В других СМИ
Загрузка...
«Немецкая слобода» в Афганистане прикрывает американцев
© bundeswehr.de
Парламент Германии от 13 марта о продлил на год мандат бундесвера в Афганистане.

«Немецкая слобода» в Афганистане прикрывает американцев

США договорились с представителями афганских исламистов о том, что в течение двух лет не только американские военные, но и их союзники уйдут из Афганистана. С самими союзниками Вашингтон этот вопрос не обсуждал и не согласовывал. Ничего не подозревающий бундесвер остаётся, а на смену США приходит коронавирус
03 апреля 2020, 10:57
Реклама
«Немецкая слобода» в Афганистане прикрывает американцев
© bundeswehr.de
Парламент Германии от 13 марта о продлил на год мандат бундесвера в Афганистане.

Насколько известно автору этих строк, действительно широкие слои немецкого населения обсуждают заявление Ангелы Меркель. Оно гласит, что переболеть вирусом могут две трети жителей страны. На этом фоне совершенно незаметно прошло решение парламента Германии от 13 марта о продлении на год мандата бундесвера в Афганистане. (В Германии решения об использовании вооружённых сил принимает бундестаг, нынешнюю немецкую армию поэтому иногда называют парламентской.)

Правящая коалиция не стала принимать во внимание ни возражений парламентской оппозиции, ни того факта, что положение всего иностранного контингента на Гиндукуше резко изменилось 29 февраля, после того как США заключили соглашение с «Талибаном»*(террористическая организация, запрещённая в РФ).

Справка

США договорились с представителями исламистов о том, что, при соблюдении определённых условий, в течение двух лет не только американские военные, но и их союзники уйдут из Афганистана. С самими союзниками Вашингтон этого, кстати, не согласовывал. И это дало основания и левым, и правым (АдГ), и «зелёным», и «жёлто-голубым» (Свободная демократическая партия СвДП, не путать с ЛГБТ) в бундестаге настаивать на пересмотре мандата для немецкого воинского контингента.

А и Б сидели на трубе, А упало...

Согласно этому мандату, в Афганистане могли находиться до 1.300 военнослужащих, формально действующих в составе международной миссии по инструктажу афганских сил безопасности Resolute Support. Но если девизом НАТО во время интервенции в Афганистане была формула «вместе туда, вместе оттуда», то почему, когда американцы резко сокращают присутствие, так же не поступить и немцам?

Этим вопросом задался известный журналист Кай Кюстнер, и его комментарий, вышедший в эфире «главного» телеканала Германии - ARD - за два дня до дискуссии в парламенте, в полной мере отражает немецкий журналистский стиль освещения проблемы, у которой нет хорошего решения. Когда не знаешь, что сказать, формулируй всё в форме вопросов, окрашенных в умеренно-ироничный цвет…

Кюстнеру, как, впрочем, и его коллегам-экспертам, уже были заведомо ясны два пункта: во-первых, руководство ФРГ не станет менять мандат и снижать верхнюю границу численности своих солдат.

Справка

Это было видно по тексту мандата, который передало в бундестаг несколько дней назад правительство. Парламент большинством голосов - 358 против 160 при 21 воздержавшемся - продлил на 12 месяцев, то есть до конца марта 2021 года, афганский мандат бундесвера.

Во-вторых, ясно было и следующее: ни внешнеполитическому ведомству ФРГ, ни военным неизвестно, какой концепции будет придерживаться главный стратегический партнёр - США - при выводе своих солдат и - что ещё страшнее! - «политикуму» (то есть политическому сообществу) в Германии совершенно неизвестно, в какую стадию входит сам Афганистан, где талибы* нацелились на то, чтобы стать частью легитимной политической системы, а нынешняя власть в Кабуле раздробилась аж на две параллельные президентские администрации!

Отсутствие такого понимания было вопиющим в глазах местных обозревателей. Осознание ими подобного непонимания пришло сразу после того как они ознакомились с текстом мандата, переданным в парламент - он практически не отличался от прошлогоднего!

Почему афганский мандат немцев продлён?

Итак, почему и зачем бундестаг возобновил мандат бундесвера в Афганистане? Предположу, что в данном случае, помимо фактора бюрократической инерции, когда легче что-то сохранить, чем изменить, в пользу продления сыграло то, что этого хотят и глава МИД ФРГ Хайко Маас, и так называемая АКК (Аннегрет Крамп-Карренбауэр), которая возглавляет оборонное ведомство страны.

Что касается АКК, то она лично, возможно, была бы даже за усиление роли бундесвера в Афганистане. Чтобы не погружать читателя в специфику политической ситуации в Германии, отмечу лишь, что пост главы МО для АКК мыслился исключительно как переходный, а основной была позиция во главе партии Ангелы Меркель.

АКК - карьерный политик, с этой позиции она нацелилась пересесть в кресло канцлера, но сейчас терпит сокрушительное фиаско. И жёсткие заявления об усилении роли Германии в военных операциях за рубежом - её попытка получить поддержку «атлантистов» и придать себе значимости среди «политикума», что впоследствии сохранит за ней шансы остаться в обойме перспективных лидеров на будущее.

Пример предыдущей «министерши обороны», Урсулы фон дер Ляйен, которая, несмотря на скандалы в оборонном ведомстве, «прыгнула» из немецкого министерства обороны в кресло главы Еврокомиссии, сулит АКК хоть какую-то оптимистичную перспективу.

А у МИД ФРГ свои резоны, в большей мере государственные... Дело в том, что у Берлина очень непростые отношения с Белым домом и Госдепартаментом США, в чём заметную роль сыграли разногласия между странами по «Северному потоку-2».

И возможность «прикрыть спину американцам» в Афганистане - это для Берлина одновременно и способ заработать очки в отношениях со сложным и могущественным контрагентом. В этой связи заметим, что в функции немецкого контингента в Афганистане входит и обеспечение безопасности, и эвакуация немецких и международных представительств (при необходимости), а также значительная доля логистики, осуществляемой НАТО на севере Афганистана - в логистике немцы по-прежнему считаются среди союзников по НАТО чемпионами.

Соответственно, и расходы по логистике ложатся на Германию. С учётом перспективы масштабного вывода войск подобное умение - серьёзный дипломатический козырь Берлина в его игре с США и с другими «компаньонами по миссии».

Наконец, немцы, чья разведка, дипломатия и сектор гуманитарно-экономического присутствия в Афганистане традиционно сильны, хотели бы сохранить за собой влияние в этой стране, и очень опасаются полного её распада и хаоса. Кроме того, политический истеблишмент в правящей коалиции, несмотря на весь опыт 19 лет военного присутствия там, сохранил иллюзию, что военные в немецкой форме обеспечивают в Афганистане хоть какую-нибудь безопасность и удержание «цивилизационных основ». В Берлине слишком сильно сидит миссионерство, соединяющее в себе чувство превосходства Запада с представлением о своей миссии пользоваться этим превосходством  для «улучшения мира».

Договорная война с исламистами

Впрочем, возможно, риски для бундесвера в Афганистане не столь уж велики, а, значит, политики, продлившие его мандат, тоже не очень рискуют. Здесь мы вступаем на информационную «территорию неведомую».

«В Афганистане за годы операции, которую проводит коалиция, погибли 59 немецких военнослужащих. И будет непорядочно по отношению к ним и к их близким уйти сейчас и сказать, что присутствие бундесвера не достигло целей и их жизни были отданы зря».

Примерно такие заявления слышит немецкий бюргер в течение последних лет каждый раз, когда речь заходит о продлении мандата бундестага. И цифра в этих заявлениях, слава богу, не меняется. Почему?

Справка

«Немецкая слобода» в Афганистане - это север страны, в первую очередь, провинции Кундуз и Балх, с основной базой в Мазари-Шарифе. С опорных пунктов в Кундузе и Балхе на удалённые заставы время от времени отправляются патрули, а база в Мазари-Шарифе служит логистическим и военным центром немецкого контингента, который долгие годы должен был ограничивать активность антиправительственных формирований, а затем обучать этому афганских военных и полицейских...

Такова теория. А что происходит на самом деле? Ещё в начале 2010-х годов из Афганистана поступила информация о том, что, на самом деле, бундесвер «сидит» на своих хорошо охраняемых опорных пунктах, и при этом за свою безопасность платит местным полевым командирам «отступные». Сейчас источники в стране с большой степенью надёжности подтверждают эту информацию и дают картину того, как в реальности сложились отношения немецких военных с талибами*.

Между боевиками и немцами был налажен «институт посредничества», в основном через тех афганцев, которые проживали в ФРГ и приехали оттуда после начала интервенции 2001-го года в качестве переводчиков или экспертов по региону. Перед ними уже в середине 2000-х была поставлена задача установить связь с местными исламистами.

В руках у немцев был и остаётся козырь, который очень слабо использовали другие участники коалиции - они на самом деле активно воссоздают гражданскую инфраструктуру Афганистана.

Дело в том, что уже в середине нулевых командиры талибов* были, по большей части, людьми, которые ранее, при власти «неистовых мулл», так или иначе занимались социальным окормлением населения.

И вот, после ввода в страну немецких войск, они осознали, что с немцами можно говорить о проведении восстановительных работ, и, кстати, снизить за счёт иностранцев безработицу и нищету в «своих» районах. Сами исламисты даже брали инициативу на себя и порой предлагали немцам: постройте дорогу, больницу или мост! Немцы соглашались, и этим как бы подкупали талибов* - по принципу «мы строим, а вы нас не трогаете...»

Тарифы на безопасность или «баш на баш»

Правда, среди сторонников «неистовых мулл» были группировки, которые обозначали намерение, несмотря ни на что, атаковать патрули бундесвера (в основном, это касается Кундуза). Но, прежде чем совершать нападения, они давали об этом знать немцам. И тогда военные заранее вступали в «не огневой контакт» с командирами агрессивных группировок и оговаривали сумму отступных. После этого патрули отрабатывали свой маршрут на бронемашинах, а талибы* в буквальном смысле поворачивались к ним спиной, как бы не замечая. За обеспечение безопасности перечислялись суммы, обычно из расчёта численности отряда талибов*.

Так, командир сильного отряда в тридцать бойцов может сказать, что каждому боевику, мол, причитается по 5.000 долларов, а ему, командиру - аж 20! Но такие группы, которые могут и, главное, хотят действительно эффективно атаковать немцев, встречаются нечасто.

Как правило, неформальные вооружённые формирования так не зарываются. Вот вполне наглядный пример, с позволения сказать, «правильных и здоровых пацанских отношений».

Один из командиров среднего звена в Кундузе, мулла Басир (в оные годы он состоял командиром у Гульбеддина Хекматияра, а потом перешёл в Талибан*), получал на каждого своего бойца по тысяче долларов. Это был его тариф. Но и большого вреда от него немцам ожидать не приходилось. Были полевые командиры, у которых тариф - по 2.000 долларов на каждого бойца. Впрочем, иногда оплата вносится «помесячно», как абонемент!

Картина прояснилась благодаря информации, полученной от местных жителей, а также из-за инсайдерских утечек в среде афганских силовиков и полевых командиров в Кундузе.

Офицеры бундесвера вручили свадебные дары террористу

Кроме того, автор недавно лично беседовал с источником, который в 2011 году стал очевидцем дружественных контактов офицеров бундесвера с талибами*.

Девять лет назад в провинции Кундуз один из влиятельных командиров талибов* мулла Салам (позже был убит) справлял свадьбу. Во время торжества за столом появились двое немецких офицеров, полковник и капитан. Мулла Салам встретил их как старых знакомых, причём было видно, что он заранее знал об их приезде, впрочем, как и некоторые гости.

Офицеры бундесвера тепло поздоровались с исламистом, поздравили его и вручили ему ценные подарки - старинный немецкий кинжал и немецкий пистолет.

Они пробыли недолго, отказались от трапезы, сослались на то, что приехали только для того, чтобы почтить хозяина подарком, и уехали. Деталь: офицеры приехали в сопровождении группы солдат, на двух чёрных бронированных Мерседесах Гелендвагенах. Один из родственников муллы Салама пошутил: «Вы бы нам подарили одну машину»! Но немцы восприняли вопрос всерьёз и ответили, что они не могут сделать такой подарок, потому что машины на них зарегистрированы. Как прокомментировал эту ситуацию мой источник, «капитан и полковник бундесвера с подарками на свадьбе командира талибов* случайно не появляются».

А вот рассказ афганского журналиста, который в конце 2000-х - начале 2010-х неоднократно ездил в Кундуз и общался там с местными старейшинами, с простыми жителями, а также с боевиками талибов*.

На вопросы: «Как немцы воюют? Досаждают ли им талибы* атаками опорных пунктов?» ему неизменно отвечали с улыбкой: «Нет, немцы сами нам, местным, сразу дали понять, что они приехали сюда не для войны, а для оказания технической помощи. А с терроризмом им тут нечего воевать».

Связи стреляют лучше, чем винтовка

По словам этого источника, немалая часть международной помощи уходила на «установление отношений» с талибами*, и это касается не только немцев. Другое дело, что подобные траты порой действительно давали возможность построить некий объект, нужный местному населению. Поэтому статус немцев, по сравнению с другими иностранными военными, расквартированными в Афганистане, весьма высок.

Вспомним также, что Германия взяла на себя значительную долю расходов на проведение мирных переговоров между представителями Талибана* и их оппонентами, то есть, по сути, оплачивала «паркетным талибам»* из офиса в Дохе их путешествия по миру.

Справка

Согласно хорошо информированным источникам, немецкий кадровый дипломат Маркус Потцель, оставаясь в тени американского переговорщика Залмая Халилзада, с большой энергией осуществлял посреднические функции между Талибан* и командованием западного контингента.

То есть специалисты из МИД ФРГ и других ведомств, занимающихся выстраиванием стратегии в Центральной Азии, стараются с наименьшими потерями сохранить именно за Германией возможности в будущем участвовать в тех больших проектах, которые раньше или позже осуществят в регионе «большие игроки», кто бы они ни были - Китай, Индия, собственно Евросоюз, или ЕС под патронажем США.

Справка

Вашингтон выводит не весь воинский контингент из района Гиндукуша. На днях в СМИ просочилась информация о том, что Пентагон выдаёт подряды фирмам на производство систем связи и разведывательного оборудования для сил специальных операций США в Афганистане с более поздними сроками исполнения заказа, чем озвученный в соглашении с талибами* двухлетний период вывода войск.

Для достижения такой цели репутация «добрых строителей», а также связи с местными талибами* могут быть куда важнее штыков. Но! С переговорщиками, у которых в чёрных бронированных Мерседесах не только лежат подарки, но и сидят солдаты с автоматами, «неистовые муллы» всё же более склонны договариваться, чем с переговорщиками без стволов.

Вирус бродит по Азии...

И последнее. Как сообщил источник из Афганистана, в страну из Ирана попал коронавирус, и распространение эпидемии с учётом состояния медицины, общества и власти, вернее, двоевластия - может оказаться опаснее Талибана*.

Кто будет помогать бороться с пандемией? Американские военные? Вряд ли...

Скорее, если афганцам сегодня и есть от кого ждать помощи со стороны иностранных военных, то только от европейцев - французов и немцев, имеющих давний опыт в развёртывании полевых госпиталей в местных условиях.

Впрочем, исходя из сегодняшних европейских реалий, скорее всего, контингенту западных военных будет отдан тайный приказ свести к нулю контакты с местным населением - ведь вирусу отступных не заплатить, с ним не договориться! Но это уже совсем другая тема.

---

* Террористическая организация, запрещённая в РФ.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама