В других СМИ
Загрузка...
29 февраля США заключили с «Талибаном» (движение запрещено в России) соглашение о снижении насилия.

Большая Игра США в Афганистане только начинается

Пушки молчали в Афганистане лишь несколько дней после того, как США в Дохе 29 февраля заключили с «Талибаном»* (террористическая организация, запрещённая в РФ) соглашение о снижении насилия. «Игра» в Афганистане выходит на новый уровень сложности и дробности фронтов и от этого она становится ещё опаснее и мира в длительной перспективе Афганистану не принесёт
12 марта 2020, 06:14
Реклама
Большая Игра США в Афганистане только начинается
© state.gov
29 февраля США заключили с «Талибаном» (движение запрещено в России) соглашение о снижении насилия.

По основным условиям этого соглашения, вооружённая оппозиция обязуется не нападать больше на американских военных и их союзников из НАТО и из состава афганских сил безопасности, а также не поддерживать никаких отношений с «Аль-Каидой»* (террористическая организация, запрещённая в РФ) и другими террористическими структурами.

США обещают вывести в несколько этапов своих военных и поспособствовать тому, чтобы в ходе внутриафганских переговоров талибы* получили возможность войти во власть.

Если условия тишины будут соблюдены, во второй декаде марта должны начаться те самые внутриафганские переговоры.

За конфликтом конфликт...

Соглашение было представлено мировому сообществу, как огромный успех дипломатии США в урегулировании военно-политической ситуации в Афганистане. Но в начале марта боевики резко возобновили боевую активность. По сообщениям международных СМИ, они совершили нападения на силы армии и полиции Афганистана в 16 провинциях, а, по информации инсайдера в местных спецслужбах, география атак шире - это 28 провинций, включая северные Кундуз и Балх.

Справка

В Кундузе в течение 1 и 2 марта погибли почти три десятка военных, имеется много раненых. Большие потери были и в Гильменде.

После атаки в этой провинции афганские военные предъявили военным США претензию в том духе, что те обещали мир, а теперь безучастно смотрят, как соглашение нарушается. Тогда американцы подняли в воздух ударные беспилотники и нанесли массированный удар по местам скопления вооружённой оппозиции.

Параллельно развивается ещё один конфликт, грозящий успешной реализации соглашения, заключённого в Дохе. Вновь избранный президент Афганистана Ашраф Гани обозначил своё несогласие с условиями соглашения, заключённого американским дипломатом Залмаем Халилзадом за его спиной под девизом «Не мешайте нам договориться с муллами и создавать условия, чтобы с ними после нас договорились Вы!».

Справка

Сегодня наиболее очевидный камень преткновения для Гани - это условие об освобождении пяти тысяч пленных боевиков. Это непреложное условие для начала внутриафганских мирных переговоров.

Провал или победа американской дипломатии?

Так что же, вместо успеха американцы потерпели поражение, и документ, подписанный в Дохе, можно смело выбросить в Амударью?

Девятнадцатилетняя история военного противостояния США и их союзников с «Талибан»* в Афганистане никак не тянет на голливудский happy-end. Более того, многие обозреватели в разных частях света склонны называть это поражением «коллективного Запада».

Посудите сами: документ готовился два года и предписывает снижение уровня насилия. Он также предусматривает вывод основного контингента США с Гиндукуша. Но ведь очевидно, что в дальнейшем - неважно рано или поздно - исламисты постараются прибрать к рукам всю власть в стране. В этом, по наблюдениям автора, убеждены те европейские эксперты, которые глубоко погружены в афганскую политику.

Но вот парадокс - похоже, США отнюдь не расценивают это, как неудачу!

Напротив, история мирных переговоров США с катарским офисом «Талибана»* в Дохе - это сюжет поучительный, с точки зрения того, как умело и гибко Вашингтон добивается своих целей, причём в своих действиях США вполне учитывают опыт СССР.

Во-первых, главной целью всей военной операции США и её политического сопровождения является не Афганистан, а страны, имеющие в этой стране свои интересы. Это, в первую очередь, КНР, а также Иран и республики Центральной Азии.

Задача, которую решают американские военные и их спецслужбы - это создание разнообразных возможностей для оказания влияния по всему международному периметру. Кроме того, важно не допустить доминирования в регионе стратегических противников США, то есть КНР. Но со стороны действия США порой выглядят отступлением, хотя, на самом деле, тактические манёвры отхода и возвращения себе позиций подобны накату и откату волн на морском берегу.

Во-вторых, в Афганистане конкурируют две американские концепции. Согласно одной, влияние и контроль осуществляются посредством создания контролируемого хаоса через постоянно меняющиеся угрозы для всех участников региональной игры. Согласно второй, влияние на тех или иных участников можно оказывать и путём их включения в экономические проекты, контролируемые США.

Если первый вариант был более близок команде Обамы, то Трампу милее второй путь, который, в идеале, можно осуществить при очень ограниченном военном присутствии в Афганистане.

Поэтому администрация Трампа проявила терпение, когда действия спецпредставителя Вашингтона в Афганистане Залмая Халилзада, направленного Белым домом договариваться с исламистами, вызывали в Кабуле только насмешки и всеобщий скепсис.

Нынешние стратеги в Вашингтоне публично заявляют, что хотят уйти из Афганистана, но не так, как ушёл СССР. Надо понимать, что имеется ввиду возможность держать под шахом любое правительство в Кабуле и иметь там базы для военных и разведчиков, а также управляемые местные вооружённые формирования, с помощью которых можно оказывать давление на соседей.

И, наконец, в-третьих… В Афганистане могут осуществляться самые парадоксальные, с нашей точки зрения, схемы, и то, что было правдивой картиной вчера, сегодня подлежит забвению, хоть и кажется правдоподобным…

Ашраф Гани и «паркетный» «Талибан»*

Итак, соглашение США с исламистами подписано. В нём оговаривается отнюдь не полный вывод американских войск: выводятся (или, по информации автора, уже в основном скрытно выведены) около четырёх с половиной тысяч военнослужащих. При этом, около восьми с половиной тысяч солдат и офицеров остаются, как минимум, ещё на 14 месяцев.

Общественности объявлено - они уйдут, если боевики на деле докажут, что готовы мирно сосуществовать с афганской властью или же, как альтернатива, интегрироваться во властный аппарат.

Однако имеется одно «но»: в соглашении есть секретная часть.

По информации от надёжного источника, договор оставляет за США владение рядом военных объектов. В первую очередь, это базы в Баграме, в Кандагаре, и… в Шинданде вблизи границы с Ираном. И американские фирмы уже получают подряды на производство разведывательного оборудования. Так что уходить из Афганистана США не собираются. А собираются они, по плану Трампа, лишь сократить уровень поддержки власти в Кабуле.

Кстати, стоит подробно остановиться на определении этой власти. Соглашение было подписано в тот самый момент, когда афганская ЦИК, наконец, решилась объявить победителем прошедших в сентябре прошлого года президентских выборов действующего главу государства Ашрафа Гани, а его основной соперник, руководитель исполнительной власти Абдулла Абдулла тут же заявил о своей победе и вместе с несколькими влиятельными политиками из числа бывших моджахедов (в их числе - влиятельный военачальник генерал Абдурашид Дустум) создал на севере страны параллельную власть.

Власть эта продержалась пару дней, но Залмаю Халилзаду хватило, чтобы сделать Ашрафа Гани сговорчивее в отношении соглашения с «Талибаном»*, к которому последний первоначально отнёсся с большим скепсисом.

Гани можно понять: за твоей спиной твой главный военный союзник и спонсор США договаривается с твоим основным военным противником - «Талибаном»*, который фактически требует прекращения военной помощи правительству. А документ, который с тобой не согласовывается, фактически предписывает поделиться с  исламистами властью. Кому это понравится?

При этом Ашраф Гани - не новичок в политике, и понимает, что американское соглашение ни ему, ни стране не несёт на деле мира, поскольку оно заключено не со всем «Талибаном»*, а только с его катарским офисом, в котором сидят так называемые «паркетные боевики».

«Паркетные боевики» давно не живут в Афганистане и имеют весьма условное влияние на полевых командиров на местах. Эти дипломаты с окладистыми бородами в значительной мере контролируются пакистанской разведкой МВР, живут на деньги европейцев и арабских спонсоров, а за согласие подписать в нужный момент нужный документ уже получили напрямую 67 миллионов долларов от Вашингтона (причём совершенно официально).

Гани отдаёт себе отчёт в том, что мир с ними - это ещё далеко не мир с полевыми командирами. Зато обязательства перед ними - это обязательства перед их спонсорами, в том числе перед Пакистаном. Понимает он и то, что американцы его, грубо говоря, «кинули». Но, находясь в положении «не вполне переизбранного» президента, совершать резкие движения он, по понятным причинам, не может.

Кстати, Гани объявили переизбранным именно тогда, когда соглашение между США и «Талибаном»* было окончательно готово. А американцы не стали торопиться с поздравлениями победителю. Они же уломали новоиспечённого президента отложить инаугурацию, пока Халилзад не уладит ситуацию с двоевластием и не договорится с моджахедами, собравшимися на севере.

И Халилзад, естественно, договорился: губернаторы параллельной власти, назначенные было оппозиционерами, как по мановению волшебной палочки исчезли, а мятежный Абдулла Абдулла вернулся в Кабул. Любопытная деталь: Халилзад, 4 марта нанёсший визит в афганскую столицу, вопреки дипломатическому этикету сперва встретился с Абдуллой Абдуллой, а лишь затем - с Гани. Это не случайность.

Президенту Афганистана дали понять, что он должен и дальше быть сговорчивым, иначе моджахеды ему быстро напомнят о своих претензиях на власть.

Пять тысяч афганских боевиков выходят на свободу

Есть и ещё одна любопытная деталь: Халилзад обозначил угрозу не просто так. Среди требований талибов*, предъявленных на переговорах США, а через них и Ашрафу Гани, было уже упомянутое освобождение 5.000 боевиков, заключённых в афганских тюрьмах.

Источник в Кабуле сообщил, что это условие - кость в горле для нынешнего главы Совбеза Афганистана Хабдуллы Мохиба. Его люди отдают себе отчёт в том, что боевики (среди которых много пакистанцев, взятых в плен прямо на поле боя), выйдя на волю, могут не послушать призыва «паркетных талибов*», возьмутся за оружие и обратят его против тех, кто держал их за решёткой.

Пять тысяч - это не десять и даже не сто бойцов. Хуже того, сейчас, по информации источника в афганских силовых структурах, среди талибов* низового звена заметно настроение перейти под чёрный флаг ИГИЛ* (террористическая организация, запрещённая в РФ), чьи пропагандисты умело используют тот факт, что «Талибан»* предал свои идеалы и пошёл на сговор с США.

И в тюрьмах перековка идёт с высокой интенсивностью. То есть освобождение тысяч исламистов на деле обернётся освобождением многих сотен ИГИЛовцев*. Но Вашингтон, похоже, это волнует гораздо меньше, чем желание в данный момент провести в жизнь свой план примирения с «Талибаном»*. Вот почему сидящие в тюрьмах боевики получили обещанное освобождение…

Хотя Мохиб, в свою очередь, утверждает, что в документе соглашения, которое предъявлено Кабулу, такого пункта нет. В этом вопросе кабульская власть пока долго проявляла упорство, не торопилась никого освобождать и тянула время, но в итоге, 10 марта президент Гани всё же подписал указ о помиловании.  Видимо, у Кабула созрел свой план, парадоксальный и опасный.

Возникают два вопроса. Если исламисты, по соглашению с США, получают ряд преимуществ, а именно: их людей освобождают, их бонз включают в политическую жизнь страны и даже во власть, а иностранные войска сокращают своё присутствие, то зачем сразу идти на обострение, ставить под удар договорённость с американцами?

Более того, зачем это делать, если и большинство лидеров полевых командиров сейчас стоят за соблюдение договорённости с США, что подтвердили хотя бы публичные заявления Хаккани* (террористическое движение, запрещено в РФ) и сына муллы Омара? Это первое. Но, возможно, действия боевиков не ставят достигнутые с Вашингтоном договорённости под удар? Это второе.

Ответ на первый вопрос надо искать в Пакистане. Исламабаду ослабление влияния Вашингтона на процессы в самом Афганистане на руку. Вот и глава МИД Пакистана Махмуд Курайши уже заявляет, что теперь афганская власть может полагаться не на США, а на его страну для решения внутренних проблем. То есть в Исламабаде уверены, что они снова первые у руля афганской ситуации среди внешних игроков. И продемонстрировали это Ашрафу Гани, который долго проявлял несговорчивость в вопросе освобождения пленных. Президент и сейчас заявляет, что «делить портфели» с талибами* (запрещены в России) он - афганская власть - будет лишь тогда, когда будет уверен, что исламисты не находятся под влиянием пакистанской разведки МВР.

Пакистан таким способом вышел на торги за места в афганском правительстве. По информации от афганских силовиков из Кундуза, там полицейских атаковала группировка талибов (запрещены в РФ), где большинство составляли пакистанцы из состава талибского* спецназа - так называемой дивизии Умари, находящейся под прямым контролем МВР.

При этом, в Исламабаде уверены: нынешние атаки талибов* (запрещены в России) рекламной акции США по выводу войск и их договорённостям с талибами* не помешают. Более того, они могут быть на руку американцам, которые на самом деле полностью выполнять условие по выводу военных не собираются. И это ответ на второй вопрос. Американцы уверены: так или иначе боевики и дальше будут нарушать условия договора, так что повод сохранить военное присутствие у Вашингтона будет. А, если надо, они его умеют создавать и сами.

Пентагон, ЦРУ и наркобизнес

Так, на сегодняшний день имеется проверенная информация о многочисленных эпизодах в провинциях Газни, Гильменд, Кундуз, Каписа, когда в период с 2004 по 2013 гг. американские военные и спецслужбисты вынуждали командиров талибов*, перешедших к мирной жизни после поражений 2001-2002 гг., взяться снова за оружие… против коалиционных сил!

Определённым группам военных нужны поводы для продолжения войны, поскольку она приносит сопутствующие доходы. Эти группы (в первую очередь это касается сотрудников спецслужб, которые связаны с местным наркобизнесом), видят в Афганистане свой главный рынок, где по три раза в год снимают урожай опиатов и который приносит доходов в личный карман и на внебюджетные спецпроекты в разы больше, чем расходы США на войну. Как они покинут Афганистан?

Талибы* (запрещены в России) - не единственная карта в руках у Пакистана и (в этом один из афганских парадоксов) в рукаве США, хотя Исламабад и Вашингтон не играют в тандеме. Если нынешние исламисты «уйдут на покой», то есть во власть, то для возмущения спокойствия останутся группировка ДАИШ* (террористическая организация, запрещённая в РФ) и её клоны.

Пакистану важно иметь возможность возмущать спокойствие в самой стране, США - по периметру афганских границ. Но эта опасная игра оказалась заразительной. По информации от инсайдеров в Кабуле, афганские силовики по заданию руководства прорабатывают схему создания «своего» карманного ИГИЛ*, боеспособного и готового нанести серьёзный ущерб талибам*.

Логика такова: по условиям соглашения правительственные силы ограничены в своих действиях, зато ИГИЛ* никаким соглашениям не подчиняется и может сделать полевых командиров «Талибана»* сговорчивее. Ведь талибы* боятся ИГИЛовцев*, которые бьются против них до последнего. Эта схема, по словам моего источника, родилась в головах советников Ашрафа Гани как реакция на усиление позиций «Талибана»* благодаря их соглашению с США.

Что же всё это означает? Это означает, что «игра» в Афганистане выходит на новый уровень сложности и дробности фронтов и от этого она становится ещё опаснее. Это значит, что мира эта стадия «игры» в длительной перспективе Афганистану не принесёт, поскольку не разрешает коренных противоречий, имеющихся между различными группами, борющимися там за свои интересы. Это, в частности, значит, что может расшириться география распространения группировок ДАИШ* и их активность, а это должно волновать соседей и на севере и на западе.

Кстати, о соседях. На днях представитель минобороны Афганистана сделал заявление, из которого можно заключить, что Афганистан возражает против того, чтобы вооружение и техника выводимых иностранных частей передавалась соседям. Оказывается, США уже пообещали свою военную технику Узбекистану, а британцы - Туркмении. Впрочем, Ашхабад от подарка отказался, и тогда речь пошла о Таджикистане… Вспомним: основная цель США - влиять на страны вокруг Афганистана.

P.S. И прямо в развитие страшной афганской интриги в Кабуле состоялось сразу две (!) инаугурации двух (!) президентов - Ашрафа Гани и Абдуллы Абдуллы. Игроков ждёт острый эндшпиль.

---

*  Террористическая организация, запрещённая в РФ.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама