В других СМИ
Загрузка...
Спуск на воду нового эсминца... или фрегата?

Почему наш эсминец назначен фрегатом?

Некритическое подражание Западу недопустимо и унизительно даже в таких, казалось бы, сугубо формальных вопросах, как классификация отечественных боевых кораблей
22 марта 2020, 06:15
Реклама
Почему наш эсминец назначен фрегатом?
© mil.ru
Спуск на воду нового эсминца... или фрегата?

Тема, которая будет затронута в данном материале, на первый взгляд, может показаться несущественной и даже праздной. Но убеждён, так может считать лишь тот, кто не дорожит основами нашей национальной культуры и её исторического фундамента - русского языка. Но поскольку таких «оригиналов» среди нашей просвещённой аудитории наверняка нет, предисловие на этом закончим.

Как корабль назовёшь…

Речь пойдёт об основе основ русской военно-морской словесности - классификации кораблей отечественного флота.

Принятая ныне в ВМФ РФ классификация чем-то напоминает слоёный торт. Причём каждый слой приготовлен по отдельному, не связанному с другими, рецепту. Что-то пришло из нашей собственной давней истории, кое-что осталось в память от славного Советского флота, а самое свежее наслоение имеет явное импортное происхождение.

Вся эта стилистическая и понятийная многослойность наверняка интересна историкам и филологам. Но боюсь, что всех остальных она только напрягает и путает.

Порой бывает просто невозможно понять и объяснить разницу между с виду почти одинаковыми боевыми кораблями, один из которых называется «эскадренным миноносцем», другой «фрегатом», а третий и вовсе «большим противолодочным кораблём».

В итоге дошло уже до того, что кораблей традиционного класса «эсминец» в нашем ВМФ почти не осталось. И на этом основании иные военные эксперты даже твердят, что у России флот слабый, что все кораблики, дескать, слишком мелкие, всё больше фрегаты да корветы, кои не идут ни в какое сравнение с американскими крейсерами и эсминцами.

Исторически необоснованный шаг

Начну с того, что ещё 30 лет назад в Советском военно-морском флоте вообще никаких фрегатов и корветов не водилось. Просто потому, что это была вражеская классификация кораблей, принятая в странах НАТО, до которой нашим морякам не было ровно никакого дела. Потому что у нас была своя с крейсерами, эсминцами, сторожевыми, большими и малыми противолодочными кораблями.

Не было никаких «фрегато-корветов» и в Российском императорском флоте. Во всяком случае, после его расставания с эпохой парусников. Вот официальная классификация боевых кораблей флота Российской империи, разработанная в канун Первой мировой войны:

«При составлении судостроительных программ 1911 и 1912 гг. Морской Генеральный штаб разработал также новую классификацию, утверждённую в июне 1915 г.: линейные корабли, линейные крейсеры, крейсеры, эскадренные миноносцы, миноносцы, подводные лодки, заградители, тральщики, канонерские лодки, речные канонерские лодки, учебные суда, транспорты,
посыльные суда, яхты, гидрографические суда, портовые и крепостные суда,
блокшивы.

Как видите, ни в Российском императорском флоте постпарусной эпохи, ни тем более, в Советском ВМФ никаких фрегатов и корветов не было и в помине.

Но после того как в 1991 году в очередной раз развалили страну, нашлось очень много желающих держать равнение на якобы «передовой во всех отношениях» Запад. Причём не в смысле поддержания мощного флота, большую часть которого вполне успешно распродали за гроши на иголки, а только в его переклассификации на натовский манер. Вот оттуда и «есть пошла» нынешняя «вестернизированная» систематизация основной части современных надводных кораблей ВМФ РФ.

Итогом этой вроде бы невинной словесной эквилибристики стало отнюдь небезобидное преуменьшение боевых возможностей российского флота. Который стал выглядеть как-то уж совсем бледно, особенно почти без эсминцев, которые всегда считались его основой.

Не по росту, весу и жиру!

Между тем эта позаимствованная в натовском зарубежье классификация, кстати, очень полюбившаяся пронатовской Украине, у которой даже кораблей приличных нет, только «наводит тень на плетень». Потому что изначально для её введения в российском флоте не было никакой рациональной основы.

Объясню почему. В период Второй мировой войны водоизмещение корабля, имевшего классификацию лёгкий крейсер, составляло примерно 7-8 тысяч тонн. Типичным представителем этого класса был, например, советский крейсер «Киров».

В настоящее время практически таким же тоннажем обладают так называемые большие противолодочные корабли - уникальный класс, придуманный в ВМФ СССР и которого нет больше нигде в мире.

Надо ли кого-нибудь убеждать в том, что боевая мощь этих двух одинаковых по весовой категории кораблей намного выше у современного «Адмирала Пантелеева»? Так почему же он тогда всего лишь БПК, а не лёгкий крейсер?

Ещё менее вразумительное понижение в классе мы наблюдаем в других подразделениях корабельного состава нынешнего ВМФ РФ.

Так, например, в период Второй мировой войны стандартный эскадренный миноносец, считавшийся тогда большим, имел водоизмещение около 2.000 тонн. Сейчас аналогичное водоизмещение имеет российский корвет проекта 20380. По нынешней классификации получается, что он не эсминец, а корабль более низкого ранга. Но ведь типичный корвет военных времён имел весьма ограниченные боевые возможности и едва достигал по тоннажу отметки в 1.000 тонн!

А в эпоху парусного флота корветом и вовсе называли трёхмачтовый военный корабль, используемый в основном для разведывательной и посыльной службы.

Линкор в миниатюре

Между тем, один современный российский корвет обладает таким вооружением, ударная мощь которого вполне сопоставима не то, что с корветами Второй мировой, а с добрым десятком эсминцев того времени! А говоря точнее, она просто несравнима больше, особенно за счёт противокорабельных ракет «Уран» и околостратегических крылатых ракет «Калибр». Но тогда почему же он всего лишь «корвет»?

С теми огневыми задачами, которые способен решать этот мнимый «корвет», то есть номинально малый корабль, не был способен справиться, пожалуй, даже линкор периода Второй мировой войны.

Вот и возникает вопрос - зачем так принижать, в смысле классификации, да ещё без всяких на то причин, наши современные «корветы» данного проекта, заранее признавая приоритет над ними натовских «эсминцев»? Только лишь потому, что те «толще и тяжелее»? Но разве это должно быть главным критерием классности кораблей?

«Жирный» флот англосаксов

Да, действительно, водоизмещение типовых кораблей ВМС США, причём практически всех классов, существенно больше принятых у нас стандартов. Но не стоит забывать, что в этом мире всё относительно.

И солидные габариты американского эсминца типа Arleigh Burke, водоизмещением под 10.000 тонн, продиктованы, прежде всего, необходимостью иметь большие внутренние объёмы для размещения топлива, экипажа и всех материальных запасов, необходимых для длительного трансокеанского плавания. Что с неизбежностью вытекает из сверхзадачи американского флота - удержания военного контроля над всем миром.

Впрочем, американцы на этой своей глобальной миссии довольно скоро и почти наверняка надорвутся. Об угрозе чего они сами же и говорят. Вплоть до Трампа включительно.

Что же касается изрядного количества ракетных ячеек на том же Arleigh Burke (почти сотня), то ещё вопрос - действительно ли это лучше рассредоточения того же количества пусковых установок на большем количестве менее крупных кораблей? Как минимум, это не факт.

У российского ВМФ нет задачи контролировать всю планету. Поэтому нет и острой необходимости строить корабли, способные загрузиться картошкой-фри и хот-догами в количествах, необходимых прожорливым «сэйлорам» для пересечения Тихого океана. Можно не сомневаться в том, что если бы ВМС США лишились такой имперской функции, то их корабли быстро бы похудели. И «сэйлоры», вероятно, тоже.

Без картошки фри, но с «Калибрами»

Российскому надводному флоту предназначенному, прежде всего, для защиты территории собственной страны и побережья стран-союзников, с опорой на их береговые базы (как в Сирии, например), такие океанские габариты в большинстве случаев просто без надобности. Ну и спрашивается - для чего тогда «попу гармонь»?

Вот и сходят с наших стапелей поджарые «корветы» водоизмещением 2.000 тонн, то есть полноценные эскадренные миноносцы по-старому. Стройные «фрегаты» - под 5-6 тысяч тонн, а это уже скорее даже не эсминцы, а вполне себе лёгкие крейсеры времён незабвенного Валентина Пикуля. А также малые ракетные корабли (МРК), которые своим тоннажем под 1.000 тонн вполне тянут на миноносцы и даже эсминцы военного времени.

И это притом, что все эти корабли без единого исключения, равные по своим габаритам прежним эсминцам, а подчас даже лёгким крейсерам, несут на своём борту такой запас огневой мощи, что их даже сравнивать с предшественниками одноклассниками нельзя.

Мифическая «немореходность» российского флота

Что же касается популярных ныне «экспертных» суждений насчёт «неспособности» такого тысячетонника оперировать в дальних морях, что якобы лишает те же МРК права быть сопричисленным к эсминцам, то осмелюсь напомнить бесспорный исторический факт. В составе российской Второй Тихоокеанской эскадры, направленной на Дальний Восток в период Русско-японской войны, находились миноносцы типа «Резвый» и «Сокол» (позднее переклассифицированные в эсминцы), водоизмещение которых не превышало 300 тонн. Что, кстати, ровно в три раза меньше, чем у нынешнего МРК. Но это отнюдь не помешало им совершить трансокеанский морской переход, а затем принять участие в крупнейшем Цусимском морском сражении.

По самому большому счёту

И если пересчитать современный российский ВМФ не по натовской, а по более понятной и удобной традиционной классификации, то мы получим совсем другую картину, чем та, которую рисует нам не в меру ориентированный на Запад «новорусский» менталитет.

За основу при этом, на мой взгляд, следует взять класс «эскадренный миноносец». Во-первых, потому, что он истинно русский и российский. А то, что мы привычно называем «эсминцами», имея в виду флоты НАТО, в действительности обозначается как «destroyer», то есть «истребитель». Согласитесь, что с нашим «эскадренным миноносцем» никакого тождества нет.

Конечно, мне могут возразить, что и понятие «эскадренный миноносец» нынче сильно устарело. И действительно, те времена, когда основным оснащением эсминцев было минно-торпедное вооружение, давно канули в вечность.

Однако этот класс кораблей всё равно остаётся историческим достоянием отечественного флота, а верность военно-морским традициям следует поощрять. И, во-вторых и в-главных, эсминец, по самой своей природе - универсальный боевой корабль среднего класса, был есть и будет основой российского ВМФ. И присваивать этому самому массовому классу боевых единиц множество других классификаций, разделяя весьма сходные по функционалу и назначению боевые корабли импортными обозначениями типа «фрегат» и «корвет», значит вносить лишнюю путаницу.

Другое дело, что в каждом корабельном классе могут существовать своего рода «подклассы», в зависимости от размерности того или иного серийного эсминца и комплекта его вооружения.

Эти различия не столь существенны, чтобы выделяться в отдельный класс, но вполне достаточны для сохранения, уже в рамках общего класса «эсминец», проверенных временем и оправдавших себя «видовых» наименований. Таких, например, как «большой противолодочный корабль», или «сторожевой корабль». И в то же время, БПК и СКР должны иметь некий международный и одновременно наш собственный понятийный эквивалент для лучшего понимания того, чем мы располагаем. А это именно «эсминец».

С учётом всех вышеуказанных корректировок и с целью избавления от неуместного западного влияния, общая классификация надводных кораблей ВМФ РФ основных боевых классов может выглядеть так:

Класс: авианесущие корабли, подклассы: авианосец, тяжёлый авианесущий крейсер;      

Класс: крейсеры, подклассы: тяжёлый атомный ракетный крейсер, ракетный крейсер; 

Класс: эскадренные миноносцы, подклассы: эсминец дальней морской зоны, эсминец ближней морской зоны, большой противолодочный корабль, сторожевой корабль. 

Таким образом, представителями класса «эскадренный миноносец» в современном российском ВМФ могу считаться корабли следующих подклассов и проектов:

  • большие противолодочные корабли, проект 1155 («Адмирал Пантелеев», «Адмирал Виноградов», «Адмирал Харламов», «Адмирал Левченко», «Адмирал Трибуц», «Маршал Шапошников», «Североморск», «Вице-адмирал Кулаков»); проект 11551 («Адмирал Чабаненко»);
  • эскадренные миноносцы дальней морской зоны, проект 956 («Адмирал Ушаков», «Быстрый», «Настойчивый»); проект 22350 («Адмирал Горшков», «Адмирал Касатонов», «Адмирал Головко»); проект 1135 («Ладный»); проект 1135М («Пытливый»); проект 11356 («Адмирал Григорович», «Адмирал Эссен» и «Адмирал Макаров»); проект 01090 («Сметливый»); проект 11540 («Неустрашимый», «Ярослав Мудрый»);
  • эскадренные миноносцы ближней морской зоны/сторожевые корабли/МРК, проект 20380 («Стерегущий», «Сообразительный», «Бойкий»,      «Стойкий», «Совершенный», «Громкий»); проект 20385 («Гремящий»); проект 11661К («Татарстан», «Дагестан»); проект 22160 («Василий Быков»,  «Дмитрий Рогачев»); проект 21631 («Град Свияжск», «Углич», «Великий Устюг», «Зелёный Дол», «Серпухов», «Вышний Волочек», «Орехово-Зуево», «Ингушетия»); проект 22800 («Мытищи», «Советск», «Одинцово» и «Козельск»). 

Оптимистический итог

Таким образом, в пересчёте на традиционную российско-советскую военно-морскую классификацию, современный Военно-морской флот Российской Федерации обладает, как минимум, 47 боевыми кораблями, соответствующими, по своим основным габаритам и ТТХ, в том числе по тоннажу, классическому эскадренному миноносцу ХХ века, либо даже значительно превосходящими таковой. В сравнении с количеством эсминцев в ВМС США, равном на данный момент 67 единицам, это не такой уж и плохой показатель.

Особенно если учесть, что заказами на строительство новых эскадренных миноносцев дальней и ближней морской зоны российские верфи буквально завалены. Причём в ближайшие годы ожидается их практически полуторное количественное увеличение.

У ВМС США программа строительства эсминцев единственного массового класса Arleigh Burke реализуется черепашьими темпами. А такие монстры, как эсминец Zumwalt, из-за крайней дороговизны, и вовсе существуют в штучных экземплярах. Причём реальная боевая ценность всей этой американской флотилии после предстоящего перевооружения многих российских эсминцев на гиперзвуковые «Цирконы» может оказаться весьма сомнительной.

В завершение следует отметить, что в вооружённых силах вообще и на флоте в частности, огромную роль играет морально-психологический фактор. И российским военным морякам, у которых всегда были в почёте отечественные флотские традиции, вряд ли особо комфортно в моральном отношении служить на кораблях, носящих малопонятную и заведомо ущербную иностранную классификацию «фрегат» или «корвет». Они прекрасно знают, что не по формальному «росту, весу и жиру», а по своей реальной боевой мощи это вполне полноценные эсминцы. Вроде бы мелочь, игра слов. Но для поддержания высокого морального духа и возрождения исконных военно-морских традиций - вещь далеко не последняя.

Ведь у наших нынешних «корветов» и «фрегатов» даже названия позаимствованы у прежнего славного поколения эскадренных миноносцев - «Сообразительный», «Бойкий», «Ладный» и так далее. И остаётся сделать фактически один шаг для окончательного приведения в полное соответствие формы и содержания.

Тем более это актуально в то время, когда вся Россия наконец-то стряхивает с себя опостылевший морок «западенщины» и даже Конституцию страны всенародно дорабатывает на государственно-патриотический лад.

В этом смысле переклассификация основных надводных боевых кораблей флота, в соответствии с их реальными боевыми возможностями и прочими тактико-техническими данными, может оказаться делом не просто вполне оправданным, но и весьма своевременным, а ещё, по-хорошему демонстративным и духоподъёмным.

В том смысле, что Америка нам больше не указ! Пускай они лучше свои авианосцы переименуют в канонерские лодки. Потому что их дипломатия уже давно зовётся не иначе, как «дипломатией канонерок».

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама