В других СМИ
Загрузка...
Премьер Великобритании Борис Джонсон.

Борис Джонсон: «камикадзе» по расчёту

Нешуточный британский накал страстей в связи с Brexit
10 сентября 2019, 10:39
Реклама
Борис Джонсон: «камикадзе» по расчёту
© bloomberg.com
Премьер Великобритании Борис Джонсон.

Несмотря на изначальную установку погибнуть, известны редкие факты выживания даже среди японских смертников – летчиков-камикадзе, когда их спасало исключительное стечение обстоятельств.

Нынешний премьер Великобритании, подобно камикадзе, рискуя всем при наступлении на оппонентов, пытается попутно расчётливо смоделировать ситуацию для своего чудесного политического выживания. И, как знать, чем обернётся столь нестандартная бескомпромиссность Бориса Джонсона? 

По мнению экс-главы Королевской прокурорской службы Великобритании Кена Макдональда, премьер-министру Борису Джонсону может грозить реальный тюремный срок, если он откажется выполнять решение парламента о запрете на выход Королевства из состава ЕС без сделки. Таков сейчас нешуточный британский накал страстей в связи с Brexit.

Палата лордов парламента утвердила, как и ожидалось, принятый 4 сентября Палатой общин (327 голосов против 299) законопроект, запрещающий правительству выходить из Евросоюза без предварительного соглашения 31 октября, когда Евросоюзом обозначен крайний рубеж для Лондона. Этот законопроект требует от Бориса Джонсона просить у ЕС переноса даты реализации Brexit на 31 января 2020 года, если британский лидер не сможет до 19 октября заключить принципиально новую сделку с Евросоюзом, которая маловероятна.

Палата общин успела в очередной раз проголосовать против выхода страны из ЕС без сделки, несмотря на приостановку королевой Елизаветой II текущей сессии парламента с 9 сентября до 14 октября по просьбе действующего премьера. Очевидно, что этим «козырным ходом»  Джонсон попытается не дать парламентариям заблокировать выход страны из ЕС без сделки.

Однако и этот шаг не был по достоинству оценён. По факту голосования консервативное большинство в Палате общин совсем поредело: у тори и солидарной с ними Юнионистской партии Северной Ирландии 298 мандатов, а у их противников – 341. Если Джонсон не получит дополнительных мест в парламенте, ему не удастся провести брексит по своему плану.

Возобновив после 14 октября работу, действующая Палата общин сможет воспользоваться правом вынести правительству вотум недоверия, что в конечном итоге приведёт к его новым выборам, и, возможно, к новому премьеру. Теперь и Борис Джонсон сам выступает за проведение 15 октября внеочередных выборов в парламент. И в этом ему противостоит Палата общин, которая 10 сентября вторично отклонила предложение премьер-министра  провести в октябре досрочные выборы в парламент страны. Эту инициативу поддержали лишь 293 законодателя, хотя необходимо заручиться поддержкой 434 депутатов - это две трети от всего состава. Против выступили 46 человек. 

Между тем, в ночь на вторник по решению правительства страны была приостановлена работа британского парламента на срок до 14 октября. Ранее Джонсон направил соответствующий запрос королеве Елизавете II, которая его одобрила. 

Но неутомимый Джонсон не сдастся. Ныне у него возник новый неожиданный аргумент в диалоге с Брюсселем в виде просьбы британского парламента о переносе дня развода с Евросоюзом с 31 октября на 31 января будущего года. Судя по всему, в таком зависании брюссельские чиновники столь же не заинтересованы, как в разрыве с Лондоном без сделки. Следовательно, во время приостановки работы Палаты общин Джонсон, обрекший себя на войну по двум направлениям, переместит основное направление своего удара с «лондонского фронта» и откроет «брюссельский фронт».

Теперь он, по всей видимости, ещё не потерял надежду на то, что, видя в Лондоне нового лидера, уверенного в себе и готового идти до конца, и, наблюдая, что парламент Королевства вновь хочет ещё на три месяца оттянуть выход Великобритании из ЕС, Брюссель всё-таки решится хотя бы на некоторые относительные уступки британскому премьеру.

Однако, добиться от Брюсселя кардинальных послаблений по октябрьскому соглашению 2018 года практически невозможно. Так Урсула фон дер Ляйен, которая осенью станет новым главой Еврокомиссии, ещё накануне избрания Джонсона вслед за предшественником Жан-Клодом Юнкером оповестила о своей приверженности прошлогоднему соглашению по Brexit, разработанному совместно с британским экс-премьером Терезой Мэй.

Притом сам текст этого соглашения предусматривает после того, как Британия покинет Евросоюз, уточнение по границе с Ирландией до 1 июля 2020 года, тогда как дополнительный переходный этап после Brexit вообще закончится в конце 2020 года. Исходя из текста соглашения в 585 страниц, на долгий переходный этап Лондон потеряет доступ к системе принятия решений в ЕС. Однако, за Великобританией на это время кабально сохранятся все обязанности страны Евросоюза, в том числе платежи в бюджет и соблюдение всех требований рынка ЕС. Такой путь, как выяснилось, неприемлем для Королевства.

Сейчас же Джонсону, например, остаётся хотя бы попытаться склонить Брюссель, к тому, чтобы данная сделка, имея юридическую силу, в то же время приобрела рекомендательный, а не обязывающий характер и добиваться краткого дополнительного соглашения сторон, необходимого, чтобы этот факт зафиксировать. И дабы предлагаемое развитие событий не выпирало в глазах Евросоюза голословной демагогией, Лондон мог бы, в частности, подкрепить его переводом части или всех взносов за 2019 год в бюджет ЕС.

Таким образом 31 октября Великобритания гипотетически смогла бы покинуть Евросоюз, хотя и жёстко, но без демонстрации вызывающего разрыва, а по соглашению рекомендательного, но не обязующего к исполнению, характера, нуждающегося в дальнейшей детализации по ходу развития событий, что, не исключено, не вызвало бы протеста у действующей британской Палаты общин.

Если же на «брюссельском» фронте у Джонсона ничего не выгорит, по-видимому, он решится на крайний ход: добьётся-таки проведения 15 октября досрочных парламентских выборов. И совсем не факт, что они закончатся укреплением в парламенте той части консерваторов, которые солидарны с Джонсоном. А это значит, что в таком случае и его переназначение на пост премьера будет под вопросом, а зависание Brexit ещё более усугубится.

Словом, шансы Джонсона на выигрыш при варианте досрочных выборов в британский парламент – «фифти-фифти», как, впрочем, и во всех трёх раундах его тяжелейшего боя за выход из ЕС. В первом раунде новый премьер сошёлся с британскими парламентариями и общественностью - проиграл. Теперь во втором раунде ему предстоит схватка с брюссельскими чиновниками, а если и она обернётся для него поражением, то остаётся третий - внутри-британский раунд, чреватый для Бориса Джонсона нокаутом. Хотя и в нём есть последняя надежда победить.

Впрочем, вероятно, Борис Джонсон исходит из того, что, идя на уступки то Брюсселю, то британскому парламенту, его предшественница Тереза Мэй ничего конкретного не добилась, потеряла лицо и оказалась на политической обочине.

Теперь же новый премьер взял курс на однозначный разрыв с Евросоюзом, надеясь, надо полагать, на то, что, если всё-таки Великобритания его усилиями уйдёт из Евросоюза 31 октября, консерваторам и их союзникам хочешь – не хочешь в бурном водовороте событий придётся вновь объединяться вокруг него для ведения жёсткой линии по сохранению территориальной целостности Великобритании.

Джонсон сделал свой выбор: он готов ходить по самому краю обрыва либо вместе с Королевством, либо в дальнейшем и отдельно от него, а Британию стремится вырвать из Евросоюза любой ценой. Но если, в конце концов, даже это у действующего британского премьер-министра не получится, он будет повергнут в бою, но униженным себя чувствовать не будет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама