётся честно, что с формальной стороной у него дела обстоят не всегда складно: бумажная отчётность порой страдает, да и за составление планов начальство нет-нет да и пожурит.

Что касается практической стороны работы со взводом, то это совсем иное дело, каждый человек своего подхода требует, а служба не менее настоятельно требует, чтобы люди эти стали надёжной основой тактического  бронированного  «кулака» со штатным названием «танковый взвод».  Боевое железо и люди при нём - понятное и увлекательное личное пространство взводного.

«Нашего взводного на "мякине" не проведёшь»

Офицерские «университеты» Алимерзы начинались со срочной службы на южной границе.  Мечтал паренёк из небольшого дагестанского села поступить в военное училище - не сложилось. Но военную профессию он для себя определил основательно. После срочной службы на погранзаставе пошёл контрактником в мотострелковый полк. Не на склад, как ему предложили, а заместителем командира мотострелкового взвода. Место дислокации полка - Чечня. Начало двухтысячных были там весьма жаркой порой. Так что командирское становление Асланова проходило боевым экстерном. Он одинаково быстро находил общий язык и с повидавшими жизнь контрактниками и со «срочниками»,  которых надо было готовить к реальным боям без всякой раскачки. 

Когда в полку обозначился дефицит лейтенантов, расторопному и опытному старшему сержанту предложили пройти подготовку на курсах младших лейтенантов. Получив там танковую специализацию, снова вернулся на Кавказ.

- Наш командир взвода солдатскую жизнь знает «от и до», - рассказал мне механик-водитель танка рядовой Сергей Сапунов. - Его на «мякине» армейской хитрости не проведёшь. Во взводе у него каждый на виду. За дело - уважение выкажет, за безделье - справедливо накажет.

Большинство подчинённых старшего лейтенанта Асланова служат по призыву.  Это вообще особенность соединения - большая часть солдатских должностей укомплектована «срочниками». При нынешней непродолжительности службы по призыву это весьма очевидно усложняет работу офицеров. И в первую очередь таких прямых солдатских начальников, как командир взвода. Поэтому столь востребованной становится офицерская способность интенсивной подготовки бойцов.

«Танкисты - народ коллективного склада действий»

Экспериментальным путём в дивизии  выработана новая динамичная программа обучения. Вместо ранее применявшегося метода базовой подготовки солдат по призыву в течение полугода введён ускоренный трёхмесячный учебный курс. Аутсорсинг в организации питания, уборки территории части, обслуживании и ремонта техники дал дополнительное время для занятий. И теперь за 12 месяцев службы солдат учится непосредственно военному делу на 300 часов больше, чем его давний предшественник за два года службы. Соответственно, возросла интенсивность занятий. Теперь за три месяца базовой подготовки солдат должен, кроме полного курса одиночной подготовки, пройти и боевые стрельбы отделений, взводов, а также ротное тактическое учение с боевой стрельбой. И именно от взводного командира в первую очередь зависит, с какой отдачей это у его бойцов получится.

- О преемственности солдатского опыта сейчас речь не идёт, - делится опытом старший лейтенант Асланов. - Обучающая функция младших командиров из числа «срочников» сформироваться тоже не успевает. Соответственно, приходится менять и подходы к подготовке специалистов. Пристально отслеживать слабое звено в каждом из бойцов, где и как оно может сказаться в экипажной работе, на результатах взвода. Мы, танкисты, - народ коллективного склада действий.

А нескрываемая радость взводного на горном танкодроме после удачного преодоления прохода в минном поле и контр-эскарпа молодым механиком- водителем очень даже мотивирует остальных «мехов» на танковую «джигитовку». Стимулирует в учёбе танкистов и то, что их командир и днём, и ночью каждый пушечный снаряд одинаково точно «кладёт» в цель. За рычагами боевой машины он  тоже виртуоз. Впрочем, личный пример офицеров в овладении боевыми навыками для всего танкового батальона капитана Тулпара Мусалаева - прочно закрепившаяся традиция.

Пожалуй, это не очень точное выражение - «воспитывать», когда речь идёт о восемнадцатилетних парнях, получивших в основу уже сложившихся характеров изрядную меру семейного, школьного, дворового и общественного воспитания.  Тем более что для подобного педагогического процесса у командира взвода Асланова иногда остаётся всего полгода, если специалист в его подразделение приходит после «учебки». 

Точнее, пожалуй, будет назвать эту педагогическую методику приобщением к службе. И здесь, безусловно, срабатывает эффект «вожака танковой стаи». Это когда на первый план выходит убеждение личным примером.  Когда лидер по должности признаётся подчинёнными и лидером «по душе», и по мастерству воина.

Конечно, всё это намного проще даётся такому «тёртому калачу», как старший лейтенант Асланов, нежели вчерашнему курсанту военного вуза. Но, как справедливо считает командир соединения полковник Роман Вязовский, сегодня время боевой учёбы своей ёмкостью торопит всех как можно быстрее освоить своё военное предназначение. Тем более, когда служба проходит на самом южном рубеже страны.    

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама