В других СМИ
Загрузка...
Искусственный интеллект на службе Пентагона
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
Пентагон работает над внедрением технологии искусственного интеллекта для «умных» войн.

Искусственный интеллект на службе Пентагона

США планируют одержать победу над Китаем и Россией в «умных» войнах
Реклама
Искусственный интеллект на службе Пентагона
© Владимир Коробицын/zvezdaweekly.ru
Пентагон работает над внедрением технологии искусственного интеллекта для «умных» войн.

В 2016 году американские компании инвестировали в технологию искусственного интеллекта (ИИ) более 20 млрд долларов, а на следующий год - около 30 миллиардов. В настоящее время объёмы инвестиций уже перешли отметку в 100 миллиардов.

Оценивая популярность этих капиталовложений, Американский научный фонд (National Science Foundation, NSF) указывал, что технология ИИ обладает уникальными характеристиками, которые позволяют ей интегрироваться во все другие наукоёмкие технологии. При этом специалисты NSF отмечали, что технология ИИ имеет двойное назначение - для применения и в гражданских, и военных программах. Такая универсальность объяснялась тем, что по сути ИИ - это программно-аппаратный комплекс, который даёт новые свойства уже известным разработкам, позволяя им функционировать автономно, выполняя задачи быстрее и эффективнее человека.

Проект Maven

В апреле 2017 года под патронажем Разведывательного управления Министерства обороны США (Defense Intelligence Agency, DIA) была создана команда по разработке стратегии и тактики алгоритмических войн, а также их программно-аппаратному обеспечению в области ИИ, названная проект Maven.

Директор проекта генерал-лейтенант ВВС Джек Шэнахан заявил: «Maven предназначен для того, чтобы стать пилотным проектом. Он призван продемонстрировать неисчерпаемый потенциал ИИ в парадигме алгоритмических войн, а конкретно кибернетических, финансово-экономических, поведенческих конфликтов и противоборств, а также в области управления и прогнозирования конфликтов в пяти сферах: на земле, в воздухе, в космосе, под водой и в киберсреде».

Главная цель проекта Maven состоит в максимально быстром внедрении технологии ИИ в оборонительные и наступательные системы в сфере военного, финансово-экономического и поведенческого противоборства. Команда проекта при содействии Экспериментального отдела по оборонным инновациям (Defense Innovation Unit Experimental) смогла привлечь к сотрудничеству специалистов по ИИ также из коммерческих структур США. Поэтому в основе Maven лежат методы управления проектами в коммерческой сфере.

Первым успешным экспериментом проекта Maven стал анализ видеоданных, поступающих от беспилотников-разведчиков (БПЛА) типа MQ-1C Gray Eagle и MQ-9 Reaper. Как известно, один беспилотный разведчик ежедневно поставляет терабайты разведданных, и до внедрения ИИ обработкой информации занималась группа аналитиков, которые за 24 часа успевали проанализировать лишь часть данных. Теперь такая работа в полном объёме выполняется быстрее в несколько раз благодаря алгоритмам, разработанным специалистами проекта. Первые алгоритмы Maven уже поступили в распоряжение аналитиков разведки для поддержки реальных миссий беспилотников на Ближнем Востоке и Афганистане.

Система Cointer-ISIL-Maven начала эксплуатироваться с июля 2017 года и показала высокую эффективность в борьбе с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещённая в РФ). Эта система включает в себя сложный программно-аппаратный комплекс, состоящих как из периферийных систем, так и центрального программного комплекса ИИ, собранного из модулей-блоков на основе обучаемых нейронных сетей. В качестве периферийных систем использовались автоматизированные БПЛА, оснащённые электронно-оптическими системами разведки и сбора информации.

Командование по подготовке кадров и разработке военных доктрин Сухопутных войск США (U.S. Army Training and Doctrine Command) опубликовало в 2017 году программный документ - «Стратегия Армейских робототехнических и автономных систем» (The U.S. Army Robotic and Autonomous Systems Strategy, RAS), в котором было изложено, как Армия США будет интегрировать новые технологии в будущем, чтобы обеспечить «превосходство над всё более способными врагами»: «Возможности RAS позволят в будущем армейским силам проводить операции в соответствии с концепцией многодоменного боя, проецируя мощь за пределы суши в морские, космические и киберпространственные области». RAS ставит реалистичные цели на ближайшую перспективу (2017-2020 годы), на среднесрочную перспективу (2021-2030 годы) и на долгосрочную перспективу (2031-2040 годы).

Командование сухопутных войск (Department of the Army) и Корпус морской пехоты испытали в 2017 году прототип автономных роботизированных транспортных средств, более известный как система автономной мобильности Applique, которая превращает тактические колёсные транспортные средства в полуавтономные, самоуправляемые роботы для использования в конвойных операциях.

«Автономная мобильная прикладная система (AMAS) прошла более 55.000 испытательных миль во время расширенного эксперимента армии США Warfighter Experiment (EWE) в Форт-Леонард-Вуде, штат Миссури, и Форт-Блисс, штат Техас», - говорилось в релизе компании Lockheed Martin.

Ранее я писал о том, что в Глобальной системе оперативного управления армии США, объединённой с системой интегрированного представления изображений и разведки (Global Command and Control System - Joint Integrated Imagery and Intelligence), а также с новым комплексом воздушной разведки - Advanced Battle Management and Surveillance (ABMS, перспективная система боевого управления и наблюдения), под «ответственность» ИИ переведут большинство процессов сбора информации (разведки), анализа, боевого управления и применения высокоточного и ядерного оружия.

Центр JAIC

В 2018 году Министерство обороны США опубликовало документ «Искусственный интеллект. Стратегия. Использование ИИ для продвижения нашей безопасности и процветания» (Artificial intelligence. Strategy. Using AI to promote our security and prosperity), в котором изложило взгляды Пентагона на использование потенциала технологии ИИ для обеспечения «поддержки и защиты американских военнослужащих, защиты её граждан, защиты своих союзников и партнёров, а также для улучшения доступности и скорости военных операций».

Ключевым определением в разработке этой стратегии стала фраза: «Мы должны предвидеть последствия применения новых технологий на поле боя, строго определять военные проблемы, которые ожидаются в будущих конфликтах, способствовать культуре экспериментов и расчётливого принятия риска». Она и легла в основу стратегического подхода, направляющего усилия Пентагона на ускорение внедрения технологии ИИ во все подвластные структурные подразделения.

Стратегический подход будет реализовывать специально созданное для этого подразделение - Объединённый центр искусственного интеллекта (Joint center for artificial intelligence, JAIC). Организационно Центр должен координировать внедрение соответствующих технологий во всех сферах военной деятельности. Таким образом, Центр станет связующим звеном между конечными пользователями и исследовательскими проектами, позволяя внедрять новые разработки сразу в военные программы. Вторая основная цель создания единого центра - снижение организационных преград для использования одних и тех же наработок в разных видах войск. JAIC создавалась как исполнительная структура, цель которой разработка, оценка, и, в случае успешных испытаний на поле боя, широкомасштабное внедрение прототипов в вооружённые силы США. Возглавил JAIC бывший руководитель Project Maven - Джек Шэнахан.

Ставка на технологию ИИ была сделана после того, как военные аналитики убедили командование Пентагона в том, что без этой технологии Армия США не сможет одержать победу над Россией и Китаем, которые «уже осознали невероятный экономический и военный потенциал искусственного интеллекта и щедро финансируют это направление с целью занять в нём лидирующие позиции».

Национальная стратегия

11 февраля 2019 года Дональд Трамп подписал указ American AI initiative (Американская инициатива в области искусственного интеллекта), где обозначил приоритет США в области исследования и внедрения искусственного интеллекта и определил пять ключевых направлений (инициатив):

1. Инвестиции в исследования искусственного интеллекта и разработки - инвестиции укрепят американскую программу исследований и разработок промышленности, академических кругов и правительства, а также определят приоритетность федеральных расходов на ИИ.

2. Высвобождение ресурсов искусственного интеллекта - эта инициатива предписывает федеральным агентствам сделать более доступными данные, модели и вычислительные ресурсы для американских экспертов в области исследований и разработок ИИ.

3. Установление стандартов управления ИИ - эта инициатива обязывает Национальный институт стандартов и технологий (NIST) возглавить разработку соответствующих технических стандартов для надёжных, безопасных, портативных и интероперабельных систем ИИ.

4. Создание рабочей силы ИИ - инициатива направлена на приоритетное внимание к программам стипендий и обучения, чтобы помочь американским работникам получить соответствующие навыки через стажировки, программы повышения квалификации и образование в области компьютерных наук и других растущих областей науки, техники, инженерии и математики (STEM).

5. Международное взаимодействие и защита нашего преимущества в области искусственного интеллекта - обязывает федеральные агентства разработать план действий по защите преимуществ США в области ИИ и технологий, имеющих решающее значение для национальной и экономической безопасности США.

Таким образом, ИИ в среднесрочной перспективе (до 2030 года) становится главной национальной стратегией США, которая должна обеспечить ей мировое лидерство во всех сферах, в том числе и в военном доминировании. Американские аналитики и стратеги считают, что ИИ поможет США одержать победу над Китаем в экономике, а над Россией - в области военных технологий.

Однако успех проектов в области ИИ, несмотря на положительные отзывы, выявил и проблему, которую сформулировал представитель Пентагона: «Сама по себе техника мало что значит, если у нас нет людей, способных её применять, если мы не знаем, как её применять, и если мы не учим тому, каким должно быть её толковое применение».

Кроме этого, у Пентагона появились серьёзные противоречия с ведущими IT-компаниями из Кремниевой долины, которые отказываются сотрудничать с военным ведомством по их программам ИИ. Как сообщила корреспондент Fox News Дженнифер Гриффин эти компании «не хотят, чтобы их алгоритмы использовались для создания каких-нибудь "роботов-убийц"».

В 2019 году исследовательская корпорация RAND опубликовала отчёт The Department of Defense. Posture for Artificial Intelligence. Assessment and Recommendations (Министерство обороны США. Состояние доктрины ИИ. Оценка и рекомендации). Отчёт был сделан по заказу JAIC, который обратился в Национальный исследовательский институт обороны (National Defense Research Institute, NDRI - структурное подразделение корпорации RAND), чтобы получить независимую оценку принятой стратегии.

Отчёт RAND, заказанный JAIC в соответствии с положениями законопроекта о оборонной политике 2019 года, описывает четыре основных стратегических шага, которые департамент может предпринять для решения проблем планирования ИИ. Эти шаги включают в себя новые структуры управления для приобретения и масштабирования ИИ, улучшение тестирования и оценки процессов ИИ, рассмотрение данных в качестве критического ресурса и открытость для новых методов найма для приобретения и удержания талантов ИИ.

Более подробно об этом - в следующей статье, где, помимо разбора отчёта RAND, постараемся ответить на вопрос, способна ли технология ИИ внести критические изменения в картину, скажем, современного общевойскового боя.

Реклама
ВЫСКАЗАТЬСЯ Комментарии
Реклама