В других СМИ
Загрузка...
Армия США не готова перейти на новый формат ведения боевых действий с реальным использованием технологий ИИ.

Американские инициативы в области Искусственного интеллекта

В ближайшие 5 лет армия США не готова перейти на новый формат ведения боевых действий с реальным использованием технологий ИИ и будет воевать по старинке
Реклама
Американские инициативы в области Искусственного интеллекта
© flickr.com
Армия США не готова перейти на новый формат ведения боевых действий с реальным использованием технологий ИИ.

Лебедь, рак и щука по-американски

11 февраля 2019 года Дональд Трамп подписал указ American AI initiative («Американская инициатива в области искусственного интеллекта»). В этом же году исследовательская корпорация RAND опубликовала отчёт The Department of Defense. Posture for Artificial Intelligence. Assessment and Recommendations («Министерство обороны США. Состояние доктрины ИИ. Оценка и рекомендации»), заказанный Объединённым центром искусственного интеллекта (Joint center for artificial intelligence, JAIC) в соответствии с положениями законопроекта по оборонной политике 2019 года.

В отчёте изложены 11 рекомендаций, стратегических и тактических, которые должны выполнить командования видов войск министерства обороны США. Данные рекомендации появились после того, как RAND изучила все противоречия, которые лежат на пути внедрения технологии искусственного интеллекта (ИИ) в структуру управления войсками.

Какие же нестыковки в реализации стратегии ИИ обнаружили аналитики RAND?

Известная басня Андрея Ивановича Крылова наилучшим образом описывает ситуацию, сложившуюся вокруг реализации программ ИИ для Пентагона. Многочисленные стратегии и программы ИИ - это Лебедь, внедрение программ ИИ в структуры Пентагона - это Щука, а финансирование программ со стороны Конгресса - это Рак.

Лебединые песни

В 2018 году DARPA объявила о многолетних инвестициях в размере $2 млрд в новых программах под названием «AI Next» («ИИ будущего»), которые будут продвигать технологию ИИ по четырём направлениям - надёжный ИИ, состязательный ИИ, высокопроизводительный ИИ и ИИ следующего поколения. В том же году Пентагон опубликовал свою стратегию Artificial intelligence. Strategy. Using AI to promote our security and prosperity («Искусственный интеллект. Стратегия. Использование ИИ для продвижения нашей безопасности и процветания») и создал для её реализации JAIC.

В январе 2019 года Разведывательное сообщество США опубликовало инициативную стратегию Augmenting Intelligence using Machines («Увеличение интеллекта с помощью машин»), в которой определило четыре цели для военно-научного сообщества на ближайшую, кратчайшую, среднесрочную и долгосрочную перспективы.

Казалось бы, все эти стратегии должны работать как единое целое, но скрытые противоречия обнаружились в деталях. Если быть точнее - основное противоречие кроется в определении «искусственный интеллект». Ведомства США воспринимают ИИ по-разному.

Специалисты DARPA считают ИИ «запрограммированной способностью обработки информации, демонстрирующую уровни прогресса по четырём направлениям - восприятию, обучению, абстракции и рассуждениям».

Закон об обороне США определяет ИИ как «любую искусственную систему, способную выполнять задачи, способную думать и действовать как человек». Фактически это «программный агент или встроенный робот, который достигает целей, используя восприятие, планирование, рассуждение, обучение, общение, в принятии решений и последующих действий».

Стратегия Пентагона определяет ИИ так: «Он относится к способности машин выполнять задачи, которые обычно требуют человеческого интеллекта - например, распознавание закономерностей, обучение на опыте, умение делать выводы и прогнозы или предпринимать действия».

Аналитики RAND акцентируют внимание на том, что многие ведомства, работающие на оборону США, запутались в определениях ИИ из-за того, что смешивают термины «программное обеспечение» и «машинное обучение». Национальный фонд науки такое противоречие объясняет так: «ИИ - это не конкретная технология или технический метод. Это поле исследования, направленное на достижение машинного интеллекта. Машины с ИИ, которые могут рассуждать как люди, остаются пока неуловимой долгосрочной целью».

Таким образом, RAND ставит границу применения ИИ в достижении превосходства армии США - боевых терминаторов, как в одноимённом фильме, Пентагону не стоит ожидать даже в долгосрочной перспективе. Максимум, что он получит - это автоматизацию процессов управления войсками под контролем человека.

Однако в Пентагоне считают иначе - военачальники делают ставку на боевых роботов, которые должны выиграть все войны будущего. Поэтому они пытаются встроить ИИ в любую военную технику или боеприпас.

Ошибочность этого подхода была проиллюстрирована не раз в ходе боевых операций на Ближнем Востоке - «умные дроны» уничтожали гражданские цели вместо военных, а «умные ракеты» не смогли перехитрить комплексы ПВО, которыми управляли люди.

Упёртость военных объясняется лишь одним - всё это «умное оружие» стоит намного дороже обычного.

По-щучьему велению

Несмотря на тягу к дорогостоящим вооружениям, в среде командования Пентагона принимаются вполне рациональные решения. Хотя поспешность в их реализации доводит до парадоксальных ситуаций.

Проведя анализ боевых операций XXI века, которые армия США вела в разных частях планеты, командование Пентагона пришло к выводу, что информация является важным фактором в достижении поставленных задач. К этому его подтолкнул провал стратегии сетецентрических войн в Сирии, где боевая эффективность вооружённых группировок террористов, основанная на информационно-коммутационной сети, распределённых базах снабжения и помощи военных советников из стран НАТО, столкнулась с воздушно-космической разведкой и группировкой ВКС России.

В результате информация в новой стратегии многодоменного конфликта была выделена в отдельный сегмент - киберпространство. В других доменах - сухопутном, воздушном, морском и космическом присутствует военная техника и вооружение, а в киберпространстве - нет. При этом существующие роботизированные комплексы в счёт пока не идут, т.к. не имеют единого центра управления, планирования и исполнения поставленных боевых задач.

Многочисленные видеоролики с использованием «умных дронов» уничтожающие сотнями военную технику противника - это всего лишь фантастические мультики. В реальности всё иначе. Поэтому, когда технология ИИ стала американской национальной стратегией, военачальники увидели в этом шанс перевести фантастику в реальный мир.

Первой ласточкой стал проект Maven, который благодаря программно-аппаратному комплексу Counter-ISIL-Maven позволил более оперативно расшифровывать информацию, собранную беспилотниками-разведчиками MQ-1C Gray Eagle и MQ-9 Reaper. Успехи проекта, естественно, попытались распространить во всех видах войск США, где есть роботизированные комплексы.

В рамках стратегии Пентагона связанной с внедрением технологии ИИ данным вопросом занялась JAIC. Однако это специализированное подразделение столкнулось с бюрократическими и техническими проблемами. Во всех видах вооружённых сил США были созданы структуры отвечающие за внедрение ИИ, но руководителям этих структур, генералам и адмиралам, не было предписано, как взаимодействовать с JAIC. Поэтому они начали исполнять распоряжение Пентагона по-своему: ища прототипы, взаимодействуя с коммерческими структурами, - стали разрабатывать собственные программы, такие как AI CFT (ВВС) и AI Task (Корпус морской пехоты).

Получился бюрократический парадокс - JAIC отвечает за «машину с ИИ», машина уже куда-то поехала, но JAIC этой машиной управлять не может. При этом те, кто фактически управляет машиной, про ИИ знают только эмпирически из-за того, что в армии США нет специалистов по ИИ. Естественно, эти армейские управленцы уже активно осваивают финансирование из бюджета Пентагона, а JAIC всячески игнорируют, ссылаясь на секретность проводимых испытаний.

Была бы у JAIC в штате емелина щука… Но вы понимаете, что такое бывает только в сказках.

Когда рак на горе свистнет

В то же время на JAIC возлагалась задача связующего звена между промышленностью, исследовательскими центрами и конечными пользователями, чтобы сократить время внедрения технологии ИИ. Фактически JAIC должна распоряжаться бюджетом всех программ внедрения ИИ. Однако инвестиционная программа, представленная JAIC комитету Конгресса, не имеет конечных показателей, т.е. не отвечает на вопрос - как и за счёт чего ИИ повысит боеготовность и боеспособность армии США? Такие показатели не появились из-за того, что JAIC не удалось наладить диалог с научными и индустриальными компаниями.

В связи с этим и другими обстоятельствами генерал-лейтенанта Джека Шанахана на посту управляющего JAIC сменил Нанд Мульчандани, который ранее работал в технологическом IT-секторе и академической сфере. Мульчандани считается тем самым специалистом, который не только решит проблемы с финансированием JAIC, но и наладит контрактную деятельность с научными и коммерческими структурами, работающими над технологиями ИИ.

На первой пресс-конференции в июне 2020 года Мульчандани заявил, что у JAIC уже «есть коммерческие контракты и работа идёт со всеми крупными технологическими IT-компаниями, включая Google и многие другие». В то же время стало известно о том, что JAIC заключила многолетний контракт с консалтинговой фирмой Booz Allen Hamilton на разработку совместного проекта, связанного с ИИ и боевыми действиями, на сумму $800 млн, что по мнению американских СМИ в несколько раз превышает годовой бюджет JAIC.

В июле 2020 года Мульчандани сообщил СМИ о том, что JAIC проводит тестирование ИИ-программ совместно с Лабораторией боевых действий морской пехоты (MCWL) и ВВС (система управления всеми доменами - JADC2). Тесты в основном касаются определения возможности автоматизации всех боевых протоколов, с которыми через компьютеры работают операторы, отвечающие за вызов огневой поддержки со стороны ВВС и артиллерии.

Естественно, подобные тесты проводятся на новых связных технологиях, в том числе таких как 5G. При этом Комитет Палаты представителей по вооружённым силам требует от Пентагона «гарантий безопасности, и чтобы Министерство обороны выявило все риски и уязвимости в своей телекоммуникационной инфраструктуре». В связи с этим 18 июня Палата представителей внесла на рассмотрение новый законопроект, который требует от Киберкомандования США (USCYBERCOM) и Агентства оборонных информационных систем (Defense Information Systems Agency) контролировать коммуникационные сети Пентагона, работающие в формате 5G, и обеспечивать «доступность, конфиденциальность и целостность коммуникационных систем Министерства обороны».

Таким образом, можно констатировать тот факт, что финансирование внедрения технологии ИИ находится только на начальном этапе, ведь большинство систем управления видов вооружённых сил ещё не прошли стадию автоматизации программ боевого управления и передачи данных.

«На самом деле здесь нет ничего волшебного, кроме применения искусственного интеллекта к уже существующим процессам или системам», - так об этом говорит Нанд Мульчандани. Под такую формулировку Комитет Палаты представителей и Комитет Конгресса готовы выделять средства, а на фантастические проекты типа терминаторов - денег нет.

В итоге

Подводя промежуточный итог внедрения ИИ в структуры Пентагона, можно сказать о следующем. В краткосрочной перспективе - 3-5 лет - армия США не готова перейти на новый формат ведения боевых действий с реальным использованием технологий AI (англ. Artificial intelligence. - Ред.). Полтора года, прошедшие со дня опубликования указа American AI initiative, только приблизили Пентагон к переформатированию верхних (командных) иерархических систем управления войсками на различных ТВД под современные информационные технологии боевого управления. При этом Пентагон не может определиться с размером финансирования ИИ-программ и не имеет подготовленных военных кадров, понимающих эти программы.

Автоматизация существующих процессов лишь часть работы, которая в итоге должна привести к сращиванию командных систем управления с системами боевого применения тактического звена в единое целое. При этом генералы и адмиралы должны определиться в том, какой принцип искусственного интеллекта окажется для них доминирующим: совершенствование алгоритмов боевого слаживания, управления и принятия решений или самообучающиеся системы «умного оружия». Пока на этот вопрос никто в Пентагоне не может дать однозначный ответ.

Поэтому ближайшие 5 лет армия США будет воевать по-старинке. А инвесторы из стран НАТО и Ближнего Востока будут наслаждаться мультяшными сюжетами о превосходстве американского искусственного интеллекта на поле боя.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама