В других СМИ
Загрузка...
Рукописи стреляют лучше пулемёта...
© frontnews.eu

Рукописи стреляют лучше пулемёта...

Войны велись и ведутся за ресурсы. Тезис банально звучит, но не теряет значения при анализе, когда мы ищем те ресурсы - нефть, газ, воду, злато, плодородную почву и так далее и так далее, - к которым рвутся участники того или иного конфликта. А как быть с таким ресурсом как информация?
02 февраля 2020, 06:11
Реклама
Рукописи стреляют лучше пулемёта...
© frontnews.eu

В январе 1990-го года в ГДР среди масс людей, устремившихся к картотекам Штази, чтобы не дать оставшимся в зданиях сотрудникам уничтожить списки тайных агентов, были сотрудники западных спецслужб, старавшиеся направить туда толпу и получить доступ к ценным секретным данным. Но то картотеки тайных канцелярий. А как обстоит дело с ресурсами информации, добытой журналистами?

История, о которой пойдёт речь, показывает нам, что пакистанская межведомственная разведка (МВР) в начале 1990-х годов отлично понимала ценность или, вернее, бесценность информационного ресурса. И понимала, похоже, гораздо лучше, чем тогдашнее российское руководство.

Итак, в 1992 году власть просоветского президента Наджибуллы (фото 1) в Кабуле пала - столицу Афганистана захватили моджахеды знаменитого полевого командира Ахмад Шаха Масуда, Льва Панджшера. Власть между собой поделили лидеры различных группировок моджахедов. Каждый из них обещал своим сторонникам и, конечно, народу Афганистана, что цель его джихада против президента Наджибуллы, «коммуниста» и ставленника иностранного государства - избавить страну от иностранного влияния и дать ей независимость.

А в России 1990-х на фоне тотальной критики ввода советских войск в Афганистан в 1979 году и той войны, которую затем СССР вёл на Гиндукуше вплоть до 1989 года, стало популярным романтическое представление о моджахедах, как о борцах за свободу и независимость Афганистана. Однако история уникального афганского журналистского архива исключает эту романтику...

Что представлял собой архив

Журналистский архив собирало 7-управление ХАД* афганской госбезопасности тех лет.

Это управление занималось операциями «информационной войны», как бы это назвали сейчас (в литературе, к примеру, есть описание операции по распространению в Хосте листовок, компрометирующих всё ещё популярного там короля Закира - эту операцию советские военные проводили как раз вместе с 7-м управлением ХАД). «Семёрка» также курировала работу журналистов государственного ТВ и радио, выезжавших на места боевых действий, терактов, захватов групп боевиков и их агентов, других значимых событий.

К цензуре, которая осуществлялась идеологическими органами, это отношения не имело, хотя контроль за содержанием «семёрка» осуществляла.

Афганские журналисты, работавшие на Афгантелефильме и Гостелерадио (фото 2) - а иных компаний тогда в стране не было - возвращаясь со съёмок, сдавали аппаратуру в 7-е управление ХАД, здание которого находилось поблизости от зданий этих учреждений. Там и был создан архив.

По словам афганского журналиста Наджибуллы Ацакзая, это происходило так: «Там решали, какие эпизоды наших съёмок не стоит показывать, чтобы не нагонять страху на население. Отсмотрев наши материалы, ХАДовцы возвращали для информационных программ эпизоды из них и аппаратуру, а исходники оставляли себе. Я помню, как однажды в конце 1985-го года, под конец рабочего дня, отряд одного из полевых командиров Хекматьяра, который находился в районе Баграма, произвёл обстрел центра Кабула ракетами "Земля-Земля". 18 пусков».

«Я не могу забыть этот обстрел...»

Ракеты точно попали в место, где студенты и госслужащие ждали автобусов, чтобы ехать по домам. Масса убитых и тяжело раненых. Журналисты Гостелерадио срочно выехали на место случившегося.

«Там я лично заснял такой момент: лоточнику, торговавшему фруктами, отсекло голову, причём так, что голова оказалась как раз на горке мандаринов, как будто это я сам её туда поставил.

Мы, журналисты, должны были это отснять, чтобы было видно, какой джихад против населения ведётся в Афганистане. Но эти кадры остались в архиве 7-го управления и до афганского зрителя тогда не дошли».

Но в первую очередь репортёрские материалы интересовали ХАД не из заботы о предотвращении панических настроений.

Сотрудники 7-го управления анализировали отснятые на местах событий кадры с точки зрения разведки и контрразведки.

Например, они разбирались по каждому эпизоду, кто оказался в кадре, вычленяли на местах атак, проведённых моджахедами, их наводчиков и шпионов, которые в толпе зевак могли «ловить слухи» и наблюдать, сколько ракет попали в намеченные цели, каковы жертвы. Чекисты выискивали в толпе известные лица или фигуры с характерными поведенческими признаками, а затем вели их розыск.

Иностранных агентов, переодетых в афганские национальные одежды, тоже можно было определить по специфическим признакам, заметным при внимательном просмотре плёнок, отснятых именно непредвзятыми объективами журналистов на общих планах.

Судьба архива

Архив 7-го управления пополнялся с апреля 1979 года, с первых дней правления НДПА, и вплоть до апреля 1992, когда Кабул пал перед отрядами моджахедов Масуда, Хекматияра и других лидеров джихадистов. Специалисты считали, что архив к этому времени содержал значительно больше сотни тысяч плёнок, и, по своей информационной значимости, стал национальным достоянием Афганистана. Но, когда 2 апреля город взяли отряды Масуда, это достояние немедленно отправилось ...в Пакистан! Такой ценнейший подарок Лев Панджшера преподнёс главе пакистанской Межведомственной разведки (МВР) Хамиду Гулю.

Позже в пакистанской прессе появилось фото (фото 3), которое запечатлело военного лидера моджахедов, принимающего в своём доме в Панджшере одного из самых известных в мире разведчиков.

Именно там, во время этой встречи, Масуд пообещал передать МВР журналистский архив, который крайне интересовал дальновидных пакистанцев. Масуд обязался дать сигнал Гулю, когда он завладеет архивом, чтобы Гуль отправил за ним своих людей, в чьи руки приближённые Масуда передадут коробки с плёнками. Что пообещал взамен пакистанский разведчик, история пока умалчивает. Скорее всего, будущую поддержку. А, может быть, возможность Масуду первому взять Кабул? Ведь тогда и отрядам Хекматьяра было по силам первыми войти в столицу!

Как бы то ни было, лидеры моджахедов к тому моменту отлично знали, какое большое значение могущественный союзник в лице МВР придаёт архиву. Между ними даже возникла конкуренция за то, кто из них удружит таким подарком пакистанцам.

Так, Масуда пытался опередить его единомышленник Раббани, поэтому моджахеды Панджшерского Льва, всё же первыми овладев зданием, где было 7-е управление ХАД, сразу взяли архив под охрану и никого к нему не подпускали, в том числе и людей Раббани. А через несколько дней сотрудники Гуля подъехали на четырёх или пяти пакистанских армейских грузовиках, в которые загрузили коробки с бесценным архивом целой эпохи, содержащим документальные кадры революции 1979 года, ввода и вывода советских войск, многочисленные съёмки операций против моджахедов, и множество эпизодов войны и мира, заснятых после ухода советских войск. Загрузили и вывезли в Исламабад. Сотрудники 7-го управления ХАД тогда это всё наблюдали со слезами на глазах. Хотя в истории передачи архива пакистанцам обнаружились и другие, неожиданные свидетели...

История генерала Ацаха

При президенте Наджибулле в северном регионе Афганистана большим авторитетом и влиянием в войсках пользовался генерал Джума Ацах (Фото 5), пуштун из видного рода.

Но когда в 1992 году к власти пришли моджахеды, Масуд арестовал генерала, вывез в Панджшер, и держал там под стражей на хлебе и воде. Однажды Ацах стал свидетелем того, как один из его тюремщиков, человек из окружения Масуда, при нём извлёк и стал просматривать несколько видеозаписей. Генерал проявил любопытство, и польщённый этим моджахед рассказал знаменитому в те времена узнику о том, что он сам состоял в охране груза, который ждал отправки в Пакистан в здании 7-го управления ХАД.

Испытывая большое любопытство к содержимому коробок, он под шумок сумел прихватить несколько кассет, когда архив грузили в пакистанские машины. Тюремщик поведал Ацаху всю историю передачи архива и даже прослезился от того, что такие записи уже не принадлежат афганцам. Так, по крайней мере, этот сюжет сам Ацах позже пересказал афганскому журналисту Наджибулле Ацакзаю.

Кстати, генерал сейчас живет в Кабуле. Его из Панджшера «вытащил» родственник, один из нынешних видных депутатов пакистанского парламента, имевший в прежние времена очень хорошие отношения с СССР.

Узнав о том, что генерала держит у себя Масуд, он сумел договориться с последним и забрать его. Ацах был переправлен в Кветту, жил там, а уже после свержения талибов** вернулся в Кабул, где и сегодня ведёт скромное существование.

Почему «борцы за независимость» сделали ценный подарок пакистанцам?

Пакистанская разведка давно нацелилась на архив. Генерал Гуль и его подчинённые знали: то, что представляет ценность для их врагов, афганских чекистов, не меньшую ценность имеет и для них. А, скорее всего, даже большую: ведь на кадрах съемок и на фотографиях запечатлены многочисленные операции афганских силовиков, заснятые, так сказать, «со спины», там невольно зафиксированы связи тех или иных силовиков с местными старейшинами, с иными деятелями, с советскими товарищами, - а это богатейший материал для разведывательного анализа и тогда и даже сегодня - ведь часто такие связи в тайной политике сохраняются десятилетиями.

Впрочем, как считают афганские источники, была и иная причина - Пакистан и особенно МВР были нацелены на то, чтобы при любой возможности лишить Афганистан, своего стратегического противника, его культурно-исторических ценностей. Этому аспекту разведчики придавали большое значение.

Не только журналистский архив, но и ценнейшие памятники культуры командиры моджахедов после захвата власти использовали в качестве частных подарков видным пакистанским чиновникам.

И хотя при взятии моджахедами Кабула создавалось впечатление хаотичного мародёрства и анархии, но хаос проявлялся не во всём. Некоторые музеи были целенаправленно взяты под контроль. А затем артефакты из центров культуры передавались пакистанцам.

Каждый из семи командиров моджахедов, поделивших власть после взятия Кабула, старался показать, что он больше других предан пакистанской разведке, чтобы они именно его поддерживали в будущем. Пока моджахеды были в силе, это не афишировалось, но когда МВР стали милее талибы**, разведка Пакистана через СМИ потихоньку стала информацию об этих посулах «сливать»для дискредитирования моджахедов перед населением Афганистана.

Почему сотрудники ХАД не уничтожили и не вывезли архив?

Афганцы, пережившие падение президента Наджибуллы, считают, что армия и чекисты в Афганистане оказались не готовы к тому, как в сложившейся ситуации обойтись с национально-информационным достоянием.

У многих в памяти остался образец поведения бывшего президента Дауда, который, уже теряя власть во время Саурской революции, дал своим людям команду музеи и прочие ценности оставить коммунистам, и высказался в том ключе, что если коммунисты - истинные афганцы, то они сами позаботятся о сохранении этих ценностей. И НДПА сохранила музеи. В отличие от джихадистов в 1992 году.

«Конечно, архив с плёнками и кассетами легко было сжечь перед сдачей Кабула. Но люди, работавшие в ХАДе, хоть и были знающими в своих делах, но в этом отношении оказались наивны. Они понадеялись на то, что среди тех, кто придёт им на смену, будет человек, который этот архив сохранит для истории», - так, по крайней мере, прокомментировал для «Звезды» этот аспект событий, развернувшихся в Кабуле в апреле 1992 года, Наджибулла Ацакзай (фото 6).

А что же советские инструкторы - почему они не позаботились об архиве перед выводом войск?

Афганские телевизионщики тех лет утверждают, что советские коллеги работали в архиве и знали о его ценности.

И когда тучи над президентом Наджибуллой сгустились, сотрудники афганского Гостелерадио ожидали, что в критический момент архив, созданный их руками и, кстати, хранящий их имена, будет эвакуирован в СССР, хотя бы в Ташкент - это было бы легко сделать через Хайратон. Этим же были озабочены и некоторые афганские военные и чекисты.

Но когда пришло время действовать, сперва во время вывода советских войск при Михаиле Горбачеве, а затем уже при Борисе Ельцине, в последние дни правления Наджибуллы в Кабуле, у «шурави» до этого не дошли руки. В результате, архив, который сохраняет свой информационный потенциал и сегодня, находится в Исламабаде, в подвалах МВР, под тщательной охраной.

Послесловие

Косвенно о сохраняющемся информационном потенциале архива 7-го управления госбезопасности может сказать одна фотография (5), сделанная в те самые времена, когда создавался вышеупомянутый архив. На днях она «выплыла» в публичную сферу.

На фотографии (фото 7) командир моджахедов Масуд запечатлён со своим союзником, будущим командиром сил иранского спецназа «Аль-Кудс» Сулеймани, которого уже тогда в Иране стали называть «хозяином Афганистана».

Место действия - Панджшер. Время действия - разгар войны против СССР. Два легендарных деятеля (один убит в результате теракта непосредственно перед 11.09.2001 и вторжением США в Афганистан, второй убит в результате прицельного ракетного удара с американского БПЛА в Ираке 03.01.2020) запечатлены в окружении их приближенных. Много ли мы знаем об этих связях? Комментарии излишни.

___________
*Афганская госбезопасность за время правления НДПА не раз меняла названия, поэтому для упрощения принято её называть ХАД;

**Террористическая организация, запрещенная в РФ.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама