В других СМИ
Загрузка...
Комкоры Победы
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
75 лет Великой Победы!

Комкоры Победы

Корпус являлся высшим тактическим соединением РККА. Его командир должен был уметь всеми имеющимися в подчинении разнородными силами самостоятельно и в полном объёме прорывать тактическую зону обороны противника на всю глубину, а при натиске врага обеспечивать стойкое удержание позиций
05 марта 2020, 06:12
Реклама
Комкоры Победы
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
75 лет Великой Победы!

На начало Великой Отечественной Красная Армия имела 62 стрелковых корпуса (СК). Ударным ядром накануне войны должны были стать 9 механизированных корпусов (МК), сформированных в июле 1940 года, а также ещё 20 МК, которые начали формироваться между мартом и июнем 1941 года. В строю находились также корпуса воздушно-десантные, кавалерийские, авиационные, войск ПВО.

Но многие из этих войсковых формирований в первый год войны показали низкую боевую эффективность, были разбиты. И только после Битвы за Москву корпусная система вновь стала возрождаться - уже с учётом накопленного боевого опыта. Начиная с 1943-го и до конца войны главную ударную силу нашей армии составляли неудержимые танковые корпуса (ТК).

Катастрофы начала войны

К началу войны большинство корпусов у нас были, увы, «бумажными».

По штату мехкорпусу РККА полагалось иметь численность в 36.080 человек, 1.031 танк, 358 орудий и миномётов, 268 бронемашин, 5.165 автомашин и 352 трактора. Но по всей западной границе СССР МК только формировались.

Например, в докладе от 5 августа 1941 года начальника автобронетанкового управления Западного фронта полковника Иванина заместителю наркома обороны СССР генерал-лейтенанту Федоренко приводятся такие цифры: 5, 6, 7, 11, 13, 14, 17 и 20 МК на 22 июня 1941 года были укомплектованы матчастью всего на 15-20 процентов. Танки - в основном лёгкие Т-26, БТ-2, БТ-5, БТ-7 с запасом хода 75-100 моточасов. Укомплектованность артиллерийских частей мехкорпусов орудиями - 10-15 процентов. 17-й и 20-й МК вообще не имели танков и представляли собой «невооружённых танкистов, группировавшихся вокруг нескольких машин учебного парка».

Так в июне 1941-го было по всей линии фронта. Не имелось запасов боеприпасов и горючего, не было много чего ещё, а пуще всего не хватало опыта умелого командования такими сложносоставными формированиями как корпус.

В крупнейшем танковом сражении начального периода войны под Дубно - Луцком - Бродами с 23 по 30 июня 1941 года контрудар по четырём немецким танковым дивизиям 1-й танковой группы Клейста (585 танков) наносили пять советских мехкорпусов Юго-Западного фронта (2.803 танка). Немцы выиграли вчистую. Наши части выдвигались и вступали в бой по мере прибытия - без взаимной координации, без связи и разведки. У советских танкистов была нехватка или полное отсутствие (!!!) бронебойных снарядов.

РККА всего за неделю потеряла 2.648 танков. Потери вермахта - 260 боевых машин.

Генерал отстреливался до последнего патрона

Сдерживать врага удавалось только отчаянным мужеством. Порой винтовки в руки приходилось брать генералам.

В июле 1941 года 63-й стрелковый корпус генерал-майора Леонида Петровского был переброшен из Приволжского военного округа на Западный фронт. Комкор умел воевать. В 1917-м он участвовал в штурме Зимнего дворца, геройствовал в годы Гражданской войны. В 1938-м был уволен из РККА, находился под следствием. Только в 1940-м Петровского вернули в армию и назначили на должность комкора.

Практически сходу ночью 13 июля части 63 СК переправились на захваченный немцами западный берег Днепра. В ходе ожесточённых атак советская пехота отбила у врага два города - Жлобин и Рогачёв. Когда доложили Сталину, он распорядился срочно включить новость о первом за время войны освобождении советских населённых пунктов в выпуск Совинформбюро, а комкору присвоить воинское звание генерал-лейтенанта.

Корпус Петровского с боями двигался дальше на запад - к Бобруйску. Немецкое командование было вынуждено бросить против 63-го СК семь дивизий. Наше наступление стало буксовать. Не имея поддержки на флангах, вклинившиеся в оборону противника на глубину до 30 км советские части 31 июля перешли к обороне.

Корпус стоял в ней месяц, срывая вермахту все сроки блицкрига. Но превосходящими силами немцы начали сжимать кольцо окружения. В середине августа оно замкнулось. Генерал Петровский в это время был назначен командующим 21-й армией. За ним за линию фронта отправили самолёт. Леонид Григорьевич сказал, что оставить своих бойцов в тяжёлой ситуации равносильно бегству и приказал лётчику взять на борт тяжелораненого солдата.

Перед прорывом из окружения с остатками войск своего корпуса Петровский подписал приказ: «Всему начсоставу вне зависимости от званий и занимаемой должности в период ночной атаки и вплоть до соединения частей корпуса с остальными силами Красной Армии - находиться в передовых цепях, имея при себе эффективное оружие...»

17 августа 1941-го, попав в засаду, Петровский погиб, отстреливаясь до последнего патрона.

Маршал Советского Союза Георгий Жуков в книге «Воспоминания и размышления» так отозвался о нём: «Главный удар осуществлял 63-й стрелковый корпус, которым командовал генерал Л.Г. Петровский. Через несколько дней он погиб смертью героя. Я хорошо знал Л.Г. Петровского как одного из талантливейших и образованных военачальников и, если бы не преждевременная гибель, думаю, что он стал бы командиром крупного масштаба».

Похороненный заживо

26 июня 1941 года командир 15-го мехкорпуса генерал-майор Игнатий Карпезо был тяжело ранен во время налёта немецкой авиации. Залитого кровью комкора неопытный врач признал погибшим. Под короткий салют из винтовок генерала сразу же похоронили. Но вернувшийся из штаба армии бригадный комиссар Иван Лутай приказал выкопать тело, чтобы отправить для захоронения на родине.

Карпезо оказался живым!

Получивший сильную контузию, он многие месяцы провёл в госпиталях, но даже получив инвалидность, остался в строю и продолжил службу в тыловых военных округах. Умер Игнатий Иванович в 1987 году в возрасте 88 лет.

А чудом спасший его политработник погиб в сентябре 1941-го...

Конница против танков

Страшным летом 1941-го, когда стало понятно, что война идёт на уничтожение, «сдулись» многие довоенные авторитеты с генеральскими погонами на плечах, прежде так хорошо выступавшие на партсобраниях. На фронтах стали выдвигаться командиры, умеющие трезво мыслить в критические моменты и бить врага, невзирая на любые соотношение сил и условия обстановки. Именно тогда в когорту наиболее успешных военачальников РККА вошёл Павел Алексеевич Белов.

2-й кавалерийский корпус (КК) генерал-майора Белова начал воевать с первого дня Великой Отечественной. На Южном фронте, на берегах реки Прут наши конники рубили живую сил противника, не давая врагу продвинуться вперёд. Когда соседние части отступали, Белов успевал закрывать образовавшиеся на линии фронта разрывы, и не его вина, что пришлось отходить от госграницы. Но и при этом 2-й кавкорпус постоянно контратаковал, стягивая на себя значительные силы противника.

Военную службу Павел Белов начал в 1916-м в гусарском полку, и лихая гусарская удаль отличала его и на Гражданской, и в 1941-м. Его конники стали проводить ночные атаки, когда немцы отдыхали. Сабельные рейды появляющихся из кромешной тьмы советских кавалеристов наводили на врага панический ужас.

В сентябре 1941 года конники Белова были брошены на спасение наших войск, попавших в «котёл» восточнее Киева. В боях за стратегически важный узел дорог Штеповку 2-й кавкорпус нанёс чувствительный удар по танковой группе Гейнца Гудериана. Разведка доложила, что из-за дождей немецкое командование не может обеспечить подвоз горючего своим танкам. Генерал Белов среагировал мгновенно и отдал приказ кавалеристам: «Вперёд!» Кони-«вездеходы» прошли там, где буксовали машины противника. Большие потери понесла 9-я танковая дивизия вермахта, а 25-я моторизованная дивизия была уничтожена полностью.

Звёздный час Белова наступил во время Битвы за Москву. Комкору приказали нанести контрудар по наступающим немцам в районе Серпухова. По данным Генштаба, там шла к столице СССР всего одна дивизия противника. Советская конница пошла в атаку и оказалось, что перед войсками Павла Белова - целый армейский корпус вермахта: три пехотные дивизии в первом эшелоне и две во втором. Наше наступление захлебнулось, но стремительным ударом во фланг врагу Белов упредил запланированное на 16-18 ноября наступление фашистов на Москву. Спешенные конники под Каширой перешли к удержанию позиций, и держались так стойко, что за отличие в оборонительных сражениях в ноябре 1941 года 2-й КК был переименован в 1-й гвардейский кавалерийский корпус.

В конце января 1942-го корпус Белова, прорвав оборону противника вдоль Варшавского шоссе, совершил глубокий рейд по тылам врага. В течение пяти месяцев соединения 1-го гвардейского КК вели активные боевые действия на территории Смоленской области в ходе Ржевско-Вяземской операции.

Это был исключительный эпизод в истории войны. Находясь в тылу противника, корпус генерала Белова занимал и удерживал район, который по периметру составлял более 400 км. Когда немцы бросили на советских конников превосходящие силы, корпус организованно прорвался к своим за линию фронта.

Герой Советского Союза генерал Павел Белов до конца войны участвовал в самых значительных военных операциях РККА. Назначенный командовать войсками 61-й армии он прошёл с ней боевой путь от берегов Днепра до берегов Эльбы.

«Шварцмессер» уральской закалки

Уральцы! Люди мужества! На танки!

Сквозь плотный слой немецкого огня

Пусть нас помчит стремительно в атаки

Уральский танк, уральская броня!

Весной 1943 года был сформирован Уральский добровольческий танковый корпус, полностью вооружённый и экипированный за счёт сверхпланового труда и на пожертвования рабочих Свердловской, Челябинской и Молотовской (сейчас - Пермский край) областей. Немцы сразу прозвали соединение уральцев-добровольцев «Schwarzmesser Panzer-Division» - «танковой дивизией чёрных ножей».

Действительно, на Златоустовском инструментальном комбинате для всех танкистов корпуса были изготовлены ножи НА-40, рукоять и ножны которых были покрыты чёрным кузбасс-лаком. Эти ножи стали своеобразной «визитной карточкой» войскового формирования, уже после первых же боёв на Курской дуге ставшего гвардейским.

Корпус прошёл боевой путь от Орла до Праги. Уральские танкисты уничтожили в боях 1.220 танков и самоходок, 1.100 орудий, 2.100 бронемашин, 94.620 солдат и офицеров противника. 38 гвардейцам присвоено звание Героя Советского Союза, 27 бойцов стали полными кавалерами ордена Славы.

«Умер честно и мне не жаль»

Из журнала боевых действий 17-й гвардейской механизированной бригады:

«18.03.45 года. ...Во второй половине дня после отражения ожесточённой атаки противника, дошедшей до рукопашной схватки, был ранен осколком снаряда комкор-6 гвардии полковник Орлов».

Он умер в тот же день, совсем немного не дожив до Победы.

Самый молодой в Красной Армии командир корпуса - 29-летний полковник Василий Орлов - с 1941-го прошёл несколько «мясорубок», сделал удивительную даже для военных лет карьеру. Поступив в 1932 году в Ленинградский индустриальный институт, он через год перевёлся из него в Военную академию механизации и моторизации РККА. Но по выпуску был направлен не в армию, а на оборонный завод. Когда началась война, главный инженер Ленинградского государственного механического завода стал на Северном фронте командиром батальона тяжёлых танков, успешно действовал в районе Невской Дубровки. С ноября 1941-го Орлов - командир 107-го танкового полка на Ленинградском фронте. После тяжёлого ранения и излечения был назначен командиром 119-й танковой бригады. За четыре месяца кровопролитных боёв под Ржевом комбрига трижды представляли к ордену Красного Знамени.

Танковые части, которыми он командовал, действуя на направлениях главных ударов, освобождали российские, украинские и польские города. 6 декабря 1944 года Василий Орлов вступил в командование 6-м гвардейским мехкорпусом 1-го Украинского фронта. В ходе Висло-Одерской наступательной операции его корпус первым сходу форсировал реку Одер. За выдающиеся боевые успехи комкор был представлен к званию Героя Советского Союза.

Понимая неизбежность приближающейся смерти, в санбате на окраине городка Нойштадт, Орлов продиктовал последнее письмо жене: «Вот и все. О своем отношении к Родине я тебе говорил. Нельзя это повторять много. Я считал это святым и оберегал это… Умер честно и мне не жаль».

В наградной лист на присвоение геройского звания гвардии полковнику Василию Орлову военные кадровики добавили только одно слово - «посмертно».

Цифра

55 командиров стрелковых, механизированных, танковых, кавалерийских и авиационных корпусов РККА не вернулись с фронтов Великой Отечественной войны

 Из песни слова не выкинешь

...Мы научились под огнём ходить не горбясь,

С жильём случайным расставаться не скорбя.

Вот потому-то наш родной гвардейский корпус

Сто грамм с прицепом надо выпить за тебя!

Михаил Матусовский, 1975 год.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама