В других СМИ
Загрузка...
Турки оправдывают своё вооружённое вмешательство в ливийскую гражданскую войну тем, что международное сообщество признало Правительство национального единства.

Останавливать турок в Ливии нужно было ещё вчера

Помогая Сараджу, Турция поддерживает приватизированное уголовниками и исламистами псевдогосударство
15 июня 2020, 06:15
Реклама
Останавливать турок в Ливии нужно было ещё вчера
© tsk.tr
Турки оправдывают своё вооружённое вмешательство в ливийскую гражданскую войну тем, что международное сообщество признало Правительство национального единства.

Давно известно: нигде так не врут, как на охоте с рыбалкой, да ещё на войне. Ливийский конфликт по своим масштабам, охвату территорий, количеству участников и прочим параметрам никак не отнесёшь к крупным. Зато по числу и изощрённости фейков, откровенной лжи, выдумок и мифов может поспорить с войнами куда серьёзнее

Миф первый. О легитимности правительства Фаиза Сараджа

Сегодня турки оправдывают своё вооружённое вмешательство в ливийскую гражданскую войну тем, что международное сообщество признало Правительство национального единства (ПНЕ, его ещё называют Правительством национального согласия) Фаиза Сараджа, и поэтому оно является единственным легитимным органом власти в разорённой ныне Ливии. А вот главком Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифа Хафтар, по мнению Анкары, это всего лишь наглый путчист, рвущийся к власти деспот и военный преступник.  Так ли это на самом деле?

Действительно, в соответствии со Схиратскими соглашениями, подписанными в Марокко в декабре 2015 года, на свет появились  не очень жизнеспособные Президентский  совет (ПС, некий орган, который должен был стать чем-то вроде коллективного главы государства) и ПНЕ Сараджа. Их сразу же признали ООН и ЕС. Однако турки забывают об одном важном обстоятельстве, которое фактически сводит на нет их слова о легитимности ПНЕ.  

В тех же Схиратских соглашениях чёрным по белому записано, что ПНЕ обретёт легитимность лишь в случае, если его утвердит Палата представителей, то есть ливийский парламент, единственный на тот момент законный орган власти в Ливии. Он был избран в 2014 году на всенародных выборах в полном соответствии с действовавшими на тот момент ливийскими законами. А этого как раз и не произошло. Народные избранники, словно почувствовали в соглашениях некий подвох, мину замедленного действия и утверждать ПНЕ отказались. И были, как потом оказалось, правы.  

Вот и получается, что легитимность ПНЕ на деле какая-то обрезанная, кастрированная, неполноценная. Короче, никакая. К тому же через два года, то есть в начале 2018 года закончились и предусмотренные Схиратскими соглашениями полномочия ПНЕ. Зато на востоке Ливии, куда и был изгнан исламистскими экстремистами парламент, родилось Временное правительство Абдаллы ат-Тани. Вполне, между прочим, законное и тоже признанное тем же международным сообществом. Правда, этот факт стараются не афишировать.

Таким образом, у восточного центра власти, к которому принадлежит и ЛНА Хафтара, куда больше оснований считать себя единственной легитимной властью, чем у ПНЕ.

Очевидно, турки «забыли», что только народ, а не пресловутое международное сообщество, и есть источник власти. Кстати, некоторые страны, например Греция, которые некогда голосовали за признание ПНЕ, сегодня готовы отозвать своё решение. А вот лишить легитимности Временное правительство, Палату представителей никакое международное сообщество не может. 

Миф второй. О Схиратских соглашениях как панацее

Этот миф, как и первый, можно вполне отнести к разряду фундаментальных, к таким, которые коренным образом повлияли на течение  и характер ливийского кризиса. С момента подписания Схиратских соглашений пресловутое мировое сообщество, как мантры, изо дня в день повторяло слова об их безальтернативности, о том, что только на основе соглашений можно прийти к миру в Ливии. Более того, эту формулу заставляли повторять и ливийцев.

Что ж, очень может быть, что авторы Схиратских соглашений из числа западных дипломатов были исполнены самых искренних желаний помочь ливийцам обрести мир, установить закон и порядок после нескольких лет анархии, наступившей после свержения в 2011 году Муаммара Каддафи. Очень может быть, многие из них свято верили, а кто-то и сегодня  продолжает верить, что плод их труда станет путеводной звездой, которая поможет подвести граждан разорённой страны к необходимым компромиссам.

Беда, однако, была в том, что при подготовке и реализации соглашений были допущены серьёзные просчёты и ошибки, которые в конечном счёте неоднократно приводили к их пробуксовыванию и срывам.  

Непонятно зачем нужно было городить огород и выдумывать новое правительство, если в стране уже имелись правительство национального спасения, а также Временное правительство во главе с ат-Тани, утверждённое законно избранной Палатой представителей, правда, всё равно изгнанное исламистами из Триполи. Чтобы завязать новые узлы противоречий, подогреть и без того накалённую обстановку?

Другая ошибка состояла в том, что мировое сообщество делало ставку на заведомо слабое правительство Сараджа. Новый кабинет министров вместе с президентским советом прибыли в Ливию из Туниса на борту итальянского военного корабля в начале 2016 года. Большая часть влиятельных политиков и практически все «авторитетные» командиры местных милиций команду Сараджа не признавали и вообще, как говорится, в упор не видели. Триполийская «братва» (имеются в виду запрещённые в России «Братья-мусульмане» и обычные уголовники) несколько раз чуть ли не пинками  выставляла на улицу министров, пытавшихся «прописаться» в роскошных гостиницах согласно своему правительственному статусу.   

Дело дошло до того, что один из членов Президентского совета, представлявший Феццан (южный регион Ливии) и не растерявший совесть за год бесполезного сидения в ПС, подал в отставку. Он честно признался как в собственном ничегонеделании, так и в никчемности правительства, ровным счётом ничего не сделавшем для обеспечения безопасности людей, подъёма экономики.

Только в середине 2017 года местный криминалитет и джихадисты сделали Сараджу предложение, от которого тот не мог отказаться. В обмен на покровительство и защиту ПНЕ принимало на госслужбу многочисленные милиции; ПНЕ должно было закрыть глаза на то, что криминальные и исламистские структуры прибирали к рукам добычу нефти, начинали распоряжаться финансовыми потоками, крупными предприятиями, банками. Криминалитет получал от государства иммунитет от уголовного преследования за тягчайшие преступления, от похищения и торговли людьми до контрабанды наркотиков и оружия. Некоторые группировки даже начали исполнять функции правоохранителей и спецслужб.

Иными словами, государство оказалось приватизировано уголовниками и исламистами, оно всё теснее срасталось с криминалом, само превращаясь в банду. По словам известного ливийского политолога Мустафы Фитури, работающего в США,  мировое сообщество допустило грубую ошибку, когда сделало ставку на слабое, не обладающее влиянием и авторитетом правительство Сараджа. 

Со временем оно превратилось из надежды мирового сообщества в его головную боль. Особенно после того, как на помощь Сараджу пришла Турция. Кстати, Хафтар неоднократно заявлял, что он не имеет ничего против личности Сараджа. Его целью является всего лишь освобождение страны из-под ига уголовников и исламистов.

Ещё одна ошибка связана с тем, что ряд западных держав долгое время игнорировал Хафтара, не допускал его к участию в начавшемся политическом процессе. Хотя главком ЛНА к тому времени уже был довольно влиятельным политиком, сумевшим освободить значительную часть ливийской территории от уголовников и исламистов. Основная причина заключалась в том, что на Западе Хафтар производил впечатление человека решительного, самодостаточного, который будет на первое место ставить интересы своей страны, а не иностранных монополий, иначе говоря, может стать чем-то вроде клона Каддафи.

Мягкий, нерешительный, чуть ли не со всеми согласный Сарадж, всегда выглядел намного предпочтительнее для «мирового сообщества». Москва, между прочим, много раз указывала Западу, что игнорировать Хафтара нельзя, так как это может вызвать крайне негативную реакцию. Так и случилось. У Хафтара возникла неприязнь, выработалось нечто вроде рефлекса на многие западные страны, как на «напёрсточников», которые водят его за нос, подсуживая Сараджу.  

Миф третий. О том, как союзники «хотят сдать» Хафтара

Миф этот совсем свежий и больше используется как один из инструментов в пропагандистской войне, которую ведёт Турция против Халифы Хафтара и его союзников. Распространяя подобные слухи, Анкара, во-первых, стремится деморализовать бойцов ЛНА, во-вторых, дезориентировать его союзников, посеять рознь и смуту внутри  прохафтаровской коалиции. Насколько реален такой сценарий?

Как представляется, отстранение Хафтара от руководства созданной им же ЛНА или замена его кем-то другим выглядит не совсем логично. Хафтар - харизматичная личность  и является цементирующей основой ЛНА. Он пользуется авторитетом и влиянием как среди своих подчинённых военных, так и среди многих ливийских племён.

По опросам общественного мнения, которые провели сотрудники Фонда защиты национальных ценностей Максим Шугалей и Самир Суэйфан, ПНЕ Сараджа пользуется поддержкой не более 3-4% ливийцев, в то время как Халифу Хафтара поддерживают не менее 30-32%.

Обнародование этих сведений и стало причиной ареста и заключения наших специалистов в тюрьму по приказу полевого командира салафитской группировки Абдель Рауфа аль-Кара, выполняющей функции спецслужбы в правительстве Сараджа.

Уход Хафтара в условиях, когда его отряды терпят на западе страны одно поражение за другим, а турки не только не собираются останавливать боевые действия, довольствуясь снятием блокады с Триполи, но твёрдо намерены разгромить ЛНА и судить Хафтара как военного преступника, резко повысит риск раскола, а то и фрагментации его армии. Тем более что определённая часть его сторонников наверняка задумывается над тем, как дистанцироваться от маршала, заняв нейтральную позицию, а то и вовсе перебежать на сторону его противника.

Именно сегодня Хафтар нужен своим союзникам, как, может быть, никогда до этого. Его уход может спровоцировать начало цепной реакции, которая приведёт к дезинтеграции ЛНА и всей структуры восточного центра власти. Без этого Ливия рискует вообще превратиться в колонию Турции, стать составной частью возрождаемой Эрдоганом Оттоманской империи. Кроме того, Хафтар является важным звеном в стратегических и геополитических построениях Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ, Франции. Не случайно президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси на днях заявил, что безопасность Ливии является продолжением безопасности египетской, имея в виду совместные усилия и координацию действий против ливийских и египетских исламистов.

Вряд ли стоит ожидать, что Хафтара в ближайшее время постараются отправить в отставку, считает ведущий научный сотрудник ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН Виктор Надеин-Раевский. Он по-прежнему популярен и в Ливии, и среди своих союзников за рубежом, даже несмотря на серию поражений на западе страны и непродуманные заявления о том, что берёт в свои руки всю полноту власти.

К большому сожалению для сторонников Хафтара, время играет не в их пользу. Возрастной фактор приобретает критическое значение. Главкому ЛНА 77 лет. Рано или поздно ему придётся уходить. Найти ему замену будет крайне трудно. Останавливать турок нужно сейчас, пока они не успели развить наступление на восток. Не случайно во время своего недавнего визита в Каир главком ЛНА обратился к главе Египта с просьбой задействовать Договор о коллективной безопасности, подписанный странами-членами Лиги арабских Государств. Вопрос для арабских союзников Хафтара крайне сложный, тем более что ОАЭ и Саудовская Аравия выходят из йеменской войны далеко не победителями, их казна во многом опустошена из-за падения мировых цен на нефть и коронавируса. Но самое главное - никто не хочет большой войны с Турцией в то время как Эрдоган, распробовав вкус лёгких побед в Ливии, почувствовав поддержку со стороны НАТО и ряда ведущих западных держав, теряет осторожность, всё больше наглеет и прёт на рожон, вынуждая  не только союзников Хафтара, но и своих региональных соседей пойти на решительные контрмеры.

Скоро мифы сказываются

Кроме перечисленных выше мифов, в Ливии с избытком хватает и других «сказок». Среди них и сложносочинённые, накрученные фейки, в которых нет и слова правды; есть и такие, где несколько крупиц истины грубо перемешаны с массированной ложью. Не всегда вся эта ненаучная фантастика касается кого-то из основных действующих лиц ливийской трагедии. В последнее время потоки дезинформации обрушились на Россию, начиная с сообщений о печатании в России якобы фальшивых денег и заканчивая поставками российских самолётов и деятельностью ЧВК Вагнера.

Не всегда стоит верить, казалось бы, искренним, чистосердечным заявлениям тех или иных западных или восточных держав. Весной прошлого года Вашингтон фактически дал «зелёный свет» наступлению Хафтара на Триполи. В конце нынешнего мая американские представители объявили о вводе в Тунис своего военного контингента и заодно осудили агрессивного Хафтара. Сегодня Белый дом приветствует мирную каирскую инициативу президента АРЕ ас-Сиси и главкома ЛНА. Спрашивается, когда же Трамп был по-настоящему искренен.

Вопрос этот вовсе не риторический. По мнению ведущего научного сотрудника ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН Александра Фролова, США объективно не заинтересованы в возвращении Ливии на мировой нефтяной рынок в качестве крупного конкурента. Поэтому они, скорее всего, говорит учёный, будут, если не напрямую препятствовать, то и не очень способствовать преодолению ливийской смуты, помогая то одной, то другой стороне конфликта.  

И последнее. Несмотря на непростые сегодня отношения между Москвой и Триполи, точнее, правительством Сараджа, нашедшего защиту у турок, глава ПНЕ спешит именно в Москву договариваться об условиях перемирия с Хафтаром. Это значит, что реализуемый Кремлём принцип равноудалённости от основных конкурентов себя вполне оправдывает. Ключи к решению ливийского конфликта по-прежнему у России и Турции.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама